понедельник, 15 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Bitcoin из Китая обернулся для Казахстана энергетической катастрофой

Миграция майнеров из Китая в Казахстан очень быстро сделала республику энергодефицитной страной, хотя точного объема мощности, потребляемого дата-центрами, не знает никто, и окончательное решение о том, как решить эту проблему, еще не принято.

Не так давно министр «цифры» Багдат Мусин рапортовал о планах привлечения майнеров в Казахстан, как о новом и перспективном инвестиционном проекте. Майнеры действительно пришли, и даже быстрее, чем ожидалось – подтолкнули власти Китая, объявившие этот сектор persona non grata на своей территории. Однако для Казахстана приток криптоиммигрантов обернулся энергетической катастрофой.

Министерство энергетики забило тревогу в конце сентября, сообщив, что, по данным системного оператора KEGOC, потребление электроэнергии в этом году подскочило на 7% по сравнению с прошлым годом именно из-за роста числа майнинговых дата-центров.

При этом министерство в своем комментарии коллегам из LS оценивает суммарную нагрузку легально функционирующих майнерских «ферм» в 693,3 МВт и считает, что в целом, то есть включая «теневых» майнеров, этот сектор потребляет 1,05 ГВт.

Однако данные Кембриджского центра альтернативных финансов заставляют усомниться в верности оценок Минэнерго. Напомним, центр ведет индекс глобального потребление электроэнергии в производстве Bitcoin (Cambridge Bitcoin Electricity Consumption Index, CBECI), и именно по его данным Казахстан в августе вышел на второе место в мире по майнингу после США.

Так вот, по оценкам CBECI, общемировая сеть Bitcoin потребляет 12,36 ГВт электроэнергии, а на Казахстан в августе приходилось 18,1% вычислительной мощности сети. Таким образом, предположив, что соотношение вычислительной силы и потребляемой мощности в Казахстане равно среднемировому, нетрудно вычислить, что казахский майнинг потребляет 2,24 ГВт энергии, или в два с лишним раза больше, чем считает Минэнерго.

Другой индекс, Bitcoin Energy Consumption Index, оценивает текущее потребление сети в 20,5 ГВт, что дает для Казахстана еще более высокую долю, порядка 4 ГВт. При этом необходимо учитывать, что данные индексы учитывают только майнинг Bitcoin, тогда как дата-центры могут заниматься производством и других криптовалют.

Чем же может объясняться такая разница в оценках? Во-первых, «теневой» майнинг может иметь более широкие масштабы и использовать различные технические ухищрения для того, чтобы занижать свое энергопотребление.

Во-вторых, «теневой» может быть и генерация электроэнергии, когда, к примеру, для этого используются резервные мощности, что ускоряет износ оборудования и повышает риск аварий, которые, кстати, вынудили KEGOC в этом месяце ограничить подачу электроэнергии потребителям.

На проблемы в работе с казахстанскими энергетиками на прошлой неделе пожаловался уже министр энергетики России Николай Шульгинов, доложивший президенту Путину, что «внеплановое отклонение объёма перетока достигает 1–1,5 ГВт» и «ситуация осложняется тем – это открытая информация, – что аварийность генерирующего оборудования в Казахстане высокая».

Проект приказа министра энергетики РК, призванный ограничить подачу электроэнергии майнерам и опубликованный в начале октября, пока находится в работе и не вступил в силу, но вызывает вопрос о том, как именно идентифицировать майнинговые дата-центры. Наращивание же генерирующих мощностей на 1 ГВт, по оценке министерства, займет около 4-5 лет.

Коренные причины происходящего лежат, конечно же, в низких тарифах на электроэнергию, которые сделали Казахстан привлекательным для криптовалютной индустрии. Зарубежные банкиры били тревогу по поводу непоследовательного регулирования отрасли еще в 2018 году, когда электроэнергетикой занялась прокуратура, а закончилось все распоряжением президента о заморозке тарифов на длительный срок.

В то же время, ускоренное повышение тарифов в данный момент, на фоне инфляционного давления со стороны мировых рынков продовольствия и углеводородов, представляется политически невозможным.

В такой ситуации, похоже, «точечные» ограничения для майнеров – наряду с работой по выявлению «теневиков» – являются единственно возможным оперативным решением. Сама индустрия, несмотря на наличие отраслевой ассоциации, пока предпочитает не комментировать события.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33