пятница, 01 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Головокружение от безнаказанности или слабая профессиональная компетенция?

Мобильное приложение Ashyq, призванное обезопасить казахстанцам посещение общественных мест, популярности так и не приобрело. Из-за жалоб пользователей платформы AppStorе и в Playmarket его блокируют. Судя по всему, внедрение приложения – это не более, чем самодеятельность заказчика, Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности, так как никакой правовой основы под этим, как выясняется, нет.

А есть ли в Казахстане юристы?

Проживающий в США казахстанец Тимур Сейтмуратов, говоря об Ashyq, задался вопросом: «А что, из Казахстана уже последний юрист уехал и в стране наступила эра полного правового беспредела?».

Напомним: это приложение, начиная с 17 января, обеспечивает доступ в отдельные объекты МСБ, в число которых входят и аэропорты.

«В этой связи просим всех пассажиров заранее до приезда в аэропорт сказать приложение и проверить свой статус, - обращаются представители аэропортов к казахстанцам. - В здание терминала пассажиры с желтым и красным статусом допущены не будут. Вопросы по возврату средств в случае недопуска к рейсу следует направлять в авиакомпании».

По мнению Тимура Сейтмуратова, усиленно борясь с коррупцией, власти на ровном месте создали очередную коррупциогенную ситуацию.

«Государство обязано защищать своих граждан, это аксиома, - пишет он. - Можно понять и принять, когда не пускают в общественное место больного/инфицированного COVID-19 человека. Но, извините, на каком основании можно не пускать в здание терминала человека без мобильного приложения? Заострю внимание: без МОБИЛЬНОГО ПРИЛОЖЕНИЯ. Парламент принял закон по данному поводу и наделил данное приложение неким особым статусом? Вроде не было такого.

А если у человека элементарно нет смартфона? Закона, обязывающего иметь его, вроде бы тоже пока никто не принимал. Не так ли? То есть на ровном месте создали новый вид сегрегации, разделив людей на владельцев девайсов и на тех, у кого их нет. Интересно, а у многих простых казахстанцев есть смартфон? У сельских жителей, например? Кто-нибудь интересовался? В стране (не секрет) и без того немало поводов для социальной изжоги, к чему создавать ещё один?

И ещё вопрос: зачем человеку данное приложение, если у него на руках свежий ПЦР-тест или справка о прививке? На каком основании его лишают доступа в самолёт, подвергают угрозе штрафа от авиаперевозчика, срывают намеченную поездку? А если эта поездка является вопросом жизни или смерти, отвечать за подобную правовую самодеятельность кто будет?

Все-таки во всех делах желательно придерживаться здравого смысла, даже если на законы все уже наплевали, а юристы поголовно вышли на пенсию».

Новый "апартеид"

Столичный юрист Фарид Алиев утверждает, что государство может установить ограничение на свободу передвижения лишь в исключительных случаях. Например, введения режима ЧП. Навязывание приложения Ashyq, по его словам, противоречит законодательству, логике и здравому смыслу.

- Согласно ч. 1 ст. 21 Конституции, каждому, кто законно находится на территории РК, принадлежит право свободного передвижения по ее территории. Если рассмотреть данную норму сквозь призму нового приложения Ashyq, то становится очевидно, что эта норма перестает работать в полной мере.

Ограничение свободы передвижения, навязывание потребителям услуг одной частной компании без права выбора и, таким образом, создание более выгодных условий по сравнению с другими субъектами рынка, получение доступа к информации о здоровье, персональным данным (ИНН, номер телефона, личные контакты) – это и многое другое, далеко не полный перечень того, что за короткий срок уже успели нарушить наши власти.

Согласно постановление Главного государственного санитарного врача РК от 30 апреля 2021 года, "цветной" статус человека будет проверяться либо по QR-коду, либо по ИИН, если у человека нет смартфона. Своеобразный апартеид получается.

Представим ситуацию. Иностранец, прибывший в РК по бизнесу на неделю, собирается улетать. но у него нет ни того, ни другого. И что? Теперь он не сможет улететь домой?

Если уже известно из исходных данных, что человек имеет "желтый" или "красный" цвет, то есть был в контакте с больным COVID-19 или сам инфицирован, то почему он ходит по общественным местам, а не изолировался и не находится на лечении? Может, с этого стоит начинать? Зачем тратить бюджет на разработку мобильного приложения, если можно потратить эти же деньги на лечение, учет и изоляцию больных.

Согласно постановлению, человеку у которого "желтый" или "красный" статус, будет направлено смс-уведомление о необходимости соблюдения им двухнедельного домашнего карантина. Для чего? Ведь человек, который был в контакте с заболевшим или имеет положительный тест, сам в курсе этого, ведь он же сдавал ПЦР-тест, его данные есть в медицинском учреждении. Что даст смс-уведомление?

