пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

По поводу «деамериканизации»

БРИКС 4-4 Часть 3. Россия и БРИКС Россия, то бишь Путин, взяла на себя роль знаменосца движения за лишение доллара статуса мировой валюты. По собственной инициативе она выступает, как mouthpiece группы пяти развивающихся стран -довольно-таки аморфной, не связанной четкой регламентацией, ассоциации, в которую, кроме неё, входят Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка (БРИКС). Что касается смысла, значения, перспектив ассоциации БРИКС, то она не представляет собой прочного, сложившегося, реального, институционально сформировавшегося союза, как и другая, скорее протокольно, чем фактически, интегрированная, и тоже стремящаяся к изменению глобального экономического порядка, ассоциация стран с развивающейся экономикой -ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). В обоих случаях много пафосных деклараций, протоколов о намерениях, ежегодных многообещающих встреч лидеров, но нет реальных, скооперированных масштабных свершений, подтверждающих экономическую оправданность создания этих объединений, в которых участвуют Россия и Китай. Обсуждаемые на форумах БРИКС идеи создания Банка развития для развивающихся экономик, своего рейтингового агентства и другие, повисли в воздухе. Несколько лет тому назад Чжоу Сяочуань предложил создать пул валютных резервов стран БРИКС с целью свободной конвертации валют в пределах ассоциации. Ясно, какая валюта была бы доминирующей в таком пуле и понятна подлинная цель этой инициативы главного китайского банкира. Впрочем, идея эта пока не реализована и, думается мне, энтузиазма у коллег Чжоу она не вызывает. Помимо стремления повысить свой статус в мире и изменить в свою пользу правила игры, какие еще факторы стимулируют интеграцию не связанных географичеки стран со столь разными экономиками, с разным ресурсным потенциалом, с разными политическими системами, разных в цивилизационном, этнокультурном смысле? Заинтересованность в участии в БРИКС у его членов не так уж и велика. У всех, кроме России. Китай не нуждается в коллективном отстаивании своего права на «талон на место у колонн». Индия тоже. Бразилия? Сильная диверсифицированная экономика: нефть, машиностроение, аграрный сектор, и... масса люмпенизированного бедствующего населения, взрывоопасная социальная ситуация и неустойчивая политическая система. Тем не менее, Бразилия—страна с развитой, диверсифицированной экономикой и репутация в мире у нее прочная. Южная Африка с её пост-апартеидовской экономической разрухой и ужасающим состоянием общественной жизни, о чем в политкорректном обществе не принято говорить, довольна оказанным ей респектом и не претендует на большее. Только путинская Россия с её неизжитыми имперскими амбициями, добиваясь более высокой позиции в мировой иерархии, чем она объективно заслуживает, пропагандирует значение БРИКС в мире и интегрирующую роль этой ассоциации. В одиночку, со своей невысокотехнологичной, неинновационнной, сырьевой экономикой, Россия не тянет на вхождение в премьер-лигу мировых экономик, а в составе БРИКС, по «командному зачету»-куда ни шло. Не коренная, а пристяжная она в этой пятерной упряжке. Путин призывает к трансформации БРИКС в более институционально оформленную, более действенную организацию, в «механизм стратегического взаимодействия, позволяющий сообща искать пути решения ключевых проблем мировой политики». Но другие члены ассоциации сдержанно относятся к идеям пассионарного российского президента. Их, по-видимому, устраивает достигнутая степень интеграции и к большей они не стремятся. Слишком многое их разъединяет. Превращение БРИКС в центр по созданию нового, деамериканизированного мирового порядка, в ассоциацию борьбы с Pax Americana, в альтернативу «Бреттон-Вуду» -это не их цель. И не стремятся они к большему «сплочению коллектива». ( Парадокс Триффина Деамериканизация... Конечно, мир не так «американизирован» сейчас, как даже десятилетие тому назад, не говоря уже о второй половине прошлого века. Престиж Америки, безоглядная вера в её могущество сильно подорваны в последние годы. Америка была эпицентром сильнейшего со времен Великой депрессии мирового финансового кризиса. Её Центральный банк печатает по триллиону долларов в год. Её государственный долг достиг астрономической суммы и неуклонно продолжает расти. Её политическая система не справляется со своими функциями, её доля