пятница, 01 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

ЧЕГО ЖДЕТ КАШАГАН?

Различные аспекты состояния и перспектив нефтедобычи в стране «Эксклюзиву» комментирует Кадыр Каркабатович Байкенов, известный эксперт, первый министр энергетики независимого Казахстана, ныне - председатель правления Конфедерации работодателей (предпринимателей) Республики Казахстан.

 

- Главное событие первой половины этого года в нефтяной сфере республики – очередной перенос сроков начала добычи нефти на Кашагане. Чем можно объяснить эту новую неготовность операторов проекта? Казалось бы, конъюнктура мирового рынка энергоносителей дает основания для ускорения этого процесса… Да и времени у операторов было не так уж мало.
- Прежде чем я отвечу на заданный вопрос, думаю, читателям будет интересно узнать, что Аджип КСО планировал осуществить первую коммерческую добычу в 2005 году. Однако во второй половине 2002 года консорциум обратился в правительство республики с просьбой перенести на два года промышленную эксплуатацию на месторождении. После проведенных переговоров в сентябре 2003 года правительство на условиях финансовой компенсации дало на это свое согласие. Однако в связи с техническими и финансовыми трудностями решением совета партнеров сроки опять были перенесены. Согласно новому плану освоения месторождения начало коммерческой добычи предусматривалось на 2007-2008 годы. При этом к 2010 году добыча нефти планировалась на уровне 20-21 млн. тонн в год, в 2013 году - 40-42 млн. тонн в год, в 2016 году - 56 млн. тонн. Как недавно сообщил интер-факс Казахстана, ссылаясь на министра энергетики и минеральных ресурсов Б. Измухамбетова, теперь начало коммерческой добычи на месторождении Кашаган ожидается в конце 2009 - начале 2010 года. К этому хотел бы добавить, что строительство перерабатывающего комплекса планируется завершить только в июне 2008 года. Отсюда вытекают и новые сроки. Практически это второй перенос сроков промышленной эксплуатации, и это не может не вызывать вопросов: с чем это связано? А причин достаточно много. Месторождение Кашаган довольно сложное в разработке и технологическом инфраструктурном обеспечении, а также довольно капиталоемкое. Поэтому его разработка под силу только крупным компаниям, имеющим достаточный опыт работы. Когда в 1993 году создавался консорциум для проведения геологоразведочных работ на казахстанской части Каспийского моря, соглашением предусматривалось предоставление консорциуму блоков на море для разведки и дальнейшей разработки месторождений. Учитывая сложность разработки месторождения Кашаган и необходимость больших финансовых вложений, правительство отобрало в состав консорциума известные крупные нефтяные компании, способные реализовать данный проект. Не вдаваясь в подробности развития проекта и детализацию проблем, возникших в ходе работы над ним, хотел бы отметить, как и во всяком строительстве, крупном или малом, причинами срыва сроков ввода объекта в эксплуатацию являются: ошибки в проектировании и внесение изменений в проект по ходу строительства; увеличение затрат от первоначально рассчитанных, что приводит к недостаткам привлекаемых финансовых средств; неучет особенностей внешней среды, экологических требований; плохой менеджмент (операторство); форс-мажорные обстоятельства. Я думаю, что эти факторы, кроме последнего, в полной мере присутствуют в проекте Кашаган, что и привело к задержке реализации первоначального плана освоения месторождения.

- Учитывая, что перенос сроков начала добычи уже превращается в традицию, – можно ли, на Ваш взгляд, предполагать, что данная отсрочка последняя?
- Мне трудно об этом говорить, не имея цифр по выделяемому бюджету. Однако думаю, что она будет последней, в противном случае необходимо менять оператора консорциума по данному проекту.

- Насколько сейчас реальны планы по выходу суммарной нефтедобычи в Казахстане в первой половине 2010-х годов на тот уровень, который часто озвучивали в последние годы?
- На официальном уровне уже были озвучены цифры по объемам годовой добычи нефти, а именно в 2010 году -100 млн. тонн, в 2015 году - 150 млн. тонн. На мой взгляд, реально ожидаемые объемы добычи могут составить в 2010 году 88-90 млн. тонн, в том числе на Кашагане - 5 млн. тонн, на Тенгизе - 26 млн., на Карачаганаке - 15 млн. В 2015 году общий объем нефтедобычи составит 130 - 135 млн. тонн, при этом на Кашагане - 22,5 млн. тонн, Тенгизе - 36 млн. тонн, Карачаганаке - 20 млн. тонн. После 2015 года Кашаган нарастит добычу до 56 млн. тонн в год, на Тенгизе и Карачаганаке начнется падение объемов добычи нефти от достигнутого в 2015 году. На Каспийском море начнется добыча на других месторождениях, которые сегодня находятся в стадии разведки. На других работающих сегодня месторождениях, находящихся на суше, также будет происходить сокращение добычи нефти. Таким образом, прогнозируемый объем добычи нефти в 2020 году составит около 160 млн. тонн в год.

- Неудачи этого и предыдущего года в бурении на Тюб-Карагане и Курмангазы не дают ли оснований для более осторожных оценок углеводородного потенциала шельфа? Могли ли эти факты оказать косвенное влияние на сроки начала работ на Кашагане?
- Проведение нефтяных операций всегда сопряжено с риском. Так случилось и с проведением разведочного бурения на месторождениях Тюб-Караган и Курмангазы. На Каспийском шельфе это не первые сухие скважины. Подобное имелось и на азербайджанском секторе Каспийского моря, когда и там были пробурены сухие скважины. Несмотря на неудачное бурение, проекты по Курмангазы и Тюб-Карагану не закрыты. Там будет продолжено бурение, и только по результатам этого будут приняты окончательные решения. На Кашаган сухие скважины вышеуказанных месторождений никакого влияния не оказывают, так как на Кашагане пробуренные скважины дали хороший дебет нефти.

