вторник, 16 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Арман Абдуллаханов: « Вся Шумиха вокруг НИШ – чей-то заказ»

 

Алматинский школьник Акназар Кажымурат стал студентом Гарвардского университета ( США) по исключительной программе, покрывающей обучение, проживание, страховку, питание и т.д.

Надежная «пенсия»

В апреле прошлого года ученик 11 класса Назарбаев интеллектуальной школы сдал экзамен ACT (American College Testing) для желающих поступить в американские вузы. Он состоял из четырёх тестов: английский язык, чтение, математика, научное рассуждение. Достигнутый им результат - 36 баллов из 36 возможных, как сообщается в Интернете, показывают только 0,1% экзаменуемых.

- Как ему это удалось? Может, он вундеркинд?

- Нет, нет и нет, - утверждает отец парня Арман Абдуллаханов. – Это результат методично закладываемой на десятилетия вперед работы. С момента рождения старшего сына я знал, что он умный, способный, одаренный и т.д. Но одно дело чувствовать заложенные природой задатки и говорить о них, другое – выявить талант к чему-то конкретному. Когда Акназар учился в начальных классах, то одновременно посещал 12 кружков – в Алматинском во Дворце школьников, стадионах «ЦСКА», «Динамо», спорткомплексе «Темирдос», культурном центре «Алмарасан» и т.д. 

Я считал, что это моя отцовская миссия – дать шанс своим детям получить хорошее образование, особенно с учетом того, что происходит в нашей накопительной пенсионной системе (у меня больше веры в эту «пенсию», чему в ту, которую мы откладываем).

Поэтому свой рабочий график я подгонял под сына, чтобы он мог разносторонне и гармонично развиваться. Кружки были хороши и полезны все. Плавание - развивает дыхание, способствует росту, снимает стресс. Футбол учит работать в команде. Языковые курсы – английский, казахский и испанский – понятно, для чего: чем больше языков знаешь, тем более конкурентоспособен и тем лучше память. Шахматы и робототехника развивают интеллект, делают человека организованным. Вокал, домбра, резьба по дереву нужны для общего развития.

Ни минуты покоя

- Где вы находили время на бесконечные кружки? Или делали ставку только на одного из своих сыновей? У вас ведь их трое. 

- Акназар пошел в школу, когда среднему было всего два годика, а младший только родился. Эти двое тогда больше нуждались в материнском внимании, чем в отцовском. Чтобы инвестировать в старшего, я искал работу, не требующую моего постоянного присутствия. То есть был больше фрилансером. Иногда, бывало, так, что занятия в школе заканчивались в 13.30, а в 14.00 начинался, к примеру, английский. Пока ехали до Дворца школьников (все кружки в основном находились там), сын перекусывал прямо в машине, переодевался и шел на занятия, захватив с собой полдник. После английского съедал бутерброд и отправлялся на футбол, потом с яблоком в зубах - на плавание, а дальше мы ехали на испанский. Вот так и крутились. У нас бывали моменты, когда ребенок уставал от такого графика. Тогда я давал ему отдохнуть два-три дня. Дети, к счастью, в отличии от взрослых быстро восстанавливаются.

После 6 класса Акназар поступил в казахско-турецкий лицей. Почему мы выбрали именно его? Потому что наши даже лучшие школы, делая упор на одно какое-то направление, отстают в других. В РФМШ, в лицеях №34 и 165 хорошо преподают математику, но там дети не говорят, как правило, на английском и совсем не владеют казахским. То же самое можно сказать, поменяв местами, о лингвистических гимназиях. В очень хороших спортивных школах-интернатах будущие чемпионы очень слабы по  общеобразовательным предметам. А я бы хотел, чтобы все эти три момента имели место быть в одной школе. К тому же у нас слишком «большой разбег» между школами. Особенно между городскими и сельскими. Когда качественное образование станет более доступным для всех, тогда у нас гораздо больше талантливых детей будут иметь возможность поступать не в последние вузы мира. И второй момент – нужно создавать при школах различные развивающие кружки. Хотя бы базовые: шахматы, языки и по самым демократичным и дешевым видам спорта. 

