среда, 21 февраля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Палестинское завтра: куда смотрит мир?

АММАН – Неудивительно, что в предлагаемом Соединенными Штатами мирном соглашении между Израилем и палестинцами присутствуют все признаки сделки с недвижимостью. Эта предполагаемая «сделка века», безусловно, не включает в себя ни один из компонентов стратегии успешного разрешения конфликтов, в том числе разговоры и слушания, согласование основных интересов и компромиссное решение, которое сможет поддержать большинство. Да и откуда им там взяться, если еще до начала переговоров присутствие самых важных партнеров по диалогу – палестинцев – было заведомо перечеркнуто невыполнимыми требованиями инициаторов сделки.

Вскоре после одобрительного комментария Джареда Кушнера в мае 2018 года о том, что стремление к миру является «благороднейшим стремлением человечества», журналист Роберт Фиск напрямую задал вопрос о его плане: действительно ли Кушнер верит, что после трех арабо-израильских войн, десятков тысяч смертей и миллионов беженцев палестинцы согласятся решать этот вопрос деньгами? 

Циники среди нас, такие как Крис Дойл, директор Совета по арабо-британскому взаимопониманию, могли бы заключить, что «мир между израильтянами и палестинцами – это не вопрос, это просто косметика». Предыдущие действия администрации США – одобрение израильских поселений на Западном берегу, переезд посольства США в Иерусалим и сокращение финансирования Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ – приводят именно к такому выводу. Как заявила в 2018 году Лара Фридман, президент фонда «За мир на Ближнем Востоке», «совершенно очевидно, что главная цель состоит в том, чтобы решить проблему палестинских беженцев путем игнорирования их существования». Предложение Кушнера подразумевает то же самое относительно всех палестинцев и Палестины как функционального образования.

Это предложение игнорирует все соображения международного права и бесчисленные резолюции Совета Безопасности ООН, взамен предлагая палестинцам обменять свои самые плодородные земли на пустыню и принять территорию, напоминающую клин сыра «Гауда», соединенную множеством мостов и туннелей, а также находящуюся в практически полном окружении областями, подчиненными Израилю. Это оскорбление достоинства палестинцев, не говоря уже об их стремлениях и надеждах на будущее. Между тем, страх за судьбу Иерусалима и исторические права на контроль над святыми местами должны волновать мусульман во всем мире. 

На протяжении большей части моей жизни кризисы в нашем регионе были семейными проблемами. По окончании Первой мировой войны на встречах будущего первого президента Израиля Хаима Вейцмана и моего покойного великого дяди короля Фейсала I обсуждалось федеративное арабское государство в регионе, где евреи, христиане и арабы-мусульмане будут жить в условиях независимости и согласия. 

Мой дед также поддерживал это видение, основанное на неукоснительном уважении человеческого достоинства, которое подразумевает плюрализм и равные права для всех конфессий. Это видение являлось не только просвещенным и основанным на сильных моральных убеждениях, но и хорошо структурированным – Абба Эбан, министр иностранных дел Израиля в 1970-х годах, называл его «региональным Бенилюксом». И важно признать: когда Иордания предоставляла гражданство палестинским иорданцам, это основывалось на том, что палестинцы были wadiyyah, заслуживающими доверия, а их право на самоопределение не ущемлялось и не отрицалось. Трудно не задаться вопросом, что могло бы получиться, если бы король Иордании Абдалла I, а затем и премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, оба великие миротворцы, не были бы убиты за свои убеждения.

Я вспоминаю те бурные дни, последовавшие за подписанием мирного договора между Иорданией и Израилем в 1994 году, пронизанные чувством огромной надежды. Сегодня это кажется невообразимым, но в те времена между нами была такая доброжелательность, что, собрав около 10 миллионов долларов через телемарафон с призывом о гуманитарной помощи для Боснии, Рабин связался с моим покойным братом, королем Хусейном, который предложил нам сделать это совместной инициативой. Таким образом, мы вылетели одним рейсом, и по прибытии я выступил модератором на пресс-конференции с делегатами от боснийских мусульман, хорватов, сербов и израильтян, у каждого из которых были веские причины не испытывать особой теплоты по отношению друг к другу. И, тем не менее, речь шла о мире на Балканах и Ближнем Востоке.

Причина последовавшего разочарования имеет двойственную природу. Во-первых, тогда еще не существовало механизма продолжения таких дальновидных идей. Во-вторых, хотя моя собственная страна, Иордания, и подписала мирный договор с Израилем, это был холодный мир, поскольку в него не были заложены основы для изменения отношения людей и их вовлечения. Именно поэтому холодный мир так и не стал теплым – не смог выйти за рамки разговоров и охватить всех людей.

Спустя четверть века эта цель кажется еще более далекой, чем когда-либо, и предложение Кушнера тут не поможет. В 2018 году он сказал: «Иногда для достижения цели необходимо принять стратегический риск что-то испортить». Этот грубый тон с отголосками речей Робеспьера и Ленина указывает на ужасающее непонимание ситуации и угрожает подорвать все усилия по стабилизации этого неспокойного региона.

Только на прошлой неделе мы слышали трогательное выступление выжившей из Освенцима. «Куда смотрел весь мир?» – вопрошала она. Я не могу не задать тот же вопрос: куда будет смотреть весь мир в ближайшем будущем Палестины?

Его Королевское Высочество принц Эль-Хасан бин Талал, председатель Совета попечителей Королевского института межконфессиональных исследований, служил своему брату, покойному королю Иордании Хуссейну, во время мирных переговоров с Израилем в 1990-х годах.

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Фото на обложке: nytimes.com

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33