понедельник, 04 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Трамп и Путин: очень много общего

Нина Хрущёва

Нами всё чаще управляют не люди, а персонажи. Президентское реалити-шоу Дональда Трампа и мультипликационный авторитаризм Владимира Путина напоминают о фильме Чарли Чаплина «Великий диктатор» (1940 год). Но и Россия, и США – это две полярно противоположные страны стали почти зеркальным отражением друг друга – чаплиновские диктаторы раскалывают общество, а их популистские идеи могут считаться какими угодно, но только не комичными.

Чтобы понять эти абсурдные, дестабилизирующие персонажи, нельзя ограничиваться лишь классическим кино. Нам понадобится литература – произведения, которые напоминают нам, почему мы такие, какие мы есть. Великие сочинения служат для нас моральным ориентиром, а в ситуациях, когда здравый смысл в дефиците, они помогают человеку не терять голову посреди хаоса и неопределённости.

В случае США можно вспомнить роман Синклера Льюиса «У нас это невозможно» (1935 год) и роман Филипа Рота «Заговор против Америки» (2004 год). Рот представляет альтернативную историю: на президентских выборах 1940 года в Америке Чарльз Линдберг, представляющий Комитет «Америка – прежде всего», играет роль вульгарного популиста. Но, в отличие от Линдберга, который в романе выигрывает у президента США Франклина Рузвельта, последние действия Трампа лишь ослабляют его позиции: сейчас он отстаёт от Джо Байдена, предполагаемого кандидата от Демократической партии, на десять процентных пунктов.

Сначала Трамп постоянно заявлял, что Covid-19 просто «исчезнет»; ему явно не терпелось начать кампанию за переизбрание на пост президента. Однако его первый митинг после начала пандемии – в городе Тулса, штат Оклахома, – оказался провальным, на него мало кто пришёл. Тогда он провёл ещё один митинг, отметив День независимости на горе Рашмор. Там он заявил, что протестующие из движения Black Lives Matter – это «плохие люди зла».

После этого Трамп занялся защитой того, что невозможно защитить: расистского наследия Конфедерации, которое осудила даже его собственная Республиканская партия. Вот вам и Америка – прежде всего.

Тем временем в России, где авторитаризм стал образом жизни, Путин, отмечающий 20 лет на кремлёвском троне, превращается в смесь персонажей, созданных Николаем Гоголем в XIX веке, а также Владимиром Набоковым и Евгением Шварцем в XX-м.

Предприняв нескольких неровных и непоследовательных мер борьбы с пандемией, российское правительство в конце июня внезапно приостановило карантин, чтобы провести парад в честь 75-летия победы союзников над нацистской Германией во Второй мировой войне. На самом деле День победы отмечается 9 мая, но это было не важно. Парад просто стал увертюрой к финальному аккорду Путина – фарсу общенационального референдума, который был призван обнулить для него президентские сроки, установленные Конституцией, и гарантировать ему власть навсегда.

Как и Трамп, Путин не захотел ждать улучшения пандемической обстановки, а на публике он появлялся без маски, подрывая действенность призывов органов здравоохранения, и всё это ради того, чтобы выглядеть настоящим мачо. Впрочем, нетерпение Путина можно понять. Его популярность быстро идёт на спад, поскольку уровень жизни в стране снижается, а возглавляемый Путиным режим не способен проводить значимые реформы. «Если вы – Путин, ваша Россия процветает», – так непочтительно язвят россияне, для которых уличная сатира уже давно стала механизмом защиты при диктаторских режимах.

Такие перешёптывания нередко способствуют популярности насмешливой литературы, подобной сатирическому шедевру Гоголя «Ревизор», в котором мелкий чиновник обманывает горстку топорных, некомпетентных городских руководителей. В этой пьесе всегда можно было заметить явные параллели с приходом Путина к власти. Впрочем, для последних действий Путина ещё более релевантен роман Набокова «Под знаком незаконнорождённых» (1947 год). В нём Набоков даёт пугающую картину сознания диктатора, который – так случайно оказалось – невысок ростом, не уверен в себе и очень мстителен.

