воскресенье, 14 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

У школы накопились вопросы

МАБ-СЕЛЬ.3-3 В Алматы в рамках программы «Поддержка сельских школ вузами страны», инициированной Международной Академией Бизнеса в 2009 году, прошел круглый стол «Задачи и перспективы современной школы: взгляд директора». Событие это уникально не только тем, что здесь были представлены 25 директоров сельских школ из 14 областей страны, но и тем, что на нем встретились оппоненты, обладающие диаметрально противоположным мнением относительно ЕНТ: Нагашбек Камет, заведующий лабораторией Алматинского филиала Центра тестирования и директора сельских школ, смотрящие на тесты, как на неизбежное зло.  Встреча получилась весьма насыщенной – и эмоциями, и информацией. Причем информация шла, в основном, от представителя Центра тестирования, а эмоции (довольно бурные) – от директоров. Отвечая на справедливые, в общем-то, обвинения, что в образовании, с приходом нового министра, все в очередной раз меняется, начинаются новые эксперименты, Н. Камет заявил: «На самом деле мы идем к глобальным целям, заложенным в программах «Казахстан-2030» и «Казахстан-2050». В доказательство того, что в Казахстане дела обстоят неплохо, гость привел данные рейтинга благосостояния, недавно составленного международным исследовательским институтом LegatumInstitute, в котором Казахстан вышел на 47 место, обогнав другие страны СНГ Что дал нам ЕНТ? Если говорить об истории Центра и о том, почему единственным экзаменом для учащихся было выбрано ЕНТ, вырисовывается довольно интересная картина. Создается впечатление, что происходило все не планово, а, скорее, случайно и бессистемно. Так, на стыке 80-90-х годов прошлого века главной проблемой, которую надо было решать, явилась коррупция. Центр тестирования, как рассказал Н.Камет,  образовался в 1993 году: «Вначале была идея – мы просто изучали, какие есть в мире системы контроля знаний. Чтобы бороться с коррупцией, уменьшать влияние человеческого фактора, надо было что-то предлагать. И мы предложили использовать компьютеры – но на первых порах стало еще хуже. Ведь если раньше решения принимались коллегиально - ректором, проректорами и т.д., то теперь проблему могли решить ректор с программистом, - рассказывает НагашбекКамет. - В 1999 году МОН РК было разделено на Министерство высшего образования и науки и Министерство среднего и специального образования. КрымбекКушербаев стал министром среднего и специального образования, а Владимир Школьник – министром высшего образования и науки. И в это время мы свою идею протолкнули - с 1999 года внедряется новая модель, которая распределяет бюджетные места в вузах подушевым методом – их получает непосредственно потребитель. В этом – основная заслуга прежнего директора ЦТ ТемирханаТасбулатова. Отныне ни один вуз больше не имел права принимать абитуриентов самостоятельно – процесс был взят под контроль Центра». И, со слов Н. Камет, коррупционная составляющая с тех пор заметно уменьшилась. Правда, желание отдельных людей влиять на результаты ЕНТ оказалось неистребимо: «Каждый год что-то случается, кто-то хочет вмешаться в процесс  тестирования . Действовать против нарушителей тяжело – наших представителей всего 5 человек, а их - масса. Чтобы уменьшить влияние местных органов власти, мы предложили тем, кто претендует на гранты, сдавать ЕНТ в больших городах. Там контроль лучше, камеры всегда работают. А в сельской местности все друг друга знают, у кого КНБ-шник родственник, у кого – аким. Даже проверяющие у дверей кому-нибудь доводятся родней». На реплику из зала, что ЕНТ проводится в райцентрах, а не в аулах, гость парировал: «Райцентр тот же аул, там тоже все – родственники». МАБ-САЛЬСК.УЧИТ.1-1 И что отнял… Правда, сетования представителя ЦТ на несознательность абитуриентов директора школ восприняли без должного сочувствия. Так, Ирина Смирнова, директор алматинской школы-лицея №48, изучив вопрос итоговых экзаменов за рубежом, сделала свои выводы: «Ни в одной стране мира нет национального тестирования. Оно есть только в бывших социалистических республиках и таких странах, как КНР, Болгария. Развитые страны еще в 80-х годах прошлого столетия отказались от такой формы контроля знаний. Например, в Канаде, которая является одной из передовых стран по образованию, аттестат зрелости – это на 80% оценки ребенка во время обучения, на 10% - результаты экзаменов, и еще на 10% - результат волонтерской деятельности. То есть