- Можно ли, на Ваш взгляд, ожидать новых открытий месторождений нефти и/или газа на казахстанской части Каспийского шельфа?
- Несомненно. В казахстанской части Каспийского моря, согласно проведенным предварительным сейсморазведочным работам, выявлено порядка 400 структур, где могут быть обнаружены залегания углеводородов, из них 30 процентов могут представлять практический интерес для проведения нефтяных операций.

- С учетом нынешней ситуации с приростом нефтедобычи как можно оценить перспективы заполнения первой очереди казахстанско-китайского нефтепровода и выхода его на проектную мощность?
- Перспектива заполнения нефтепровода Атасу–Алашанькоу вполне реальна. Как известно, первая очередь этого нефтепровода рассчитана на мощность перекачки в объеме 10 млн. тонн нефти в год с последующим увеличением до 20 млн. тонн. Для заполнения нефтепровода до 20 млн. тонн необходимо построить нефтепровод Кумколь–Аральск–Кенкияк для транспортировки каспийской нефти и нефти с актюбинских месторождений. Добыча нефти китайскими компаниями, работающими на месторождениях в Актюбинской, Кызылординской и Мангистауской областях, позволит более чем на 50 процентов обеспечить заполняемость нефтепровода. Другие компании также проявили заинтересованность в поставке нефти в Китай. В настоящее время заполнение осуществляется за счет кумкольской и актюбинской нефти, кроме того, имеется предварительная договоренность с российской компанией «Роснефть» по подаче в эту трубу около 1,2 млн. тонн нефти. Компания «Лукойл» также проявила заинтересованность в том, чтобы поставлять нефть, добываемую в Казахстане, в этот нефтепровод. По имеющейся информации, заполнение трубы в 2007 году будет обеспечено в объеме 8 млн. тонн. Предполагается, что в 2011-2012 году с вводом в строй нефтепровода Кумколь–Аральск –Кенкияк и началом добычи нефти на Кашагане каспийская нефть также будет направляться в этот нефтепровод, то есть выйдет на мощность перекачки в объеме 20 млн. тонн.. На мой взгляд, это станет возможным только в 2014-2015 годах.

- Еще в 2001 году Вы отмечали в своих интервью в казахстанских газетах острую проблему нехватки в нефтегазовой промышленности страны квалифицированных специалистов. И вот недавно, спустя пять лет, о том же говорит ректор КБТУ Искандер Бейсембетов (журнал «Эксклюзив», № 8-9, 2006). Казалось бы, ситуация, когда в ведущей отрасли экономики, гарантирующей хорошо оплачиваемый спрос на квалифицированные кадры, хронически не хватает специалистов, абсурдна. В чем, по-Вашему, причина этого?
- Проблема нехватки кадров, и не только в нефтегазовой сфере имеет место. Это объясняется тем, что государственная политика в сфере подготовки кадров разных уровней не соответствует реальным потребностям экономики. Об этом я говорил на конференциях по проблемам подготовки кадров в стране, организуемых Конфедерацией работодателей РК. Недостаток в учебных заведениях по подготовке профессиональных рабочих кадров технических специальностей привел к их дефициту. Квалифицированных инженеров также не хватает из-за перекосов в структуре подготовки кадров в учебных заведениях. Сегодня проектные институты, работающие в нефтегазовой сфере, ощущают большой дефицит в них. Всю вину за имеющиеся проблемы в подготовке кадров на государственные органы сваливать нельзя. Ответственность за это надо возложить и на работодателей. Только в тесной совместной работе работодателей и работников органов образования и местных органов управления по решению проблем в подготовке кадров я вижу выход из создавшейся ситуации. Если сегодня мы будем продолжать готовить кадры на имеющейся технической базе, то и через пять-десять лет будем иметь дефицит в квалифицированных кадрах. Система подготовки кадров требует сегодня более глубокого комплексного подхода, только тогда мы получим реальные результаты.

- Практически во всех сферах отечественной экономики остро стоит проблема износа основных фондов. Когда Вы комментировали эту проблему 5 лет назад, Вы говорили, что трубопроводный транспорт изношен на 70%, а в целом по нефтегазовому сектору говорили об очень большом износе техники. Как можно оценить сегодняшнюю ситуацию?
- Большой процент износа нефтегазопроводов действительно имеет место. Свидетельством тому ограничения пропускной способности, взрывы на газопроводах, разлив нефти в результате порыва трубы. Сейчас положение несколько улучшается благодаря проведению работ по замене трубопроводов, особенно газопроводов, перекачивающих станций. Привлекаются кредиты, вкладываются собственные средства в реконструкцию. Вспомните, какая цена нефти была пять, десять лет назад. Ввиду низкой цены и высокой себестоимости добываемой нефти нефтегазодобывающие предприятия не имели достаточных финансовых средств по осуществлению технического перевооружения. Увеличение мировых цен на нефть позволило нашим нефтедобывающим предприятиям изыскать средства на модернизацию оборудования, приобретение новой техники, новых технологий. Отрадно видеть, что процесс модернизации оборудования на действующих казахстанских нефтедобывающих предприятиях пошел, хотя еще не в полной мере применяются современные методы добычи нефти, особенно на старых месторождениях. Технический уровень нефтедобывающих компаний определяется уровнем квалификации кадров, работающих непосредственно на предприятиях и в проектных организациях, которые осуществляют проектирование технологических схем разработки новых месторождений и реабилитацию старых. К сожалению, недостаток квалифицированных инженерных кадров сегодня не позволяет сказать, что техническое перевооружение осуществляется на должном уровне.

Оставить комментарий

Антресоли

Страницы:1