воскресенье, 14 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Казахстан: успешно победил чуму, но бессилен против короновируса

«Если бы система государственной биологической и эпидемиологической безопасности работала так, как была создана изначально, то не было бы ни жертв, ни неоправданных экономических затрат. Более того – население даже не узнало бы об эпидемии короновируса».

«За два месяца, прошедшие после пика, возбудитель, по законам эпидемиологии, самостоятельно поменять свои генетические свойства не может. Каждые три года у нее появляются новые качества, каждые 12 лет она полностью меняет свои генетические, этиологические и патогенетические свойства. Поэтому, если не придет новый возбудитель, то ни о какой второй волне и речи быть не может».

Вредный чужой опыт

- В Казахстане 5 природных очагов чумы и более 70 зоонозных, особо опасных инфекций (конго-крымская геморрагическая лихорадка, сибирская язва, туляремия, бруцеллёз, туберкулёз и прочие). «Они все гораздо опаснее коронавирусной инфекции», - говорит старейший алматинский врач-гигиенист Юрий Анохин. - Но сейчас и санитарно-эпидемиологическая служба (до 1 октября она называлась Департаментом по контролю и качеству медицинских услуг при Минздраве), и само здравоохранение переданы под управление местным исполнительным органам. Сидящие там чиновники, естественно, и понятия не имеют об эпидемиологической специфике подчинённых территорий. А именно - необходимости их непрерывной, обязательной санитарной охраны и биологической защиты, постоянном поддержании высокой государственной преднастороженности и мобилизационной готовности здравоохранения и всех остальных ведомств, обязанных участвовать в противоэпидемических мероприятиях.

Деградация казахстанской санитарно-эпидемиологической службы началась 30 лет назад, когда мы вдруг решили перенять опыт западных стран, где до сих пор не знают, что это такое - санитарная защита границ. Но бездумно брать на вооружение чужой опыт нельзя, мы – не они. Казахстан - это пересечение мировых торговых путей: из Юго-Восточной Азии, Индии, Китая в Россию, Европу и обратно. Сейчас продают крупнейшую воздушную гавань страны - Алматинский международный аэропорт, и следовательно - пограничный переход. Вы думаете, иностранцы будут заниматься вопросами биологической безопасности наших границ? Да нет же! Они придут сюда зарабатывать, и если наше государство не озабочено здоровьем своих граждан, то они - тем более.

Уничтожение санитарно-эпидемиологической службы при нашей инфекционной специфике я лично считаю преступлением перед собственным народом. Она при государственном планировании оценивавала все мероприятия с точки зрения полезности и целесообразности не для экономики, а для человека. По этой причине ее, а вместе с ней и гигиеническую экспертизу национальных программ развития, видимо, и убрали.

Если в развитых странах изначально создают объекты и технологии по индивидуальным проектам, то нам изначально приходилось приспосабливаться к имеющимся условиям.

Санитарная служба и здравоохранение всегда знали необходимые потребности в специализированной медицинской помощи и количестве больничных коек (допустим, онкологических или туберкулезных) в каждом регионе. Как могут заниматься этими вопросами местные исполнительные органы, они показали минувшим летом.

30 лет назад каждый медицинский объект был готов к приему любой инфекции вплоть до чумы. Все начиналось с приёмного покоя, где был оборудован санпропускник по типу инфекционного бокса, но сейчас в Казахстане соединили детские больницы с взрослыми, хотя люди разного возраста по-разному переносят инфекции: то, что легко для одних, может оказаться смертельным для других. К слову: когда вы сами в последний раз были в поликлинике?

- Не помню. Стараюсь туда не ходить.

- Я знаю – почему. Пациентов (человек 40) собирают в общий зал без вентиляции, где они ждут своей электронной очереди. А по правилам, в любой медицинской организации персонал должен уже на подходе проводить экспертизу. Если состояние человека визуально кажется опасным для окружающих, то его нужно принимать в инфекционном боксе - провести опрос, собрать анамнез, сделать забор материала. Если подозрения подтверждаются, то больного вместе с персоналом изолируют. Сейчас изолировать негде (боксов нет) и некому. Пациент заходит к врачу, а тот даже в глаза ему не смотрит, хотя для сбора полного анамнеза он должен расположить к себе больного. Но до него ли врачу, если надо заполнять электронные документы? Вся его деятельность сводится к опросу и направлению на дальнейшее исследование - на КТ, рентген, сдачу крови и прочее.