А на КТЛ я вышел случайно. В 2007 году летел из Стамбула в Алматы. Когда сидевший рядом гражданин Турции заговорил со мной по-казахски, я вдруг поймал себя на мысли, что мне очень стыдно: иностранец владел моим родным языком гораздо лучше, чем я. Узнав от соседа, что он преподает в КТЛ, сделал засечку в памяти, что стоит обратить внимание на эту школу.

Сдавая через несколько лет вступительные экзамены в КТЛ, Акназар занял одно из первых мест по результатам, хотя конкурс был серьезный – 10 человек на место. Что меня поразило – ребята, которые пришли в школу, совсем не зная казахского, меньше, чем через год, 25 мая, на линейке в честь окончания учебного года, свободно говорили на государственном языке. 

В НИШ Акназар поступил также легко, как и в КТЛ: на одно место претендовало порядка восьми человек, а у него был седьмой результат среди поступавших. Правда, первый год здесь он чуть «просел»: на его способности по физике особого внимания не обращали. Только на второй год, когда пришел новый директор - Олег Юрьевич Пак со своей командой учителей, Акназар снова стал показывать результаты по этому предмету на олимпиадах и параллельно по математике, к которой у него тоже лежит душа.

Отец-одиночка

- А в остальных детей вы также вкладываетесь?

- Не очень. С ними я упор делаю на базовые вещи - английский язык, математика, а их спорта - на борьбу. На второстепенные вещи, на которые хотелось бы ходить тоже, возможностей осталось мало, поскольку я и сам тоже решил учиться дальше - сейчас я магистрант АГУ имени Абая.

- Как дорого обходится семье образование старшего сына?

- Это сложный вопрос. Час моей работы в юридической компании, где я работал, пока Акназар не пошел в школу, стоил сто долларов. Но я предпочел перебиваться случайными заработками (лишь бы на хлеб хватало), чтобы инвестировать свое время в будущее сына. Моя мама, бабушка моих мальчишек, тоже много времени уделяла и уделяет и Акназару, и двум младшим мальчикам. 

Если вы хотите спросить, могут ли другие родители тоже подготовить своих детей для поступления в лучшие вузы планеты, то я уверен, что могут. Другой вопрос, что возможности сейчас снижаются. Объясню - почему. Раньше во Дворце школьников все кружки, куда мы ходили, были бесплатными, сейчас они стоят примерно от пяти до восьми тысяч тенге каждый, а футбол в академии «Аякс» вообще двадцать тысяч. 

 - Вы, кажется, сыновей воспитываете один?

 - Это громко сказано, мне помогает моя мама. Многие меня спрашивают: «Ты что, забрал детей у матери?!»  Боже упаси! Экс-супруга закончила с красным дипломом юридическую академию, так что голова у нее соображает не хуже моей, если даже не лучше. Будь у нас девочки, то было бы наоборот: они бы остались с матерью, а я бы был воскресным папой. В данном случае мы с ней поменялись ролями. Когда разводились, я объяснил супруге, что поскольку мы оба желаем добра нашим мальчикам, то они, чтобы стать в будущем умными, сильными и успешными мужчинами, должны получить мужское воспитание. Она согласилась.

В идеале, конечно, было бы лучше, чтобы рядом с детьми были оба родителя, но так уж получилось. Думаете, я один такой? Подозреваю, что значительное количество казахстанских семей сейчас находится в таком состоянии.

- Недавно сразу два известных блогера заявили, что расходы на НИШ равны годовому бюджету министерства обороны, и что это несправедливо по отношению к обычным школам. Вы согласны с этим?