Естественно, придя в фитнес-центр или аэропорт и показав свой "цвет", они не получат доступа. Помните, в прошлом году, ПЦР-тест на внутренних рейсах отменили из-за того, что на рейс не являлись люди с положительным результатом? Абсурд? Да. Но ведь кто-то же это придумал и принял, а потом отменил.

По моему мнению, отрицательная селекция привела к тому, что критическую массу составили кадры не совсем компетентные. Принимаемые ими решения на местах, как минимум, неоднозначны и нелогичны.

Общественный деятель, кандидат медицинских наук Каиргали Конев считает, что внедрение приложения Ashyq стало возможным из-за юридической безграмотности и слабой профессиональной компетентности истинного заказчика - санитарной службы республики.

- На данный момент нет никаких предпосылок, чтобы действовать так жестко (согласно эпидемиологических данных, пика коронавирусной инфекции в стране не наблюдается), но санитарные власти идут на эти действия, - говорит он. – Почему? Потому что они считают, что им все дозволено. Никто ведь не понес ответственности за прежние огрехи ведомства, когда, например, постановлением главного санитарного врача республики ограничивались права круга лиц. Не разрешались, например, работать кинотеатрам, театрам, но в то же время барахолки, бары и рестораны работали фактически в полную силу. Вот и в этот раз они думают, что это – очередное попрание прав граждан - опять же сойдет им с руки.

Наследие концлагерей

Комментарий доктора юридических наук Эдуарда Мухамеджанова

- Я в общем-то солидарен с автором поста. Здесь ведь речь идет не только о доступе в терминал аэропорта. Этот вопрос также связан и с рядом других проблем. Например, когда руководители производственных объединений обязывают сотрудников вакцинироваться под угрозой недопуска к работе. И все это осуществляется не столько на правовом оснований, а сколько благодаря чисто административным ресурсам.

Согласен я с мнением автора поста и в том плане, что эта и другие цифровые услуги будут вести к сегрегации общества. У нас ведь подспудно в тех же ЦОНах так называемые «помогайки» начинают высылать на телефон различные коды. А что, если человек глубокого пенсионного возраста не может по разным причинам пользоваться этими новыми технологиями? Вот что тогда? Или как быть тем, кто по состоянию здоровья не может вакцинироваться? Они вообще будут вычеркнуты из социума?

Думаю, сейчас назрела проблема, когда необходимо подобные вещи все-таки выносить на широкое обсуждение, чтобы в дальнейшем поставить их перед Парламентом, а, может быть, даже и перед Конституционным советом, чтобы там все-таки дали четкие разъяснения – нарушаются ли в данном случае конституционные права граждан? Иначе все это можно расценивать как нарушение прав человека, а если провести параллели с уголовным законодательством, то подобные требования сродни объективному вменению, (привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины, только исходя из его социального положения.), когда человека считают преступником на оснований того, что он, допустим, является социально неблагополучным - бродяга, безработный и т.д.

Понятно, что общество сейчас живет в состоянии пандемии и, следовательно, могут быть приняты какие-то ограничения. И, тем не менее, вопрос введения подобных мобильных приложении нужно рассматривать с точки зрения нормативных актов. Самодеятельность недопустима даже в чрезвычайных условиях, так как подобные действия нарушают конституционный принцип равенства всех перед законом и принуждает граждан к определенным неудобствам. Поэтому здесь, на мой взгляд, вопрос стоит шире - не одни только аэропорты нарушают права человека, прибегая к ним. Это у нас в обществе подспудно существуют уже давно. Дело в том, что за цифровизацией перестают видеть человека. Свидетельство – те же примеры с ЦОНами, которые я привел. Сам я на днях тоже столкнулся с подобной ситуацией. Заглянул с приятелем в одно кафе. Там с нас тоже потребовали это приложение Ashyq и ИИН, чтобы проверить – провакцинировался ли я? Бе этого, мол, нельзя посещать общественные места. Так что нарушение прав потребителей идет не только в аэропортах. Предполагаю, что акимат Алматы приобрел эту программу, и теперь, чтобы окупить ее, разослал по всем точкам, чтобы тем самым активизировать процесс вакцинации.

Могу сказать даже больше. ИИНы, которые присвоили каждому из нас, вообще-то противоречат международным документам, принятым на уровне ООН. В них был высказан запрет на присвоение каких-либо номеров человеку. Такая практика была присуща нацистской Германии: в созданных ею концлагерях люди находились под номерами. Сейчас общество, получается, реализовало эту идею, присвоив каждому человеку индивидуальный идентификационный номер.

Такая практика противозаконна, но это, к сожалению, входит в нашу жизнь.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33