пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Почему третье заседание НСОДа не «выстрелило»?

На прошлой неделе было проведено очередное, третье по счету, заседание Национального совета общественного доверия при президенте. По сравнению с предыдущими, оно прошло без особого внимания общественности и, следовательно, без былого доверия к президенту. Превратился ли уже НСОД в придаток АП? Есть ли у него какие-либо перспективы в ближайшем будущем? Что следовало бы делать самим «нацсоветчикам»?

Не митингом единым

«Ощутимым результатом» назвал президент Токаев принятие закона «О порядке организации и проведения мирных собраний». По его заверениям, он «полностью обеспечивает конституционное право граждан на проведение мирных собраний». Не удивительно – подобные или почти подобные формулировки мы слышали чуть ли не со дня зачатия данного законопроекта. Если со стороны чиновников всех рангов это было понятно, то из уст многих президентских «нацсоветчиков» слова восторга «либеральным» законом были, мягко говоря, странными. Впрочем, заявления одного из них о том, что это был большой шаг навстречу демократии, очень даже правильный – митинговый (а точнее, антимитинговый) закон показал, что мы идем как раз наперекор демократии.

Кроме этого Касым-Жомарт Кемелевич упомянул о подписании им поправок в конституционный закон о выборах и закон о политических партиях, которые якобы упрощают регистрацию партий и обеспечивают 30-процентную квоту для женщин и молодежи в выборные органы. От себя хотели бы добавить нормативно-правовое появление оппозиции в стенах мажилиса, о чем президент скромно умолчал, просто обозначив их «другими законопроектами, входящими в первый пакет политических реформ». Но, как говорится, мы-то с вами знаем (мы писали, а вы знаете), что проблема в регистрации политической организации не в ее пороговой численности, а в принципиальной не регистрации по любым другим причинам. А что касается квоты, то это как-то более похоже на демократию с гендерным равенством, навязанных сверху, добровольно-принудительно. Да и непонятно, как эти 30 процентов будут делить между женщинами и молодежью – это как зеленое с теплым смешать.

А вообще, до последнего времени создавалось ощущение, что НСОД был создан для того, чтобы пропихнуть антимитинговый закон и отредактировать законы о партиях и выборах – тот самый «первый пакет реформ». В качестве бонуса можно было привести некоторые частные и индивидуально-общественные инициативы отдельных членов Нацсовета, в том числе для того, чтобы они потом с чистым сердцем могли похвалиться своими достижениями перед подписчиками в социальных сетях.

На самом деле были и остаются другие проблемы экономического и социального характера, которые по сценарию должны обсуждаться на заседаниях Нацсовета, однако они уже не так популярны в обществе. По большому счету, большинством этих проблем и задач должны заниматься соответствующие ведомства (министерства) и местные исполнительные органы (акиматы), при каждом из которых тоже, вроде бы, подобные общественные советы существуют еще с дотокаевских времен.

Злокачественное образование

Тогда зачем нужен был НСОД? Просто создать видимость «общественного доверия» на фоне фатального недоверия к власти? На эти и другие (заданные и незаданные) вопросы должно было ответить третье заседание нацсоветчиков. Но «получилось как всегда». Вновь были сделаны, казалось бы важные, но при этом крайне банальные заявления, которые говорили либо о популизме, либо о том, что надо исправлять дела предыдущего президента, либо и то, и другое вместе взятое.

Но самое интересное и показательное – прошедшее заседание прошло в форме одностороннего мероприятия с участием пары-докладчиков. Вопросы и обсуждения были на этот раз исключены, хотя онлайн-формат эту возможность с легкостью предоставлял. Это даже вызвало возмущение у некоторых «вынуждено немых» участников мероприятия. В частности, Данияр Ашимбаев и Марат Шибутов высказались через свои соцсети, как бы зафиксировав свое несогласие с планами выступавшего Асылбека Кожахметова и в некотором смысле – с отдельными тезисами Касым-Жомарта Токаева. Кстати, и Ашимбаев, и Шибутов выступали в поддержку антимитингового закона, а здесь, как-то встрепенулись. Впрочем, было из-за чего.