ребенок там обязательно должен работать или в госпитале, или в доме престарелых, проявить, так сказать, гражданскую активность». В Англии, со слов И. Смирновой, тоже нет тестирования. «Там до окончания учебного года учащиеся выпускных классов берут табель за 3-ю четверть и подают документы в университет. Причем учитель прилагает к ним свой прогноз о том, как ребенок закончит учебный год. В вузе все данные изучают и говорят, могут принять ученика или нет. Что представляют собой обычные школьные экзамены в Великобритании? Допустим, 50 вопросов по одному предмету, три темы эссе, которые заранее известны - и все. Если ребенок получил высокие оценки, он идет в Оксфорд или Гарвард, если нет – в менее престижный вуз. В США все зависит от штата, где учится ребенок. Во многих штатах вообще нет выпускных экзаменов, зато есть вступительные, которые ребенок может сдавать столько раз, сколько захочет – заплатив определенную плату за пересдачу. Также есть общий языковой экзамен – IELTS или TOEFL», - завершила свой обзор директор. «Два последних года перед окончанием школы наши дети не учатся! - заметила И. Смирнова. -Они учат только предметы ЕНТ! Причем самым примитивным образом - только фактологический материал. Я вам говорю, как практик: дети сегодня не учат теоремы, не читают литературу, они зубрят тесты и говорят: «Отстаньте от нас». Образование падает. Мотивация пропала и у родителей, и у детей». Представитель ЦТ в ответ на эти обвинения привел немало весомых доводов в пользу ЕНТ. Правда, аудитория на этот раз попалась не самая благосклонная. И это неудивительно: директора школ – практики, которые первыми и на собственном опыте обнаруживают «побочные эффекты» реформ МОН РК. Тестирование сохранится… Что изменится? Как отметил Нагашбек Камет, в 2007 году в законе была заложена норма, согласно которой выпускник сдает ЕНТ и поступает в вуз. «Отменить этот пункт мы не можем, - подчеркнул эксперт, - но мы предложили компромиссный вариант: тот, кто сдает ЕНТ, поступает на платное отделение, а чтобы поступить на бюджет, надо сдавать что-то, кроме этого. И второй экзамен будет более приближен к будущей специальности». Работать такая система начнет, по прогнозам специалиста, уже с 2015 года. Как пояснил представитель ЦТ, на самом деле специалисты классифицируют 4 вида тестов, из которых в Казахстане был выбран самый легкий. Есть формы посложнее: допустим, с левой стороны города, с правой – страны, и надо выбрать, какие города какой стране соответствуют (или какие животные к какому классу относятся – в биологии, какие элементы с чем взаимодействуют – в химии и т.д.). Расставить в правильном порядке процессы – это еще один вид тестов. И четвертый вид, наисложнейший, – т.н. тесты открытого типа, написание эссе. «Мы взяли самый простой тип – тесты с одним правильным ответом среди предложенных, - заметил Н. Камет. - Потому что остальные требуют дифференцированного подхода. Допустим, на вопрос есть несколько правильных ответов. Если я все ответы нашел – получаю три балла за тест. Если допустил одну ошибку  – два балла. Две ошибки – один балл. Три ошибки – ноль. Но если мы введем такую форму –   родителям не объяснишь, почему их ребенок, ответив на 20 заданий, получил 15 баллов, а другой, ответив на 20 тестов, заработал 32 балла.» Прогресс ЕНТ: от «метода научного тыка» к системе будущего Говоря о совершенствовании системы тестирования в РК, гость подчеркнул: «Первое время мы делили задания следующим образом: 50% - легкие, 30% - средние, 20 – сложные. Делали послабления, чтобы троечники получили аттестаты, даже ответов a, b, c и d – давали поровну. Но от этого мы вскоре отказались, потому что абитуриенты начали работать методом тыка: какого ответа не хватает – тот и ставят. И, заметьте, до сих пор дети практически не получают двойки при сдаче экзамена на аттестат – поскольку мы задания сделали легче. Вообще-то,  это неправильно, как и то, что в течение многих лет у нас остаются одни и те же тестовые вопросы. Ведь с годами у ЕНТ меняются задачи – мы их тоже должны решать, - отметил эксперт. - Потихоньку мы приучаем людей, что могут быть и другие формы тестирования – несколько правильных ответов из предложенных. К примеру, если в тесте 10 ответов – из них сколько-то правильных, то вероятность угадать их – 10 в 24 степени. Мы готовим школьников и учителей к такой системе. Но в этом году она точно не будет вводиться», - заключил Н. Камет. Со слов представителя ЦТ, важную роль в введении