среда, 21 февраля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Метаморфозы Национального фонда

Национальный фонд Казахстана был создан в 2001 году на примере Норвежского фонда. Но с годами стало очевидно: если скандинавы успешно реализуют накопительный потенциал этой структуры, то у нас он стал своего рода палочкой-выручалочкой для поддержки то первоочередных бюджетных программ, то терпящих бедствие коммерческих банков. Не удивительно, что со своей главной функцией –накопительной- наша «кубышка» справляется все хуже.

По состоянию на июнь 2019г размер нашего фонда составлял 58 177млн долларов, хотя в 2014-15 годах превышал 70 млрд. «зеленых» (см. таблицу). 

Почему активы фонда до 2015 года пусть с небольшим отклонением, но росли, а теперь снижаются? Только ли форс-мажорные обстоятельства, вроде двух девальваций тенге и спасения банков тому виной?

Если исходить из того, что деньги фонда формируются из  сверхдоходов нефтегазового и горнодобывающего секторов, то   с ростом добычи нефти и газа, активы фонда также должны  расти. Однако, очевидно, что на практике это зависит от мировых цен на сырье, которые, в отличие от тучных времен начала 2000-х, заметно «похудели».

В то же время, если сравнить темпы роста объемов добычи нефти и газа и темпы роста активов фонда (см. таблицу), то даже в период неуклонного роста цен на мировых рынках сырья наблюдалась периодическая разнонаправленность темпов роста темпов роста добычи сырья и активов нацфонда. Не исключено, что помимо объективных факторов на это влияют и субъективные. Может, доходы нефтяного сектора не всегда напрямую идут в национальный фонд? Или, скажем, попадают в «копилку»  через год, после того, как их где-то «прокрутят»?

Уровень накоплений в нефтяных фондах принято исчислять размером средств фонда в процентах от ВВП страны. Наши проценты, хоть с некоторыми колебаниями, но росли. А в последние годы пошли вниз.

Одна из причин снижения доли нац. фонда в ВВП в том, что в последние годы фонд работает больше в расходном режиме, чем в накопительном (о причинах см. выше). 

В 2016 и 2017гг было использовано средств фонда в 2,5 раза больше,  чем в эти же годы в него поступило.  За 2018 год официального отчета движения средств национального фонда еще нет, но очевидно, что мы продолжили его «проедать». А уж по итогам нынешнего года эта тенденция только усилится: вряд ли правительство изыщет в бюджете средства на выполнение всех социальных обещаний второго президента страны.

К тому же, расходы на аудит и обслуживание нашей «кубышки» постоянно растут…

 

Национальный фонд, тыс. тенге

 

Поступления

Использование

2001 г

197 353 993

7 546 324

2002 г

109 547 274

244 287

2003 г

229 551 299

428 434

2004 г

139 312 971

524 247

2005 г

413 713 744

724 981

2006 г

774 306 672

918 912

2007 г

1 139 270 342

259 317 396

2008 г

1 652 527 290

1 075 095 373

2009 г

2 297 417 901

1 107 498 030

2010 г

2 407 723 392

1 203 982 229

2011 г

3 488 043 602

1 204 132 712

2012 г

3 843 884 717

1 385 701 111

2013 г

3 991 604 321

1 412 035 945

2014 г

5 366 850 822

1 963 658 571

2015 г

11 793 630 511

2 468 570 853

2016 г

985 647 524

2 874 382 751

2017 г

3 479 812 466

8 841 822 998


А теперь посмотрим, что происходит с доходностью фонда? Здесь картина, мягко говоря, не внушает оптимизма. 

Доходность нашего фонда четыре года была отрицательная, остальные годы колеблется от 1% до 8%.

А теперь давайте сравним казахстанскую «копию» с норвежским «оригиналом»

Норвегия накопила с 1990 года наибольший нефтяной фонд. Доходность Норвежского фонда стабильна и составляет около 8%. Явно видна разница в политике управления фонда нашего и Норвегии.

Цель фонда Норвегии  долгосрочное накопление доходов от нефтяного сектора. Законодательно ограничено делать крупные изъятия из фонда. Являясь социально-ориентированным государством, Норвегия гарантирует сохранение высокого уровня социальных выплат, в первую очередь пенсионных, в будущем – если запасы нефти закончатся, либо мировые цены резко снизятся.

Проведение такой политики возможно, так как остальные секторы норвежской экономики обеспечивают текущие бюджетные расходы страны. Наряду с этим часть нефтяных доходов Норвегии идет напрямую в бюджет, не подвергаясь никаким манипуляциям.

В нашей же экономике добывающие секторы, включая нефтегазовый, - основные поставщики бюджета. Поэтому не удивительно, что деньги в казахстанский фонд кладутся и тут же вынимаются – то на социальные выплаты, то на финансирование инвестиционных проектов.

Не стоит забывать и о том, что постоянно декларируемый рост ВВП страны исчисляется в дважды девальвированном  тенге, а в долларовом выражении мы имеем неуклонное падение. По оценкам независимых экспертов, наш «долларовый» валовый продукт в 2018 году такой же, как в 2010-ом.

С национальным фондом – ровно то же самое. Так что, не стоит обольщаться насчет того, что мы сможем оставить что-то будущим поколениям – самим бы хватило…

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33