вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Граждане всех стран, воссоединяйтесь!

Нэнси Бёрдсолл

Америка перестала быть глобальным гегемоном, но в ходе нынешнего кризиса для мира именно её лидерство по-прежнему остаётся наиболее предпочтительным. По крайней мере, по сравнению с Китаем.

Пандемия коронавируса погрузила мир в опасное состояние потери равновесия, когда заманчивые призывы популистского национализма и необходимость в глобальном сотрудничестве вступили в смертельную схватку. К сожалению, национализм пока что побеждает. Но глобально мыслящие граждане во всём мире могут – и должны – дать отпор, и начать им следует с США.

В течение десятилетий после Второй мировой войны Америка играла роль (в основном) доброго глобального гегемона. Её экономическое и военное превосходство делало её явно заинтересованной в установлении и поддержании правил игры международного сотрудничества и коллективных действий. Именно по этой причине США возглавили работу по созданию таких институтов, как ООН, Всемирная организация здравоохранения, Международный валютный фонд, Всемирный банк и Всемирная торговая организация (ранее «Генеральное соглашение о тарифах и торговле»).

Но сегодня сила и влияние США слабеют (как минимум относительно Китая), поэтому администрация президента Дональда Трампа вернулась к политике изоляционизма. При минимальном внутриполитическом противодействии Трамп ввёл жёсткие антиимиграционные меры, устроил торговую войну с Китаем, отказался сотрудничать с союзниками по «Большой семёрке» и «Большой двадцатке» для смягчения экономических последствий пандемии.

Поскольку Америка перестала принимать участие в глобальных коллективных действиях, правительства других стран, борясь с вирусом, начали с большей уверенностью принимать аналогичные решения на основе принципа «разори своего соседа». Например, они вводят ограничения на экспорт продовольствия и лицевых масок, стремятся захватить права интеллектуальной собственности и получать прибыль от будущей эффективной вакцины от Covid-19.

Тем временем Трамп решил заморозить американское финансирование ВОЗ прямо в разгар пандемии, что важно не столько в финансовом смысле, сколько в качестве символической демонстрации доктрины «Америка прежде всего» в действии. Для Америки ирония ситуации в том, что антиглобализм Трампа, плюющего миру в лицо, находит зеркальное отражение в углубляющейся поляризации внутри страны, где пандемия выявляет и усиливает уже существовавшее ранее неравенство.

К сожалению, сейчас нигде нельзя найти примера международного лидерства. После Брексита Евросоюз сам с трудом справляется с национализмом во входящих в ЕС странах. Он не смог договориться даже об умеренном разделении бремени по приёму беженцев и не может выйти из тупикового противостояния по вопросу о выпуске совместных «коронабондов» для спасения экономики стран ЕС во время нынешнего кризиса.

Тем временем Китай под руководством Си Цзиньпина не обладает тем инстинктивным и международным авторитетом, который нужен, чтобы направлять глобальное сотрудничество. Да, конечно, Китай старается играть лидирующую роль. Он присоединился к другим кредиторам из «Большой двадцатки», которые разрешили странам с низкими доходами приостановить выплаты долга перед официальными двусторонними кредиторами (благодаря своей инициативе «Пояс и путь», Китай стал среди них одним из самых крупных, а его кредиты являются самыми дорогими). Кроме того, Китай пообещал предоставить ВОЗ $2 млрд. Но одновременно под прикрытием пандемии Китай играет мускулами в Гонконге и Южно-Китайском море. Его позитивные шаги в большей степени объясняются конкуренцией с США, чем желанием стимулировать международное сотрудничество.

Инстинктивная националистическая реакция на пандемию не удивляет. Коронавирус, как и изменением климата, не знает границ, однако большинство людей идентифицируют себя в качестве граждан страны, в которой они живут. Почти все мы в сердце мы националисты – или патриоты, если вам так больше нравится.

Кроме того, трудно представить себе альтернативу нынешнему международному порядку, опирающемуся на суверенные государства. Историки обычно называют создание нынешней системы государств ключевым фактором, который способствовал снижению уровня насилия в мире, а также невиданному ранее повышению уровня жизни огромного количества людей. По мнению экономиста Дэни Родрика, национальное государство является обязательным условием для существования либеральной демократии, при этом на глобальном уровне демократия в принципе невозможна.

Однако пандемия напомнила нам о том, как сильно мы зависим от сотрудничества между государствами. Такое сотрудничество может быть явным, как в случае с торговыми соглашениями, или косвенным, как в случае с управлением глобальными финансовыми рисками или выполнением целей, поставленных в Парижском климатическом соглашении. Неспособность сотрудничать в борьбе с Covid-19 ставит нас всех под угрозу, потому что каждый будет беззащитен перед вирусом до тех пор, пока все не получат защиту.

Для борьбы с деструктивным национализмом, воплощением которого стал Трамп, нужно, чтобы сознательные граждане каждой страны требовали от своих правительств участия в международном сотрудничестве, поддержки многосторонних институтов, максимального использования выгод от соблюдения согласованных международных правил и норм. В нынешнем столетии, как никогда раньше, такая деятельность будут отвечать интересам всех стран и граждан.

К счастью, доминирующее самоопределение в качестве гражданина своей страны не исключает одновременного самоопределения в качестве глобального гражданина. Например, в конце 2000-х годов более 80% участников опроса в 17 развитых странах согласились, что они «морально обязаны добиваться сокращения голода и крайней нищеты в бедных странах».

Мы все получаем выгоду от работы ВОЗ, МВФ, «Большой семёрки» и «Большой двадцатки», и когда эти организация не справляются, мы должны винить в этом не их слабость, а неспособность наиболее могущественных участников этих организаций поддерживать их силу. У граждан США пандемия формирует чувство солидарности, и точно так же она способна научить людей во всём мире необходимости совершить мысленный скачок за пределы национальных границ и поддержать идею глобальной солидарности.

Американские граждане должны возглавить эти усилия. Американцы привыкли, что их правительство играет лидирующую роль во время глобальных кризисов – так поступала администрация президента Джорджа Буша-младшего в борьбе со СПИДом и администрация Барака Обамы в борьбе с мировым финансовым кризисом и эпидемией Эболы. Сегодня они должны потребовать, чтобы администрация Трампа боролась с пандемией с помощью такой стратегии, в которой национальные интересы Америки будут сбалансированы с её ничем незаменимым международным охватом и потенциалом.

Америка перестала быть глобальным гегемоном, но в ходе нынешнего кризиса для мира именно её лидерство по-прежнему остаётся наилучшим вариантом. И нельзя найти более подходящее время, чтобы подвергнуть проверке этого предположение.

Нэнси Бёрдсолл – почётный президент и старший научный сотрудник Центра глобального развития (CGD).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33