суббота, 22 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

По освоению зеленой энергетики нас догоняет Узбекистан

К 2060 году Казахстан намерен достичь углеродной нейтральности. Почетный генеральный директор, член совета директоров Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана Арман Кашкинбеков рассказывает, насколько это возможно.

- Арман Каирберлиевич, насколько реален переход к зеленой энергетике в Казахстане, предпринимаем ли мы реальные меры для этого?

 -  В этом году доля зеленой энергетики составила 3%  от общего объема всей производимой энергии в стране по итогам 2020 года.  Президент Токаев, на совещании по вопросам развития энергетики, в мае текущего года поставил перед нами более амбициозную задачу: к 2030 году достигнуть 15 % . Финальная цель - к 2050 году достичь 50 %. Кроме того, к 2060 году планируется достичь углеродной нейтральности. Сейчас мы выполнили первую и самую непростую задачу, и это дает надежду, что и в дальнейшем мы достигнем поставленных перед нами задач.

- Какие именно мероприятия предполагает эта стратегия?

- Строительство солнечных, ветровых и гидростанций, сейчас они производятся практически по всему Казахстану. Флагманами стали «Бурное Solar-1» - солнечная станция в Жамбылской области. Этот объект, использующий возобновляемые источники энергии, стал первой в Средней Азии солнечной электростанцией с установленной мощностью 50 мегаватт. Сейчас она работает уже с мощностью в  100 мегаватт. Этот проект финансировал Европейский банк реконструкции и развития, а местным партнером выступала «Самрук Казына инвест». Если говорить об использовании энергии ветра, то первый флагман в 44 мегаватта был запущен к северу от столицы в Ерейментау. Эту ветровую станцию с участием «Самрук Энерго» построили при использовании средств Евразийского банка развития. После того, как эти два пилотных проекта успешно состоялись, мы убедились в том, что такая энергия востребована и эффективна. Сегодня станции могут работать в нормальном режиме без каких-либо технических проблем.

Последние три года мы работаем по системе аукционов. Успешно построена и функционирует солнечная станция в 100 мегаватт на Капшагае, ветровая станция - на Кордае. В Кустанайской области возводится большая ветровая станция совместно с казахстанскими и китайскими партнерами.  Итальянская нефтегазовая компания Eni  решила тоже вложиться в чистую энергетику и выступила инвестором строительства ветровой станции в Актюбинской области мощностью 48 мегаватт. Сейчас ТОО Arm Wind  начало работу по удвоению ее мощности. В Мангыстауской области были построены небольшие ветровые и солнечные станции. Их количество планируется увеличить. Также в Карагандинской области немецкие инвесторы построили большие солнечные станции мощностью 100 и 40 мегаватт. В Казахстане достаточно солнечной и ветровой энергии. Поэтому предпосылок для дальнейшего развития зеленой энергетики у нас более, чем достаточно.

- А как обстоят дела с био- и гидроэнергетикой?

- Первые проекты в области биоэнергетики у нас были запущены в рамках аукционов два года назад. Пока они не начали работать. Мелкие установки работают в частных фермерских хозяйствах в разных регионах. По гидроэнергетике у нас существует много станций в Восточном Казахстане и Алматинской области, где есть горные речки. Есть и станции малой мощности -  до 35 мегаватт. Буквально месяц назад в Восточно-Казахстанской области, на речке Тургусун, частный казахстанский инвестор запустил новую гидростанцию мощностью 24 мегаватта. По гидростанциям работать гораздо сложнее, так как приходится проводить  много земляных и технических работ.  К тому же, Казахстан - степная страна, у нас мало рек с перепадами, поэтому потенциал по гидроэнергетике у нас ограничен. А вот по ветру и солнцу огромный простор для деятельности. Поэтому в обозримом будущем ветровая и солнечная энергетика у нас будут лидировать.

- На западе фермерские хозяйства все чаще отдают предпочтение выращиванию таких топливных культур, как кукуруза, сахарный тростник и рапс. Насколько активно у нас выращивается биотопливо?

- Вы знаете, что этим летом мы наблюдали джут  в Мангыстауской и других областях, когда нечем было кормить скот. За топливными культурами, конечно, будущее, но здесь возникает другой вопрос - обеспечение водными ресурсами.

- В каком ряду находится Казахстан в списке по освоению зеленой энергетики по сравнению с Россией и другими странами СНГ?

- Если говорить о доле возобновляемых источников энергии (энергии солнца, ветра, воды, биомассы), то Казахстан – один из лидеров на территории СНГ. Впереди нас только Украина и немного опережает Россия. Украину подстегнуло повышение тарифов на электроэнергию. Сейчас у них доля ветровых и солнечных станций в общем количестве достигает 13 процентов. В России немного по- другому. Эта страна с энергетической точки зрения не такая “грязная”. Если в России ВИЭ занимаются госкорпорации, то мы пошли другим путем. У нас рынок открыт для всех инвесторов. Какой путь правильный, - покажет время.

Последнее время нас догоняет Узбекистан, который активно занялся ветровой, солнечной энергией, раздавая на аукционах сотни гигаватт-проектов, чего Казахстан никогда не делал. Последнее время у нас система аукционов развивалась последовательно, но довольно скромно; выставлялись меньшие объемы мощности по возобновляемой энергии. Но я всегда считал, что благополучие соседей  позитивно отражается на нас самих. Если у нас появится здоровая конкуренция, то и мы будем вынуждены ускоренно двигаться вперед.

- Стремясь полностью перейти на систему отопления газом, не окажемся ли мы в той же ситуации, что и американцы   штата Техас минувшей зимой?

- В штате Техасе возобновляемая энергетика составляет 20 процентов, 10 – АЭС и 70 –генерация на ископаемых видах топлива. При сильном морозе автоматизированные системы управления подачи топлива перестают работать устойчиво. К примеру, газ может конденсировать. Соответственно, падает выработка электроэнергии. Это, в принципе, может произойти где угодно.

Но нам, в нашем случае, и исходя из этого конкретного примера, нужно думать о том, что если мы будем вынуждены закрыть в обозримом будущем большую часть угольных станций, то чем мы их заменим? Это либо газ, либо мобильные маломощные до 300-400 МВт, атомные станции новейшего образца, либо водородные станции и ВИЭ. В обозримой перспективе другого выбора у нас нет. Тут надо изучать мировой опыт тех же США, Великобритании, Германии, России и Китая.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33