в мировой экономике падает. Но кто может занять её место? Многополярный мир—идеологема, пропагандируемая путинскими политфилософами, пытающимися обосновать место России, как одного из полюсов. В каждом региональном союзе есть свой полюс. В тех, где участвует Россия -это не она, а Китай. Даже члены проектируемого Путиным Евразийского Союза все больше перемещаются на орбиту Пекина. Не может в наше время сырьевая экономика претендовать на лидирующую позицию в регионе. А в мире? А в мире, в век инновационных экономик, никто не может конкурировать с Америкой за эту позицию. Она сохраняет, и в обозримом будущем сохранит, роль мирового инновационного Центра, генератора инноваций во всех передовых областях науки и технологий. Осознанно или неосознанно, но бунт против валютной однополярности доллара в мире -это бунт против сохраняющегося глобального экономического и политического доминирования США. Оно сохраняется, какие бы доводы против этого не приводились антиамериканистами. Больше сорока лет прошло с того момента, как Никсон вынужденно отменил конвертацию доллара в золото, обрушив, тем самым, опору Бреттон-Вудской конструкции мировой валютной системы. В течение всего этого времени идут безуспешные до сих пор поиски замены доллара, как МРВ, на какой-то реальный или виртуальный её эквивалент. Что лежит в основе такой живучести доллара, почему, несмотря на все пертурбации (взять хотя бы последний кризис) его не удается лишить статуса мировой валюты? Как неопровержимый аргумент, доказывающий неизбежность самопроизвольной деградации доллара в качестве МРВ, приводят парадокс или дилемму Триффина (Йельский профессор Роберт Триффин, умерший в начале 1990-х). Невозможно опровергнуть логику выведенной Триффином в начале 1960-х, т.е до отмены фиксации доллара к золоту, закономерности: эмиссия международной резервной валюты должна соответствовать золотому запасу страны-эмитента. Не обеспеченная золотым запасом эмиссия, не гарантирующая обратимость резервной валюты в золото, подрывает доверие к ней. Но резервная валюта должна выпускаться страной-эмитентом в количестве, удовлетворяющем растущую в мире потребность. Следовательно, её эмиссия не может быть ограничена золотым запасом страны-эмитента. Отсюда неумолимо следует, что обеспечение Центральных банков других стран требуемым для формирования национальных валютных резервов количеством отвязавшихся от золотого обеспечения долларов, эмиссия доллара должна соответствовать растущему спросу на него в мире. Беспрепятственная эмиссия порождает дисбаланс на счету страны-эмитента. Хронический дефицит торгового баланса США (с 1976г. он сводится с негативным сальдо -превышением импорта над экспортом), дефицит бюджета, безудержно растущий, превысивший ВВП, госдолг-всё это должно, казалось бы, подрывать доверие к доллару, как мировой резервной валюте. И вот еще парадокс: страны, кредитующие Америку, покупая её гособлигации и, тем самым, заинтересованные в стабильности её экономики, в недопущении её суверенного дефолта, в сильном долларе, эти страны—Китай и Россия—больше всех стараются дискредитировать доллар и не без злорадства предвещают скорый конец долларовой гегемонии и, вообще, закат американской экономической мощи. Сюрреалистическое нагромождение противоречий, понять и убедительно объяснить логику и здравый смысл которого -задача не из простых. Конечно, стабильность доллара под вопросом. Продолжается рост американской долговой пирамиды. В будущем, может быть даже в относительно недалеком будущем, доллар, возможно, уступит место какой-то виртуальной, электронной «квазивалюте» в качестве МРВ. Сейчас предлагаются такие суррогаты, идет их аппробация. Но век доллара еще не подошел к концу. Доллар не падает, несмотря на все эксцессы американской кредитно-финансовой политики и вызывающей циклические кризисы практики. Печатный станок работает на полные обороты, но инфляция остается низкой: 1-2%. И, несмотря ни на что, доверие к доллару сохраняется. Оно обусловлено ни с чем не сравнимой экономической мощью Америки. БРИКС -6-6 Удовлетворяющая глобальный долларовый аппетит экспансия доллара опирается на инновационную экономику, поддерживается, как кто-то применительно к ней сказал, энергией «вулкана инноваций». Сохранение доверия к доллару, как к мировой резервной валюте -это не опровержение установленного Триффином парадокса. Просто функцию общепризнанного ценностного эквивалента выполняет не