Раньше наше здравоохранение хотя и было бедным, но, благодаря хорошо обученному медицинскому персоналу, государственная система биологической защиты находилась в состоянии постоянной «боевой готовности». Все руководители организаций, ведомств и предприятий, будучи военнообязанными, имели профессиональную подготовку по организации и тактике действий подчиненных сил и средств на случай ЧС и эпидемий. Если бы так было и сегодня, то население даже бы и не узнало об эпидемии, и не было бы ни жертв, ни неоправданных экономических потерь.

Что такое карантин в условиях ЧС или эпидемии? Это мобилизация всех государственных возможностей для выявления источников инфекции, их ликвидация и проведение мероприятий по недопущению возникновения заболеваний впредь. В Казахстане, как я уже сказал, более 70 карантинных очагов заболевания, плюс КНР каждый год поставляет нам то чуму, то холеру. Главный государственный санитарный врач страны в таких условиях каждую минуту должен быть начеку. Но Жандарбек Бекшин, 10 лет просидевший в Минздраве на этой должности, когда мир заговорил о COVID-19, кажется, даже и не понимал, что к нам идет беда. Я начал писать ему об этом, начиная с января. Он отделывался отписками.

- А чем он должен был заниматься?

- Проедать мозги президентам (сначала - Назарбаеву, потом – Токаеву) о необходимости санитарной защиты границ и биологической защиты государства. Как только пошла информация о новой инфекции, бить во все колокола о том, что она обязательно появится на пороге, поэтому границу с ближайшим соседом, КНР, необходимо закрыть наглухо. Но главному санитарному врачу его личная безопасность оказалась важнее профессиональных обязанностей. А еще он должен был незамедлительно заняться аудитом медицинских организаций - проверять их преднастороженность на случай выявления особо опасного карантинного заболевания, базовые и тактические профессиональные возможности медицинских кадров. Но в данном случае Департамент по контролю за качеством медицинских услуг оказался совершенно бесполезной структурой Минздрава. Бекшин и другие ответственные за биологическую безопасность страны и здоровье населения госслужащие не провели ни одного из необходимых противоэпидемических мероприятий. Рассчитали, что инкубационный период у инфекции 14 дней и всех бессимптомных, приехавших, например, из Китая, разогнали по домам - на самоизоляцию, а вирусоноситель между тем заразен 48 дней. Контактные не наблюдались, общались друг с другом, они же не в тюрьме находились. Это означает, что из-за безграмотной деятельности нашего здравоохранения и исполнительной власти жилые застройки и явились источником инфекции. Потом она перекинулась на больницы города. Не знаю, как в других регионах, но в акимате Алматы сидят чиновники, которые понятия не имеют о таких тонкостях, как обеспечение государственной биологической безопасности.

Внутрибольничная инфекция

- А почему в Казахстане погибло так много врачей этим летом? Говорят, куда больше официально объявленной цифры.

- В 2007 году ВОЗ четко определил, что основным источником инфекции в клиниках является медицинский персонал. Самые сложные объекты - это инфекционные и хирургические стационары. В первых собираются все инфекции, вторые, чтобы безопасно оперировать, надо охранять от их заноса. Раньше профессиональной безопасностью таких объектов занималась санитарно-эпидемиологическая служба, теперь – МЧС и Министерство труда и социальной защиты. Но у нас исторически так заведено, что пострадавшие в эпидемиях и ЧС за помощью в первую очередь обращаются в учреждения здравоохранения, а не МЧС. В итоге больные приходят и уходят, а инфекция, которую они принесли с собой, остаётся в клинике. Она мутирует и приспосабливается к антибиотикам, дезинфицирующим средствам и биологическим препаратам. Сегодня против инфекции осталось только одно средство безопасности – тактическо-технологические возможности и соблюдение санитарно-эпидемиологического режима.

Каждая клиника имеет свою специфику, но у нас специализированные индивидуальные проекты под них не разрабатываются. Акиматы, которые взялись заниматься этими вопросами, не вникают в их суть, потому что не понимают этого. Все, что они умеют, - ставить «коробки» (здания), набивать их оборудованием и отчитываться перед Президентом, что всё готово. Я говорю о программе «100 школ, 100 больниц».