Но мы не намерены (по крайней мере, сейчас) обсуждать и, тем более, осуждать выступления и инициативы, прозвучавшие в тот день. Впрочем, стоит отметить пожелания гражданина президента отменить уголовную ответственность за врачебные ошибки. По его словам, степень халатности в ходе следствия установить очень сложно. В принципе, правильно, но у нас судебная система построена не на законах, а на телефонном праве. Здесь нужно вспомнить случай, когда Токаев своим «твитом» вмешался в уголовное дело, связанное с главврачом одной из алматинских больниц. Опять-таки, не вдаваясь в подробности и степень вины, просто отметим – что глава государства воспользовался служебным положением там, где не следовало. А касательно сложности расследования, то это зависит от профессионализма следователей. Кстати, коррупционные преступления тоже являются одними из сложно доказуемых, но ведь никто (пока, по крайней мере) не говорит об изъятии соответствующей статьи из Уголовного кодекса.

В общем, поднятые на заседании Нацсовета темы, так сказать, не «выстрелили». Мы специально выдержали паузу, рассчитывая на какой-то резонанс и развитие темы, но этого не последовало, в отличие от того, что было с тем же митинговым законодательством (тогда оптимистов было побольше). Другими словами, даже учитывая посты и рекомендации «нацсоветчиков», лишенных слова на самом заседании, эффекта не получилось. Не оправдала себя  даже формулировка НСОД  как «консультативного  органа». Ведь не секрет, что образование у нас какое-то злокачественное, а о медицине и врачах вспомнили только во время пандемии, но ни президент, ни его коллеги по заседанию доверия не вызвали. К сожалению.

Советы Насовету

Критикуя, предлагай, скажут нам, и будут в какой-то степени правы. Конечно, трудно советовать советчикам, но нужно помнить и понимать, что не они планируют повестку дня и вырабатывают темы для обсуждений. Поэтому наш призыв относится более к Администрации президента и самому Касым-Жомарту Кемелевичу.

Чтобы хоть как-то увеличить (приподнять) доверие к Нацсовету (а через него, и к власти), нужно предпринимать более активные действия. Например, по реформам в том же МВД, вся мощь которого работает на предоставление инфоповодов. Очевидно, даже членам НСОД есть немало что предложить по данному поводу. И, кстати, не стоит редактировать и заранее обговаривать то, о чем хотят высказаться его члены.

Расширение тем для обсуждение на заседаниях НСОД, его оперативная реакция на резонансные события подразумевает увеличение частоты таких заседаний. Понятно, что у хозяина Акорды и без того дел много, и его график расписан на месяцы вперед, но он мог бы делегировать свои полномочия главе своей администрации, например. Сам факт того, что эти заседания стали носить ритуальный, а точнее формальный характер, говорит о том, что НСОД изживает себя, дискредитируя саму идею.

Бывший член НСОД  Арман Шураев предлагал проводить ротацию чаще, а следовательно, и чаще собираться. В противном случае становится все более формальным характер присутствия их членов, большинство которых так и не выступило.  Особенно с учетом того, что, с их именем, (помимо тех пятерых, которые успели вовремя из него выйти) теперь будет ассоциироваться принятие антимитингового закона. Поэтому их коллегам нужно понимать всю ответственность и все последствия для имиджа, которые могут быть связаны с этой гранью «общественной деятельности». Аргументы типа «надо дать шанс», «все начинается с малого», «собаки лают, а караван идет» и другие уже не работают. Ведь шансов было море, малое никогда не переборет большое, а караван у нас сам постоянно лает и при этом давно уже никуда не идет.

Коротко говоря, надо быть четче и настойчивее, использовать трибуну Нацсовета, а не наоборот, когда власть использует ваши имена для легитимизации своих решений. И люди к вам потянутся. Может быть...

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33