- Я не берусь судить об этом, потому что не обладаю теми данными, которыми оперируют эти господа. В моем понимании такие школы как НИШ должны быть. За счет прозрачности отбора тысячи детей из самых обычных семей со всего Казахстана имеют шанс поступить в НИШ и получить сильное образование и своеобразную путевку в жизнь. Я знаю, что РФМШ в свое время являлась своеобразным локомотивом, позволяющим детям из Казахстана поступить в МГУ, МИФИ, МГТУ имени Баумана и другие ведущие вузы Союза. 

- Но в НИШ и РФМШ готовиться ведь нужно с помощью дорогих репетиторов, поскольку на вступительных экзаменах туда и близко нет той программы, по которой учат в обычных школах. 

- Один из моих учеников (я веду секцию борьбы) сейчас готовится в НИШ в домашних условиях. Его воспитывает одна мама и денег на репетиторов у них нет. У меня складывается такое ощущение, что вся эта шумиха вокруг НИШ является чьим-то заказом. Если лица, поднимающие эти вопросы, реально озабочены эффективностью расходования бюджетных средств, то пусть лучше обратят внимание, как расходуется «резиновый» бюджет комитета по ЧС МВД РК. А еще  им, думаю, стоит с пристрастием изучить отчеты Счетного комитета за последние 10-15 лет. Я больше, чем уверен, они там обнаружат куда более интересные и значительные цифры. Но не полезут ведь эти блогеры туда. И это уже говорит о многом.  

Утверждение о том, что выпускники таких элитных школ как НИШ, РФМШ и КТЛ, уезжают на учебу за рубеж тоже в корне некорректно. Насколько я знаю, делает это не больше 7% выпускников. 

А вот вопрос как у нас принимают людей с хорошим образованием на работу – это очень большой вопрос. Один из моих друзей, чувствуя себя невостребованным на родине, уехал в Америку, другой – в Турцию, третий – в Россию. Но в этом виноваты не школы, где дают хорошее образование. Казахстану как государству и казахам как нации нужны светлые головы, а вот элите, или, скажем так – тем, кто при власти, может быть, они и не нужны вовсе. Но опять же  - с их же подачи эти школы и были организованы. И это тоже о чем-то говорит. То есть наличие в Казахстане таких школ как РФМШ, КТЛ и НИШ в целом стратегически верно, но дьявол, как говорится, кроется в деталях. 

Памятка потенциальному студенту Гарварда:

Как сообщает выходящий в Германии русскоязычный журнал «Партнер», в среднем стоимость платного обучения за год в Гарварде держится на отметке $40 тысяч. Помимо этого, студенту придется заплатить около $8 тыс. за общежитие, $2 тыс. стоит страховка, $5 тыс. плата за проезд в общественном транспорте плюс более $5 тыс. в год на личные расходы, включая питание.

Вопреки сложившемуся мнению о богатых студентах, только 30% учащихся оплачивают обучение самостоятельно, остальные 70% получают материальную поддержку от вуза, покрывающую стоимость обучения, а порой и жилья. В университете существует огромное количество доступных стипендий. Кстати, чтобы получить грант на финансовую помощь, нужно «только» поступить в университет и предъявить документ, подтверждающий, что годовой доход родителей менее $65 тысю в год. Помимо этого университет находит подработку «бедному» студенту на территории кампуса.

Существуют также исключительные программы, которые покрывают полностью все расходы, включая перелет, страховку, питание, личные расходы. Университет может предоставить и кредит. Кстати, Барак Обама выплатил полную сумму кредита, данного ему на обучение в Гарварде, как раз перед тем, как был избран президентом США. 

Однако при кажущейся финансовой доступности стоит помнить, что прежде всего нужно убедить университет в том, что его финансовая помощь будет оправданна и из «сырого» абитуриента вырастет преуспевающий специалист, способный прославить имя Гарварда. Пожалуй, это самая главная и сложная задача» ( «Партнер»  №10 (217) 2015г.).

Иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33