У нас сейчас вообще нет ни одного операционного блока или режимного помещения, оборудованного по всем санитарно-гигиеническим требованиям. Про вентиляцию ЦГКБ №12 вспомнили в этом году после массового заражения персонала. Эту старейшую больницу строили когда-то не по индивидуальному проекту, появившиеся позже пристройки к ней - приспособленные. О какой вентиляции и технологической безопасности можно говорить после этого?

Когда в марте этого года страна стала жить в режиме ЧС и карантина, проверять готовность и возможность ее персонала работать с вирусной инфекцией никто не стал. Но без аудита спецодежды, средств коллективной и индивидуальной защиты вопрос о перепрофилировании клиники под инфекционный госпиталь с обязательной санитарной сортировкой больных вообще не должен был стоять. Однако никто даже не заикнулся об этом. Это при живых-то руководителях регионального департамента по контролю и качеству медицинских услуг и министре МЧС! Один случай внутрибольничного заражения - это уже ЧП и должностное преступление, а тут по решению акима Алматы Сагинтаева (начальник горздравотдела по доброй воле не пошёл бы на такую аферу, какие-то гигиенические знания у него на этот счёт должны иметься), а тут – массовое! В неприспособленную для этого больницу начали свозить со всего города больных, не зная, инфицированы они коронавирусом или нет. Зараженные пациенты заразили незараженных. Комиссия по расследованию ситуации с массовым заражением в ЦГКБ №12 (а это те самые люди, которые в течение 30 лет получают зарплату за систему биологической безопасности, ни сном, ни духом не ведая о том, что это такое) обвинила во всем медиков. Персонал сам, оказывается, «виноват» в собственном заражении и в смертях, в отсутствии спецодежды, неприспособленности под инфекционный стационар, невыполнении соответствующих архитектурно- строительных и гигиенических мероприятий и прочем. По данному факту, на мой взгляд, необходимо проводить профессиональное расследование, чтобы затем возбудить уголовные дела против действительно виновных.

Государство, вместо того, чтобы обеспечить нормальную работу системы здравоохранения, превратило специалистов, работающих там, в рабов. В медико-санитарном законодательстве нет ни одной ссылки на трудовые права медперсонала. Поэтому врачи и медсестры подметают улицы на субботниках. Делают они это в той же спецодежде, в которой ходят в оперблоке и перевязочных. Почему? Потому что имеет место быть дефицит спецодежды.

P.S. Вторая часть интервью с доктором Анохиным, где он рассказывает, ради каких бонусов работал экс-министр Елжан Биртанов, почему игнорируются документы за подписью Главы государства и почему невозможна вторая волна коронавируса, будет опубликована завтра.

Анекдот в тему

Поймал как-то раз врач общей практики рыбку. Она оказалась золотой. И взмолилась рыбка: "Отпусти меня, добрый врач! Всё, что попросишь - исполню!"
Недолго думая, тот сказал ей: "Обойди мой участок в рамках программы "Диспансеризация", составь планирование по месяцам вызова об осмотре диспансерной группы и группы за два года и более, выполни план по платным услугам, платной вакцинации от гриппа, собери все необходимые заявления, посети всех СОПов (находящихся в социально-опасном положении. - Ред.) и обязанных, оформи акты обследования с подробным описанием каждого посещения, заполни журнал, паспорт участка, составь план работы по профилактике смертности в трудоспособном возрасте, профилактике ССЗ у мужчин после сорока, прими все необходимые профилактические меры всех видов онкологических заболеваний, продумай, как обеспечить комплектность к лечению каждого больного и доступное дополнительное обследование на бесплатной основе в течение десяти дней. Не упусти из виду ведение электронных журналов и дневников. И не забывай при этом о качественном лечении каждого пациента в рамках клинических протоколов отечественными и недорогими препаратами. А ещё самообразование, инновационные технологии, исследовательские работы, обмен опытом, обучение на рабочем месте без отрыва от приема, субботники, медосмотры... И круглосуточную доступность для пациентов, этику и деонтологию не забудь, халат белоснежный, улыбку " чего изволите- все сделаем"...

И ответила рыбка, не раздумывая: "ЖАРЬ!!!»

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33