вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Поиск невесты для сына: казахская легенда

На прошедшей неделе не стало Алимгазы Райнбекова – актера, сыгравшего главную роль в знаменитой комедии Шакена Айманова «Ангел в тюбетейке». Он почувствовал себя плохо через несколько дней после своего юбилея – 1 декабря ему исполнилось 85 лет. Думая, что у него обычный бронхит, несколько дней провел дома, затем месяц в реанимации…

Колоритный водитель из колхоза имени Ленина Кировского района Талды-Курганской области снялся за 15 лет в 12 фильмах, но зритель запомнил его именно по этой бессмертной картине. Блистательная игра Амины Умурзаковой, Бикен Римовой, Алимгазы Райнбекова, Шолпан Алтайбаевой, а также ставшая настоящим хитом песня Александра Зацепина «Ты куда, Одиссей» – все это обрекло ее на зрительский успех. И стар, и млад из года в год с неугасающим интересом смотрит веселую комедию о том, как старушка-мать пытается найти невесту для своего великовозрастного сына. Кстати, эта история взята из жизни. Прототип главного героя – алматинец Сакко Каратаев – жив и здравствует. Как утверждает его племянница, дочь оперных певцов Каукена Кенжетаева и Шабал Бейсековой, Баян Кенжетаева, Сакко все такой же скромняга и тихоня, как и в молодости.

- Айнакуль-апа, наша бабушка по матери, действительно искала невесту для своего младшего сына - ходила по всем алматинским общежитиям и приставала к девчонкам, - рассказывает Баян. - Когда папа рассказал о проделках тещи дяде Шакену (Шакен Айманов. – Ред.), тот весело смеялся, а потом раз - и фильм появился.

В 1965 году Азербайжан Мамбетов снимал фильм «Крылья песни». Съемки задерживались из-за того, что он никак не мог найти исполнителя роли прославленного борца Хаджимукана. Сроки поджимали и режиссер, известный своим, мягко говоря, вспыльчивым характером, вовсю распекал своих помощников. «Тебе что, кабинета не хватает? Зачем на улице-то кричать?» - упрекнул его как-то преподаватель физкультурного института Сабит Сатыбалдин. «Мне нужен спортсмен. Может, поможешь?» – попросил его Мамбетов. Тот ответил, что в совхозе имени Ленина есть водитель-богатырь, статью не уступающий самому Хаджимукану. Он только что стал обладателем приза имени легендарного борца, где Сатыбалдин был главным судьей.

- Когда меня вызвали в правление колхоза, я удивился: начальству мы обычно бываем нужны, когда нужно похвалить или, наоборот, отругать за что-то, - рассказывал Алимгазы-ага, вспоминая свой путь в большое кино. - А я ни того, ни другого не успел заслужить, потому что только два дня назад вернулся с соревнований. В правлении мне протянули телеграмму: «Киногруппа «Крылья песни» просит вас приехать на кинопробы на роль Хаджимукана». От радости у меня перехватило дыхание. «Вот это да! - подумал я. - Я же не актер, и вообще, можно сказать, неуч, малограмотный человек, а меня приглашают сниматься в кино».

В те годы с колхозниками все еще расплачивались трудоднями, но тут председатель велел главбуху выписать мне командировочные, а главному инженеру самолично отвезти меня на автовокзал. Он ждет меня у ворот нашего дома, а у меня и одежды-то нет приличной, пришлось ехать в том, в чем обычно ходил на работу. Когда приехал в Алма-Ату, милиционер на проходной «Казахфильма» вначале не хотел пропускать, но, увидев телеграмму, сразу повел в какой-то кабинет, куда вскоре пришел какой-то маленький человек, которого все называли Азиком. Потом пришел еще один. Маленький закричал: «Марк, Марк! Вот он – Хаджимукан». Тот, не вынимая трубку изо рта, поднял оба больших пальца вверх. Поговорили. Маленький оказался режиссером Азербайжаном Мамбетовым, человек с трубкой - оператором Марком Берковичем. На разучивание сценария у меня ушло четыре дня. Азик похвалил, а потом повел в гримерную. Наложили мне, до сих пор помню, тон 109.

На следующий день, когда начались кинопробы, меня познакомили с Ануаром Молдабековым и Торгын Тасыбековой, которые играли главных героев – поэта Мусу и певицу Сабиру. Потом началось утверждение на роль. Из зала, где заседал художественный совет, слышались то смех, то крики. Азербайжан Мамбетов вышел первым. «Поздравляю, - сказал он мне. – Ты утвержден».

10 сентября в Чимкенте начались съемки. Помню, после эпизода, где я боролся, решил помыться, Ануар Молдабеков поливал мне на спину. И вдруг все, и он тоже, куда-то побежали. Кто-то кричит «Шакен Кенжетаевич!», кто-то – «Шакен-ага!».

Ассистент режиссера, которая до этого говорила, что болеет, тут шустро забегала с креслом: «Куда сядете, Шакен Кенжетаевич?»

После того, как все с ним поздоровались, приехавший скомандовал: «Азик, продолжай!» Когда сняли один дубль, он крикнул: «Стоп». Подошел ко мне: «Слушай, зачем ты все любезничаешь? Ты лучше выругайся как у себя в ауле и скажи Мусе: «Эй, ты до каких пор будешь впустую бегать за девкой?!».

23 февраля 1966 года Азербайжан Мамбетов поставил последнюю точку в фильме «Крылья песни». Я собирался уезжать домой, когда ко мне подошел Абдулла Карсакбаев: «Будешь сниматься в моем фильме «Звезды не гаснут»?» Я, как всегда, был безотказен: «Хочу».

Закончили этот фильм - подходит Жарден Байтенов, который в то время снимал картину «Синий маршрут» по сценарию Олжаса Сулейменова. Так и работал до 1968 года, пока сам Шакен Айманов не предложил сыграть главную роль в комедии «Ангел в тюбетейке». Я, конечно, с радостью согласился, хотя, скажу честно, это многим на «Казахфильме» не понравилось, что меня, непрофессионального актера, утвердили без всяких проб. Слыша за спиной всякие разговоры, где меня обзывали колхозником, чабаном, я даже хотел отказаться, но Шакен Кенжетаевич велел мне заложить «уши ватой».

Съемки «Ангела в тюбетейке» начались весной в Алма-Ате, а заканчивали их из-за того, что здесь снег тает быстро, в Свердловске.

Когда прилетели оттуда, то Мурат Омаров пригласил в фильм «Боярышник», потом Бахытжан Канапьянов начал снимать в своей картине «Нечистая сила». Дальше - «Кровь и пот» Мамбетова, где я играл денщика мурзы Танирбергена… В общем, я был востребован. Была даже мысль пойти учиться на профессионального актера, но, когда я хотел поступить в школу-студию при Казахфильме, но Айманов почему-то не одобрил. А потом жена Гульжаухар не захотела жить в Алма-Ате. Когда я на свои актерские заработки собрался покупать здесь дом, сказала, что никуда из аула не поедет. И я через 15 лет, когда предложения сниматься в кино, перестали поступать, вернулся домой…»

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33