В начале июля Иван Сафронов, бывший журналист-расследователь, который ранее помог обществу узнать о секретных поставках российского оружия и о перестановках в Кремле, был арестован по обвинению в государственной измене. Сафронов, работавший в последнее время медиа-советником в госкорпорации «Роскосмос», обвиняется в раскрытии военных секретов странам НАТО, хотя в период совершения предполагаемого преступления он был журналистом. Путин, бывший оперативник КГБ, стремится любой ценой держать в секрете от общества свои государственные дела.

Советский драматург Шварц, писавший пасквили на Гитлера и Сталина, замаскированные под детские сказки, мог бы столь уже удачно высмеивать и Путина. В своей версии «Нового наряда короля» (1934) он рисует хорошо знакомый портрет маленького, тщеславного тирана. В пьесе «Тень» (1940), человеческая тень, стремясь повысить своё значение, потихоньку забирает у человека все силы. А в «Драконе» (1944) гротескная, жуткая, но при этом трусливая рептилия делиться своим глубинным желанием – пожирать своих врагов.

Наверное, это было неизбежно, что после 20 лет у власти Путин превратится в литературную карикатуру. В русской литературе сложилась давняя традиция высмеивания и сатиризации политических фигур, поэтому путинское соответствие форме не удивляет. Но намного менее ожидаемо оказалось то, насколько президент Америки напоминает героев российских пародий, хотя американцам, привыкшим к официальным политическим карикатурам и к сатире телешоу «Субботним вечером в прямом эфире», ещё предстоит освоить искусство спонтанных уличных шуток. Возможно, в США ситуация пока что ещё недостаточно плоха.

Трамп – это позёр, самозванец, вполне соответствующий уровню гоголевского ревизора; а его главный лизоблюд, генеральный прокурор Уильям Барр, стал бы подходящим дополнением для любого гоголевского рассказа о моральном разложении. Трамп – это узколобый, невежественный диктатор из романа Набокова, и он столь же жесток и мелочен, как и любой из злодеев в пьесах Шварца.

Трамп даже превосходит Путина, который, по крайней мере, действует более стратегически в своём популистском эксгибиционизме. Истерики Трампа в «Твиттере» («Очень печально!», «Насилие над президентом!») звучат так, будто взяты из романа ышли из сатирика XIX века Михаила Салтыкова-Щедрина. В сатирическом сочинении 1870 года «История одного города» Салтыков-Щедрин описывает городского руководителя по прозвищу «Органчик», который способен дать лишь два ответа своим подчинённым: «Разорю!» и «Не потерплю!».

Грубый, лишённый эмпатии, Органчик выпускает бесконечные указы и не терпит никакой оппозиции. В итоге читатель узнаёт, что его мозг в реальности был музыкальным инструментом, имевшим всего две клавиши.

Как перечисленные выше, так и другие классические сочинения предлагают нам некоторое утешение, напоминая, что у деспотизма есть пределы. Популизм и самовозвеличивание не могут длиться вечно, особенно когда подобная идеология вступает в столь сильное противоречие с реальностью.

Тем не менее, Салтыков-Щедрин, изначально назвавший свою книгу «История города Глупова» (заголовок был исправлен цензурой), напоминает нам о то, что страдания под властью плохих лидеров не являются оправданием для аморальных и глупых действий людей. Россия глубоко погружена в своё диктаторское прошлое. Но Америка – это всё ещё демократия. Пока что. В ноябре американцы должны показать, что не хотят, чтобы ими правили «органчики».

Нина Хрущёва – профессор международных отношений в университете The New School, автор (совместно с Джеффри Тайлером) новой книги «По стопам Путина: В поисках души империи через одиннадцать часовых поясов России».

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33