ЕНТ сыграло отсутствие форм контроля знаний учащихся в МОН РК. Ведь система районо в 90-е начала разваливаться, и общей картины того, как ведется обучение в каждой конкретной школе и районе, в центре не было: «Министерству надо владеть какими-то гарантийными знаниями. Мы даем им только итоги, выводы они делают сами, причем частенько -  неправильные выводы. Однажды даже президент запретил в рейтинге школ использовать данные ЕНТ. Но другого внешнего измерения нет. А контроль должен быть именно внешним». Кому нужны наши дети? Говоря об отношении к нашим детям в родном отечестве и других странах, директора едва сдерживались от прямых обвинений. «Возьмем Германию, - снова вернулась к теме заграницы Ирина Смирнова, - они достаточно образованны, наука движется вперед. В Казахстане - 6 немецких школ. Ежегодно они проводят у нас экзамены - SprachDiplomII. Как это делается? Нам присылают конверты, мы открываем, сами проводим экзамен, запечатываем результаты и отсылаем в Институт Гёте. Они проверяют и присылают нам оценки. По этим оценкам, если выпускник набрал нужное количество баллов, Германия принимает его на учебу без экзаменов. То есть немцы верят нашему учителю, нашему ребенку, нашей системе!Сейчас в Германии принимают наших абитуриентов не только на гуманитарные, но и на инженерные, медицинские специальности.И эти дети к нам не возвращаются! Ни один не вернулся. Дальше – Китай. Ведь в чем плюс – там не нужно сдавать ЕНТ. Родители, которые беспокоятся о психическом здоровье (своем и ребенка), отправляют детей учиться за рубеж. Материальное положение позволяет – в том же Китае есть вузы, где обучение стоит 1000 долл. в год (в Малайзии – около 3 тысяч долл.), плюс - прекрасное проживание в отсутствие преступности, хороший уровень образования. И чему я удивляюсь – не самые лучшие наши ученики получают там грант, учатся бесплатно. И это в КНР, где два миллиарда населения! Россияне просто не вылезают из наших школ, они забирают всех мало-мальски способных детей. Их эмиссары проводят экзамены в наших школах бесплатно», - в заключение директор подчеркнула, что при нашей демографической ситуации нам каждого ребенка нужно беречь и до стрессов не доводить. Оппонент Смирновой, возражая ей, решил продолжить тему зарубежья: «Там никто не пытается обойти закон. – подчеркнул Н. Камет, - А у нас, если можно решить проблему по-другому, обязательно используют эту возможность. Одно время у нас «Болашака» не было – и все было хорошо. Никто никому не мешал – те, кто может, поступали на грант, у кого есть деньги – на платное отделение. А когда появилась возможность уехать за рубеж по «Болашаку», люди захотели влиять на этот процесс. В 2007 году у нас ответы украли через программистов, торговали, как пирожками, прямо на улице. В 2010 году в Талдыкоргане КНБ-шники вскрыли мешки и продали ответы. Но это невозможно скрыть. У нас есть график распределения, и когда дело доходит до результатов, мы получаем оперативные данные: сколько человек и с каким показателем сдали. И если идет отклонение, допустим, в одном районе сдали почти 100 процентов и все с хорошими баллами – мы звоним и докладываем: что-то происходит. Если результат сильно ухудшился – значит, технические ошибки при проверке, надо пересдавать. Если улучшился – кто-то вмешивается». МАБ-СЕЛЬ.1-1-1 Одна мера на всех… Говоря о «минусах» ЕНТ, представитель ЦТ признал, что слабые стороны есть: «С 1999 по 2003 годтестирование использовалось только для вступительных экзаменов, но с 2003-го – ЕНТ внедряют как выпускной экзамен. Мы, честно говоря, были против. Почему? Потому что одним и тем же инструментом, как линейкой, мы должны были провести две черты – два водораздела. На выпускном экзамене – отделить двоечников от остальных. На вступительном – определить, кто поступает в вуз. Одной линейкой мерить и то, и другое – нельзя. Так мы теряем в качестве. С одной стороны, не можем давать сложные задания – увеличится количество двоечников, с другой - и легкие тоже – «алтынбельгистов» будет слишком много. Своеобразные «ножницы» получаются. Последние три года мы усиленно боремся, чтобы отказаться от ЕНТ в том виде, в каком оно существует сегодня». Комментируя ситуацию, когда абитуриенты указывают правильный ответ, а система его не засчитывает, представитель ЦТ отметил, что это единичные случаи: «Такие задания могут быть, но их мало. И если из 125 вопросов один – неверный, это всего 0,6% - на общую картину он не влияет. Или какие-то задания по