пятница, 01 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

ПОЛИТИЧЕСКИЙ "ДУШ ШАРКО"

Автор: Досым Сатпаев

С определенной периодичностью президент любит устраивать «душ Шарко» чиновничьей братии и олигархам местного разлива, так сказать, для профилактики.

Вот и на этот раз страна за последние полтора месяца испытала тройной шок. Сначала от космических зарплат некоторых наших топ-менеджеров. Затем от гибели шахтеров и, наконец, от разрастающегося количества зараженных вич-инфекцией детей в Южном Казахстане. События в этом регионе в конечном счете привели к отставке министра здравоохранения и акима области. Своим бездействием они нанесли серьезный удар по репутации самой власти, отдельные звенья которой на глазах у всей страны занялись перекладыванием ответственности друг на друга без попытки убедить общественность в том, что проблема находится под их контролем. Судя по всему, это еще раз убедило главу государства в том, что озвученная им в начале сентября реформа государственного аппарата актуальна. Другой вопрос, что мера наказания освобожденных от своих должностей, откровенно говоря, несоразмерна случившейся трагедии. И опять возникает подозрение по поводу того, что система готова простить каждого, если он не идет против нее. Взять хотя бы оплату труда в национальных компаниях. Не думаю, что выявленные заоблачные ежемесячные зарплаты руководителей некоторых национальных компаний оказались откровением, тем более для руководства страны. И то, что сейчас об этом наконец стали публично заявлять, не является простой случайностью, особенно в бюрократическом мире. Вполне возможно, одни представители элиты, таким образом, решили подставить других в борьбе за такое, как оказалось, жировое место. С другой стороны, все это может вписываться в рамки тенденции, которая связана с усилением государственного контроля над деятельностью национальных компаний. Первым шагом было создание холдинга по управлению государственными активами «Самрук». Теперь общественности наглядно показывают, зачем все это делается на примере жадности ряда руководителей этих компаний. Хотя маловероятно, что последние от всего этого сильно пострадают. В конце концов тот факт, что они долгое время занимали руководящие посты в национальных компаниях, говорит о том, что у них довольно мощные покровители в окружении президента, которые всегда подстелят соломку своим «клиентам». Но с точки зрения государственных интересов более эффективным результатом всей этой борьбы с акульим аппетитом национальных компаний является лишь создание реальной конкурентной среды в Казахстане во всех тех сферах, где эти компании «красиво» и с шиком по-монополистически «загнивали». Но, как оказалось, жизнь в шоколаде была только у ограниченного круга казахстанцев. В то время как последние, будучи монополистами, в поте лица пытались заработать деньги вначале себе, а потом государству, другие гибли за 30-40 тысяч тенге. 2006 год вообще оказался тревожно урожайным на разного рода взрывы социального недовольства, которые резко контрастируют с постоянно декларируемыми тезисами о стабильности и всеказахстанском экономическом росте. Столкновения в микрорайоне «Шанырак», беспорядки в Актау и вот теперь забастовка карагандинских шахтеров. Несмотря на разные причины и состав участников, все эти события говорят о наличии большого количества болячек в Казахстане, на которые в свое время не могли или не хотели обращать внимание. Теперь запущенные проблемы начали прорываться наружу в более угрожающем виде. Взять хотя бы акцию протеста шахтеров. Если посмотреть на требования горняков, то они вполне справедливы для страны, которая вроде бы намеревается войти в список пятидесяти конкурентоспособных стран мира. И под ними подписались бы тысячи работающих на других предприятиях. Люди хотят достойной зарплаты, соразмерной их тяжелому труду и уровню риска. Тем более что именно они в рост ВВП страны вносят больше вклада, чем те же руководители национальных компаний, недавно попавших в опалу, чья зарплата могла бы прокормить не одну шахту. Шахтеры правы в том, что надо менять пенсионное законодательство, которое, судя по всему, разрабатывалось теми, кто ни разу в шахте не был. В результате горняков и всех тех, кто работает в экстремальных условиях, по возрасту выхода на пенсию приравняли ко всем остальным гражданам страны. Все это озвучивалось и раньше, обычно после очередной трагедии, связанной с гибелью людей. Но в этот раз действительно все накипело настолько, что хозяевам предприятий и властям пора задуматься о том, что котел может в конце концов взорваться. Ведь то, что требуют шахтеры и другие представители казахстанского пролетариата, работающие на иностранных инвесторов, является лишь следствием двух серьезных проблем, которые не решались ранее и еще непонятно будут ли решаться теперь. Во-первых, это чрезвычайная слабость профсоюзного движения на всех этих предприятиях. Формально они существуют, но в основном играя роль аппендикса, который в любой момент могут вырезать. Правительство гордится объемом привлеченных в страну иностранных инвестиций и количеством зарубежных инвесторов. Но этого не скажешь о сложившихся условиях труда в тех самых нефтегазовых, горнодобывающих и прочих компаниях сырьевого сектора, которые гордо именуются флагманами казахстанской индустрии. Во-вторых, странный избирательный подход властей к инвесторам. Одних припирают к стенке многомиллионными экологическими штрафами и жесткими требованиями к условиям труда. Других чуть ли не оберегают от собственного народа, который в случае с шахтерами пачками гибнет за тот же Миттал. Но Миттал рано или поздно уйдет, а собственный народ ведь останется. Если, конечно, выживет. Но пока одни пытались конкурировать с Биллом