природный ресурс - золото, а огромный, постоянно пополняемый интеллектуальный ресурс Америки. Доверие к доллару—это, по сути, доверие к её инновационному потенциалу, к её интеллектуальному капиталу. Но этот возобновляемый ресурс в состоянии поддерживать статус доллара до тех пор, пока продолжается рост долговой пирамиды, а он, все-таки, не беспределен. Все финансовые пирамиды рушатся, начиная с пирамиды Понци в 1920-м и кончая пирамидой Мейдоффа в 2008-м, включая пирамиду Мавроди в 2003-м. Все эти конструкции были построены по одной принципиальной схеме, с теми или иными вариациями, и причины их обрушения были схожи. Со временем не избежит этой участи и американская финансовая пирамида, если продолжится по заданной траектории движение трех «Д»: дефицита торгового баланса, дефицита бюджета и долга. Роль мирового генератора инноваций во всех областях науки и технологий Америка сохранит в течение непредсказуемо длительного времени. Конкурентов нет. Дело не в каких-то этнокультурных особенностях полиэтнической, поликонфессиональной «американской нации». Билл Гейтс, Сергей Брин, Стив Джобс, Марк Цукерберг -люди разных этносов. Дело в благоприятном для предельного самовыражения творческих потенций климате, в лучшей в мире материальной базе для их реализации, в востребованности бизнесом талантов и в готовности не только и не столько государства, сколько частного сектора, инвестировать в их достижения. Если судить о величии страны, о дееспособности, об энергетике общества не по количественным характеристикам: территории, численности населения, масштабам экономики, сырьевых ресурсов, вооружений и др., а по самому важному в наше историческое время качественному показателю -интеллектуальному потенциалу, то Америка -вне конкуренции. В 2013-м из одиннадцати Нобелевских премий (не считая премии по литературе и премии мира) девять получили американцы, в том числе все три по медицине и физиологии. БРИКС 5-5 Нобелевских лауреатов в областях науки и технологий только Массачусетский технологический институт насчитывает более восьмидесяти; Гарвард—семьдесят пять. За все советские и пост-советские годы Россия произвела в этих областях 11 лауреатов. Китай -восемь, семь из которых живут и работают не в Китае, в том числе трое -в США. Может быть, Китай и превзойдет в будущем Америку по размеру ВВП, но уж никак не по инновационной мощности экономики. Америка является интеллектуальной superpower благодаря своей иммиграционной культуре и внеконкурентно высокому академическому уровню своих университетов. У нас далеко не лучшее доуниверситетское образование. В Японии, Финляндии, Сингапуре, Южной Корее оно намного лучше. Но не продуцируют эти страны нобелевских лауреатов (если не ошибаюсь, одного дала Финляндия в 1960-х). Согласно авторитетному рейтингу Шанхайского Джао Тонг университета, в число лучших тридцати университетов мира, из европейских включены только Оксфорд, Кэмбридж и Швейцарский технологический институт, а подавляющее большинство в этом списке-американские университеты. Вряд ли ошибусь, сказав, что порядка половины аспирантов и профессоров в них - не родившиеся в Америке, не native born американцы, как и Нобелевские лауреаты среди американской профессуры. Американские университеты притягивают, абсорбируют лучшие мозги из стран мира (Англия, Германия, Япония, Китай Австралия, Индия и т.д.). Это, преимущественно, частные университеты, чрезвычайно конкурирующие между собой, с миллиардными фондами, с обширными программами фундаментальных исследований. (Между прочим, кафедры математики в них плотно упакованы выходцами из России.) Эта гигантская интеллектуальная субстанция, как в «Солярисе» Лема, могла возникнуть и может функционировать только в условиях американской, отнюдь не идеальной, социально-экономической системы и в условиях американского капитализма со всеми его социальными и моральными издержками. Она, эта интеллектуальная субстанция, непрестанно продуцирует и поддерживает устойчивость Америки, её лидерство в мире, несмотря на финансовые кризисы, военные поражения и социальные коллизии. Так что говорить о «деамериканизации» пока еще преждевременно. Ну, вот, начал «за упокой», а кончил-«за здравие». Борис Румер, Бостон, США
Оставить комментарий

Борис Румер

Иранский узел Иранский узел
Борис Румер
22.11.2013 - 10:01
Иранский узел Иранский узел
Борис Румер
19.11.2013 - 10:05
Эрдоган Эрдоган
Борис Румер
17.06.2013 - 11:53
Страницы:1 2