техническим причинам могут быть неверно отображены, допустим, в математике плюс превратился с минус – и кардинально меняется ответ». - А детям-то обидно, - возразили директора. - Для этого и существует апелляция, - парировал Н. Камет, - Я знаю ребенка, который в Алматы набрал на ЕНТ 124 балла, а 125-й - подал на апелляцию и доказал свою правоту». Компьютеризация сел: гладко было на бумаге… Бакыт Бошанова, директор СШ №1Абайского района Карагандинской области обратилась к представителю ЦТ с вопросом о психологическом комфорте детей: «Ни свет, ни заря они едут сдавать ЕНТ в областной центр, там ждут по несколько часов начала тестирования, их обыскивают, следят за ними, потом они едут несколько часов обратно, приезжают глубокой ночью – как в таких условиях они могут сдать нормально»? «Это административные накрутки. – пояснил эксперт, - Допустим, если мы говорим, что экзамен начнется в 9 часов, район приказывает собрать детей в  8, а школа - вообще в 7 часов. Каждый добавляет от себя для перестраховки, чтобы кресло не потерять. Есть выход – компьютерное тестирование. Но проблема в том, что, во-первых, сельская местность не полностью обеспечена компьютерами, если они есть, то все завирусованы. На бумаге в наличии - 100 компьютеров, на самом деле - 10 не наберешь. Во-вторых, наши дети не приучены к виртуальной системе. Когда есть бумажка – все предельно ясно, а так – можно сказать: я нажимал правильно, а компьютер показывает другое. И обратного не докажешь...» Прокомментировал гость и уравниловку, которая волей-неволей стала результатом системы ЕНТ. Ведь тесты для всех одни: для физматшколи гуманитарных, для сельских и городских. Если готовить для них разные тесты – значит, разделять нужно до конца: и школы, и программы, и тесты, и вузы, считает представитель ЦТ. Это сложная проблема, учитывая еще то обстоятельство, что в селахзачастую не бывает школ с физико-математическим или естественным уклоном (а чаще всего в ауле – в лучшем случае одна малокомплектная школа). В результате, сильные ребята учатся вместе с абитуриентами, поступившими по сельской квоте и слабо подготовленными, – это отражается на учебном процессе. «Если я закончил гуманитарную школу, имею я право поступить на естественно-научный факультет? По закону - имею. Но как я буду учиться? Если мы делим, должны все разделить, - считает Н. Камет. - А то у нас для всех все одинаково, и гранты для вузов одинаковые – это неправильно». Сложилась такая ситуация, по мнению представителя ЦТ, из-за отсутствия системного мышления государственных служащих: «В том же рейтинге LegatumInstituteпо качеству государственного управления мы заняли 92 место», - заключил он. Без английского – никуда На вопрос, почему тесты сдают только на одном языке (казахском или русском), но не учитывают при поступлении знание иностранного языка (казахского – для русских школ, русского – для казахских и английского – для всех), представитель Центра тестирования ответил весьма убедительно: «Хотя на гранты мы выделяем места на казахское и русское отделение в соотношении 50 на 50, расклад поступающих – 75% казахи, 25% - остальные национальности. Но если мы введем на ЕНТ дополнительно русский язык для казахских классов и наоборот, и будем это учитывать при поступлении, тогда процент казахов возрастет до 90! Ведь выпускники казахских школ зачастую прекрасно знают русский, чего не скажешь о школах с русским языком обучения. Это сильно скажется на межнациональных отношениях – это политический вопрос. К тому же казахи из Китая, например, совсем не знают русского. Мы могли бы учитывать при поступлении знание английского языка, но тогда будут поступать только алмаатинцы и астанчане – не секрет, что зачастую в селах иностранный преподают плохо, если вообще преподают». Руководитель программы «Поддержка сельских школ вузами страны» Айгуль Курмангалиева заметила в связи с последней репликой гостя, что в Китае с 2012 года обучение в начальной школе ведется на двух языках - китайском и английском: «Они заявили, что в 2025 году КНР станет самой большой в мире англоговорящей страной. Завтра без знания английского рассчитывать на карьеру и приличную работу будет невозможно. Поэтому очень важно сегодня трехъязычие», - заключила она.
Оставить комментарий

Общество

Чудо в перьях Чудо в перьях
Редакция Exclusive
02.07.2013 - 09:35
Где крутить педали? Где крутить педали?
Редакция Exclusive
12.06.2013 - 16:03
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33