Гейтсом по уровню своего заработка, а другие боролись за свое выживание, для остальных граждан страны власти организовали в октябре одни из самых странных выборов в истории Казахстана. Может быть, многие достопочтенные граждане Казахстана и не заметили, но в стране полным ходом шли выборы акимов на низовом уровне. По словам нашей Центральной избирательной комиссии, в стране «разворачивалась активная выборная кампания», которая, судя по всему, была заметна только членам данной комиссии. Это действительно странные выборы. На них не было видно ни самих кандидатов, ни их предвыборных программ, ни встреч с избирателями. По идее, всего этого и не должно было быть. Все шло чинно и благородно, как в хорошо отрепетированном спектакле, где актеров, то бишь кандидатов на пост акимов районов и городов областного значения, выбирал сам режиссер в лице областного акима, а дружный хор местных маслихатов со свойственной им «независимостью» и «прямотой» делал окончательный выбор. Единственная проблема, что зал был полупустой, так как многие граждане и не ведали о том, что находятся в самом разгаре избирательной кампании. А те, кто был в курсе, безучастно взирали на все эти действия, вспоминая слова Остапа Бендера, адресованные «отцу русской демократии» по поводу того, что они чужие на этом празднике жизни. Здесь сразу вспоминаются древние римляне, настоящие мастера политических игр и интриг, чьи изречения живы и актуальны спустя тысячелетия. Возьмем хотя бы известную фразу римского писателя Плиния Младшего о том, что тот, кто будет управлять всеми, должен быть избран среди всех. Но вряд ли это относилось к выборам акимов, которые можно считать казахстанским know how в сфере государственного управления. Действительно, сколько бюджетных денег и человеческих трудодней надо было израсходовать, чтобы придумать новый тип выборов через назначение кандидатов по принципу: «Мы здесь посовещались, и я решил». Не легче было бы все оставить, как есть. По крайней мере, вышло бы дешевле и не было бы повода для очередного разочарования. Ведь мало, кто мог предположить, что в целом неплохая идея начать демократию снизу и дать возможность обкатать прямые выборы на уровне районов и областных городов, непонятным образом трансформировалась в прямо противоположную модель. К тому же было ясно, что у этой модели будет и явно однопартийное лицо, учитывая то, что большинство избранных акимов будут представлять партию «Отан», под крышей которой работают многие наши региональные руководители. В целом возникало такое ощущение, что все это действие проводилось скорее не для внутреннего пользователя, а для внешнего. Действительно, на носу обсуждение кандидатуры Казахстана на пост председателя ОБСЕ в 2009 году, а демократических козырей у страны не так много. Вот и надо было заняться политической имитацией активного выборного процесса, в котором постарались и волков сделать сытыми, и овец сохранить. Что из этого получилось, можно было увидеть по итогам совещания ОБСЕ по вопросам человеческого измерения, которое не так давно прошло в Польше. Его главная задача состояла в рассмотрении выполнения обязательств в области человеческого измерения во всех 56 странах - участницах организации, в том числе и в Казахстане. Для нашей республики эта встреча была довольно важной по уже указанным причинам. Но вряд ли казахстанская делегация, куда, кстати, вошли уполномоченный по правам человека, вице-министр культуры и информации, а также эксперты министерства юстиции и МИДа, поехала на эту встречу во всеоружии. Недавний визит президента Казахстана в США так и не дал определенного ответа на вопрос о поддержке Вашингтоном желания Казахстана стать председателем ОБСЕ в 2009 году. Судя по всему, многие начинают склоняться к необходимости передвижения данной казахстанской заявки ближе к 2011 году и то только в случае выполнения республикой всех обязательств в реализации основных принципов человеческого измерения. Если бы в число этих принципов входил только стремительный экономический рост и увеличение экспорта сырьевых ресурсов, то у нас было бы больше шансов. Но основная проблема заключается в том, что мы и большинство членов ОБСЕ, оказывается, живем в разных человеческих измерениях. Их, как всегда, интересуют реальные продвижения Казахстана в сфере политического реформирования, а мы делаем свой традиционный акцент на политической стабильности, межэтническом и межконфессиональном мире. Чем, кстати, не могут похвастаться большинство других членов ОБСЕ. При этом определенную настороженность у многих из них вызывают последние поправки в законе о СМИ, которые привели к бурной, в основном негативной реакции у некоторых СМИ и журналистских организаций Казахстана. В ответ наш вице-министр культуры и информации убеждает всех, что это делается лишь для борьбы с непрозрачностью СМИ и с отсутствием четких механизмов учета, которые приводят к многочисленным нарушениям действующего законодательства. Судя по всему, оппонировать наши чиновники уже научились. Другой вопрос, насколько их доводы выглядели убедительными в глазах наших явных и скрытых противников в ОБСЕ. Ведь последние всегда могут придраться не только к политическим проблемам Казахстана, но и к пока низкому индексу человеческого развития, который и привел к ситуации, которая сложилась в том же Южном Казахстане. В конечном счете, находясь в разных системах координат, нам тяжело понять друг друга. А непонимание - первая ступенька к недоверию. Можно предположить, что этой амбициозной внешнеполитической инициативе Казахстана остальные члены ОБСЕ устроят свой холодный и отрезвляющий «душ Шарко». Главное, чтобы это пошло на пользу стране. Как говорится, пусть нас обливают грязью, лишь бы грязь была лечебной.

Оставить комментарий