среда, 29 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как создавать хорошие рабочие места

Во всём мире сегодня главной трудностью на пути к инклюзивному экономическому процветанию является создание достаточного количества «хороших рабочих мест».

Если не обеспечивать продуктивную и надёжную занятость подавляющей части рабочей силы страны, тогда экономический рост либо остаётся слабым, либо его выгоды достаются в основном небольшому меньшинству. Кроме того, недостаток хороших рабочих мест подрывает доверие к политической элите, усиливая авторитарную, нативистскую реакцию, которая сегодня наблюдается во многих странах.

Определение, что такое хорошее рабочее место, конечно, зависит от уровня экономического развития страны. Обычно это стабильная должность в формальном секторе, где обеспечиваются базовые нормы трудовой защиты, например, безопасные условия труда, коллективные переговорные права, нормы регулирования против произвольных увольнений. И такое рабочее место даёт возможность вести образ жизни среднего класса (по стандартам конкретной страны), имея достаточные доходы для расходов на жильё, продовольствие, транспорт, образование и другие семейные нужды, а также для накоплений.

Предприятия во всём мире могут многое сделать для улучшения условий занятости. Крупные компании, которые лучше относятся к своим сотрудникам (обеспечивая их более высокой зарплатой, автономностью и ответственностью), часто пожинают плоды этой политики в виде снижения текучки кадров, повышения морального духа работников и производительности. Зейнеп Тон из МИТ уже давно доказывает, что стратегии создания «хороших рабочих мест» могут быть столь же прибыльными для компаний, как и для работников.

Но есть более глубокая проблема, которая является структурной и выходит за рамки того, что компании способны сделать самостоятельно. 

И развитые, и развивающиеся страны страдают сегодня от нарастающего несовпадения структуры производства со структурой рабочей силы.

На производстве постоянно растут требования к квалификации, в то время как основная часть рабочей силы остаётся низкоквалифицированной. Тем самым, возникает разрыв между навыками, необходимыми на создаваемых рабочих местах, и навыками работников, которые есть у страны.

Развитие технологий и глобализация способствуют увеличению этого разрыва, поскольку в промышленности и сфере услуг растёт автоматизация и дигитализация. В принципе, новые технологии могли бы приносить пользу низкоквалифицированным работникам, но на практике технологический прогресс, как правило, вытесняет труд. Кроме того, глобальные торговые и инвестиционные потоки, в частности, глобальные производственные цепочки, приводят к появлению единообразия производственных методов во всём мире. Для более бедных стран это серьёзно затрудняет конкуренцию на мировых рынках, если они не переходят к тем же капиталоёмким и требующим высокой квалификации производственным методам, которые применяются в развитых странах.

В результате усиливается экономический дуализм. Экономика каждой страны в мире сегодня делится на передовой сегмент, обычно глобально интегрированный и обеспечивающий работой меньшую часть рабочей силы, и на сегмент с низкой производительностью, который поглощает основную часть рабочей силы, предлагая, как правило, низкие зарплаты и плохие условия. Доли этих двух сегментов могут различаться: очевидно, что в развитых странах выше роль высокопроизводительных компаний. Тем не менее, качественно картина выглядит достаточно схожей и в богатых, и в бедных странах – везде возникает одна и та же ситуация с неравенством, исключённостью и политической поляризацией.

Логически есть только три способа сокращения масштабов несовпадения структуры производства со структурой рабочей силы. Первая стратегия (именно она привлекает сейчас основное внимание властей) – инвестиции в совершенствование навыков и профессиональной подготовки. Если большинство работников получат квалификацию и навыки, которые требуются передовыми технологиями, тогда описанный выше дуализм со временем исчезнет, поскольку высокопроизводительные отрасли будут расширяться, вытесняя все остальные.

Такая политика увеличения человеческого капитала, разумеется, важна, но даже в тех случаях, когда она оказывается успешной, её эффект можно будет почувствовать лишь в будущем. Она практически не имеет отношения к реалиям на рынке труда в настоящем. Нельзя просто изменить рабочую силу за один день. Кроме того, всегда есть реальная угроза, что технологии будут развиваться быстрее способностей общества обучать будущих участников рынка труда.

Вторая стратегия – убеждать успешные компании нанимать больше неквалифицированных работников. В странах, где разрыв в уровне квалификации не является гигантским, правительства могут (и должны) стимулировать успешные компании увеличивать число занятых – либо напрямую, либо через местных поставщиков. Кроме того, правительства в развитых странах должны играть важную роль в определении природы технологических инноваций. Слишком часто они субсидируют капиталоёмкие, заменяющие труд технологии, а не подталкивают инновации к движению в социально более выгодных направлениях, с тем чтобы расширять возможности менее квалифицированных работников, а не вытеснять их.
Подобные меры вряд ли позволят значительно изменить ситуацию в развивающихся странах. Для них главным препятствием остаётся тот факт, что существующие технологии не оставляют достаточного места для факторного замещения – использования менее квалифицированной рабочей силы вместо квалифицированных профессионалов или физического капитала. Соблюдения высоких стандартов качества, которое необходимо для участия в глобальных производственных цепочках, нельзя легко добиться, заменив машины на ручной труд. Именно поэтому глобально интегрированное производство даже в тех странах, где в изобилии имеются трудовые ресурсы, например, в Индии или Эфиопии, полагается на сравнительно капиталоёмкие производственные методы.
В результате широкий спектр развивающихся стран – от стран со средним уровнем доходов, таких как Мексика и ЮАР, до стран с низким уровнем доходов, таких как Эфиопия, – оказываются в крайне затруднительном положении. Стандартный рецепт – совершенствование образовательных учреждений – не приносит пользы в краткосрочной перспективе, а наиболее передовые отрасли экономики не могут поглотить избыток предложения низкоквалифицированного труда.

Для решения этой проблемы может потребоваться третья стратегия, которая, судя по всему, привлекает сейчас наименьшее внимание: поддержка трудоёмкой, низкоквалифицированной экономической деятельности не самого высокого уровня.

Туризм и нетрадиционное сельское хозяйства – вот основные примеры подобных отраслей, поглощающих рабочую силу. Занятость в госсекторе (в строительных проектах и сфере услуг), которую эксперты по развитию долгое время игнорировали, является ещё одной сферой, которая может потребовать внимания. Впрочем, усилия правительства могут пойти намного дальше.

Деятельность в подобных отраслях, в основном это сектор неторгуемых услуг, осуществляется малыми и средними предприятиями, которые не входят в число наиболее производительных, и именно поэтому они редко попадают в фокус промышленной или инновационной политики. Тем не менее, они способны обеспечить намного более качественные рабочие места, чем неформальный сектор.

Государственная политика в развитых и развивающихся странах слишком часто сосредоточена на поддержке наиболее передовых технологий и компаний с самой высокой производительностью. Но неспособность создавать хорошие рабочие места для среднего класса приводит к высоким социальным и политическим издержкам. Для снижения этих издержек необходимо сделать акцент на тех видах рабочих мест, которые лучше всего соответствуют доминирующему в экономике той или иной страны набору навыков рабочей силы.

Дэни Родрик – профессор международной политической экономии в Школе государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, автор книги «Прямой разговор о торговле: Идеи для разумной мировой экономики».
Copyright: Project Syndicate, 2019

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33