воскресенье, 14 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Сказка о двух китайских городах: Шэньчжэнь и Шанхай

Чжан Цзюнь

В октябре председатель КНР Си Цзиньпин приехал в южный город Шэньчжэнь и выступил с речью, в которой отмечался прогресс, достигнутый за 40 лет с момента основания там специальной экономической зоны (СЭЗ), и определялся путь будущего развития. А спустя месяц Си Цзиньпин с такой же целью направился в шанхайский район Пудун, где 30 лет назад был создан первый в Китае «новый район». Не может быть очевидней, что Шэньчжэнь и Шанхай имеют первостепенное значение для будущего Китая.

Когда Китай впервые создал Шэньчжэнскую СЭЗ, некоторые эксперты ставили под сомнение разумность этого решения. Например, Джеймс Кайсин Кун, который в то время – в 1980-е годы – был аспирантом Кембриджского университета, а сейчас работает в Университете Гонконга, задавался вопросом, почему правительство остановило свой выбор на никому неизвестной деревне Шэньчжэнь, а не на одном из экономических центров, таких как Шанхай или Тяньцзинь, чтобы создать инкубатор для стратегии «реформ и открытости» Дэн Сяопина.

Кун делал вывод, что это решение должно быть политически мотивированным: правительство Китая, вероятно, готовится к возвращению соседнего Гонконга, который уже был глобальным финансовым центром. И действительно, суверенитет над Гонконгом был официально возвращён Китаю в 1997 году, однако виляние Гонконга на развитие Шэньчжэня определялось не столько суверенитетом, сколько географической близостью.

Если взглянуть на современные спутниковые снимки шэньчжэньского района Футянь и гонконгских Новых территорий, эти последние, расположенные к югу от реки Шэньчжэнь, покажутся заброшенными, в то время как Шэньчжэнь, со своими динамичными портами и сверкающими небоскрёбами, явно густонаселён и процветает.

Я не хочу сказать, что другие районы Гонконга не процветают. Напротив, в этом вся суть. Развитие Шэньчжэня на границе с Гонконгом объясняется так называемым эффектом «городского скопления», когда на границе с более развитым районом возникают густонаселённые городские кластеры, позволяющие менее развитому региону пользоваться различными возможностями, которые в избытке имеются за этой границей.

Точно такой же феномен можно наблюдать на границе Мексики и Техаса. Но спутниковых снимках региона видно широко раскинувшиеся, небольшие городки на богатой американской стороне (она выглядит почти пустой) и динамичные, густонаселённые города на мексиканской стороне, куда жители страны приезжают, в частности, ради работы на принадлежащих американцам заводах.

Как и предполагал Дэн Сяопин, Гонконг, с его развитой финансовой системой и экономическим динамизмом, оказал аналогичный, очень мощный косвенный эффект на развитие Шэньчжэня. В результате появился процветающий мегаполис, чей годовой ВВП вскоре достигнет 3 трлн юаней ($456 млрд), а это треть ВВП всей провинции Гуандун.

Соответственно, Шэньчжэнь является одним из ведущих моторов в «Большом Регионе Залива» (GBA), который включает девять городов в дельте Жемчужной реки (провинция Гуандун) плюс Гонконг и Макао. На долю этого региона уже приходится около 13% ВВП материкового Китая, и эта доля продолжает расти.

Географическое местоположение Шанхая – на восточном побережье Китая, близ устья реки Янцзы – было столь же важно для его успеха. Но Шанхай не сидел на плечах у динамичного соседнего региона, а всегда был лидером развития района дельты реки Янцзы и – с момента запуска в 2016 году проекта «Экономический пояс реки Янцзы», включающего девять провинций и два мегаполиса, – играет роль его пульсирующего сердца.

Экономический рост в новом районе Пудун на протяжении последних 30 лет укрепил региональное первенство Шанхая, одновременно стимулируя развитие в районе дельты реки Янцзы, который всё сильнее интегрируется. Сегодня на долю «Экономического пояса реки Янцзы» приходится более 46% ВВП Китая, а если прибавить к нему «Большой Район Залива», эта цифра достигнет почти 60%.

Итак, Шанхай и Шэньчжэнь – это два жизненно важных элемента экономического будущего Китая. Но нельзя сказать, что один из них важнее другого; у каждого из них своя уникальная роль.

Шанхай, как более зрелый и развитый игрок, уже давно является лидером в производстве различного оборудования. Но его экономическая структура далека от статичности: сегодня этот город превращается в хаб исследований и разработок, а также в центр торговли, финансов и современных услуг.

Шэньчжэнь, со своей стороны, постепенно превращается в китайскую Силиконовую долину. За последние 20 лет этот молодой, динамичный город опередил Шанхай в разработке современной техники: здесь базируются десятки всемирно известных компаний, в том числе Huawei, Tencent, Ping An, DJI, BYD и SF Express.

Разумеется, по общей технологической продвинутости Шанхай по-прежнему находится впереди. Но Шэньчжэнь не пытается заменить Шанхай в тех сферах, где этот город уже лидирует, а старается стать своеобразной лабораторией экспериментирования, причём не только с технологиями, но и с государственными мерами стимулирования и содействия инновациям. Шанхай не может играть такую роль, потому что он обязан сохранять предсказуемый климат для глобальной торговли и финансов.

Управление развитием экономики, которая столь велика и разнообразна, как китайская, всегда будет трудной задачей. Но понимая сильные стороны своих передовых городов и регионов и инвестируя в них, Китай создал мощный механизм для организации и осуществления экономических преобразований. Если судить по колоссальному успеху Шэньчжэня и Шанхая, представляется очевидным, что Китай будет пожинать плоды такого подхода ещё много десятилетий.

Чжан Цзюнь декан Школы экономики при Фуданьском университете, директор Китайского центра экономических исследований (Шанхай).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33