четверг, 22 февраля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Пандемия – не время для американских экономических санкций

НЬЮ-ЙОРК – За последние годы администрация президента США Дональда Трамп в одностороннем порядке ввела жёсткие экономические санкции против целого ряда стран, чьи правительства она стремится наказать. Эти меры негуманны, они нарушают международное право и вызывают боль и страдания у народов, которым Америка, согласно её заявлениям, якобы хочет помочь. Сейчас, когда весь мир столкнулся с пандемией Covid-19, американские санкции становятся ещё и прямой угрозой для жизни народов этих стран – и все остальных. Санкции следует немедленно отменить.

Не случайно именно по Ирану и Венесуэле, двум странам, ставшими объектами санкций США, пандемия ударила так сильно. На долю Ирана приходится всего лишь 1,1% мирового населения, но при этом шокирующая доля погибших от Covid-19 – 11,2%. Тем временем Венесуэла явно находится на пороге массовой эпидемии, судя по быстрым темпам распространения болезни, с тех пор как она была здесь впервые диагностирована 12 дней назад.

В обеих странах американские санкции ослабили инфраструктуру здравоохранения, ограничив доступ к валюте и возможности импортировать важнейшие медицинские товары. Как показывают исследования, начиная с 2017 года, потери экономики Венесуэлы от финансовых и нефтяных санкций составляют $17 млрд ежегодно, что в четыре с лишним раза выше уровня импорта этой страной товаров, не связанных с нефтью. Санкции являются далеко не единственной причиной коллапса экономики Венесуэлы, но они были основным фактором её масштабного сжатия в 2019 году, когда страна потеряла треть своего ВВП. Как предупреждала в августе прошлого года Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет, введённые санкции «являются экстремально широкими и не содержат достаточных мер, позволяющих смягчить их влияние на наиболее уязвимые группы населения», что приводит к «серьёзным последствиям, особенно с точки зрения прав на здоровье и продовольствие».

Санкции драматически повлияли и на экономику Ирана. После того как администрация Трампа вышла из ядерного соглашения 2015 года, добыча нефти в стране сократилась на 1,8 млн баррелей в день, то есть упала почти вдвое по сравнению с уровнем добычи до санкций. В октябре прошлого года организация Human Rights Watch сообщила, что американские экономические санкции «причиняют неоправданные страдания иранским гражданам», а их последствия для больных с редкими заболеваниями могут стать «катастрофическими». Сегодня Иран находится на втором месте в мире по уровню смертности от Covid-19, уступая лишь Италии.

Экономические санкции основаны на идее, что усиление повседневных трудностей в жизни простых людей создаст возрастающее давление на их правительство. Как выразился в феврале 2019 года госсекретарь США Майк Помпео, благодаря возобновлению санкций, «ситуация для иранского народа значительно ухудшилась, и мы убеждены, что это заставит иранский народ восстать и изменить поведение режима».

Вместо приостановки действия экономических санкций на время пандемии, администрация Трампа, наоборот, ужесточает их, ещё сильнее затрудняя поражённым болезнью странам доступ к валюте и усугубляя последствия глобального обвала нефтяных цен. Буквально на прошлой неделе, когда в Иране количество умерших от вируса достигло 1000 человек, министерство финансов США включило в свой чёрный список девять компаний (в том числе инвестиционное подразделение фонда социального страхования) за то, что они совершали сделки с нефтехимическим сектором Ирана. А 12 марта США ввели санкции против российской компании, которая помогала продавать венесуэльскую нефть за рубежом, и одновременно потребовали от компаний в Индии, Китае и Испании прекратить любые покупки нефти у Венесуэлы. Из-за санкций те немногие трейдеры, которые по-прежнему готовы покупать венесуэльскую нефть, требуют скидки размером до $23 за баррель, вынуждая страну продавать нефть дешевле себестоимости её производства и ликвидируя единственный крупный источник доходов страны. 

Американские власти притворно утверждают, что санкции содержат исключения для сделок, связанных с гуманитарной продукцией. Но те, кто ведёт дела с Ираном, знают, что это ложь. Это всё равно, что сказать людям, которые только что потеряли работу и доходы, что они по-прежнему могут ходить в магазины и покупать там всё, что захочется. Кроме того, экономические санкции не только снижают возможности страны, против которой они введены, оплачивать товары первой необходимости, но и радикально повышают регуляторные и репутационные риски ведения вообще каких-либо дел с правительством этой страны. И поэтому практически все компании из частного сектора решили не рисковать – или требуют за эти риски высокие комиссионные. 

Добиться соблюдения карантина и мер социального дистанцирования, которые рекомендованы экспертами здравоохранения для сдерживания Covid-19, едва ли возможно, если правительство не способно выплачивать компенсации работникам, сидящим дома. У стран, чьи государственные финансы серьёзно потрёпаны санкциями, очень мало возможностей профинансировать подобные субсидии. Именно по этой причине Иран и Венесуэла попросили Международный валютный фонд предоставить им чрезвычайные средства, чтобы помочь борьбе с пандемией. МВФ пока что ответил только на запрос Венесуэлы, заявив, что этот запрос невозможно рассмотреть, пока страны-члены фонда не достигнут согласия по вопросу о том, какая из двух конфликтующих политический фракций в стране будет признана легитимным правительством. Ситуация с Венесуэлой является прямым следствием принятого США в прошлом году вопиющего решения порвать с дипломатической традицией, признать правительство, которое не имеет никакого контроля над территорией страны, и призвать другие страны последовать этому примеру. 

Экономические санкции не просто наносят вред населению стран, подвергнутых этим санкциям. Они повышают риск, что эти страны превратятся в региональные эпицентры пандемии Covid-19. В результате любые усилия соседних странах по ограничению эпидемической волны будут обречены на поражение. Усилия, направленные на сдерживание пандемии, должны быть глобальными, а государства, находящиеся в группе риска, должны иметь возможность рассчитывать на любую необходимую международную помощь. Санкции, введённые правительством страны с самой крупной в мире экономикой, делают это невозможным. 

США следует немедленно приостановить действие всех экономических санкций против стран, которые с трудом пытаются справиться с болезнью. А министерству финансов США следует выпустить рекомендации, согласно которым любые операции с государственными чиновниками, против которых введены персональные санкции, будут считаться допустимыми, если эти чиновники выступают исключительно в своей официальной роли. Америке следует также прекратить блокирование усилий пострадавших от пандемии стран получить финансирование многосторонних организаций на борьбу с этой чрезвычайной ситуацией. 

Американские экономические санкции заставляют миллионы людей страдать, а вскоре они могут убить десятки тысяч человек (или даже намного больше). Усугубление страданий гражданских лиц в попытке изменить поведение их правительства является этически неправильным и запрещено международным правом. Осуществление подобной стратегии в период худшего эпидемического кризиса, с которым когда-либо сталкивался мир в современной истории, демонстрирует безрассудное пренебрежение человеческой жизнью и презрение к нормам цивилизованного поведения. 

Джеффри Сакс – профессор устойчивого развития и профессор политики и управления в сфере здравоохранения в Колумбийском университете, директор Центра устойчивого развития при Колумбийском университете и Сети ООН по поиску решения для устойчивого развития.

Франсиско Родригес – экономист, директор фонда «Нефть для Венесуэлы» («Oil for Venezuela»).

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33