суббота, 02 марта 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Алмас Чукин: «Восстановление Казахстана зависит от темпов вакцинации»

Независимый экономист Алмас Чукин, назвав предположительную дату выхода Казахстана из карантина, заявил на ежегодном саммите CFO, что «ключ к исправлению допущенных ошибок в экономике лежит не в ней, а в вакцинации».

Бежать пешком

По его словам, есть риск, что к 2030 году придет Казахстан образца 2020 года.

– 70% экономики страны состоит из экспорта сырья, поэтому на столько же (на 70%) наше будущее зависит не от нас самих, а от того, какими будут цены на нефть, металлы, зерно и прочее, – говорит экономист. – Если так, то у нас все должно быть хорошо: мировая экономика оживает, цены на сырье растут, доходы с экспорта вроде начали повышаться. Однако современный мир очень конкурентный, все хотят все делать сами, все хотят зарабатывать, поэтому даже если у нас все будет в относительном порядке, то другая страна может быстрее уйти далеко вперёд, а мы проиграем. Я люблю крылатую шутку из книжки «Алиса в стране чудес» - «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!». Это как идти против движения на эскалаторе: он идёт вниз, и если вы не будете достаточно быстро идти вверх, то вас унесёт вниз.

Для того, чтобы внутри страны было комфортно, мы должны лучше работать, а для того, чтобы лучше работать, нужно хорошее образование. Соответственно, государство нужно вкладывать в него деньги, начиная с детского сада, школы и вуза. Поднимать их профессиональный уровень.

– А с этим у нас, конечно, плохо?

– Скажем так - на три с плюсом или на 4 с минусом. Могло быть хуже. Я знаю страны, где система образования вообще разрушена. Бизнесу нужны дешевые кредиты, нужны хорошие сотрудники, нужны рынки сбыта. Это основные составляющие.
В последнее время в мире многое изменилось, но самое-самое главное, что сделал COVID-19, - он нас быстро выпихнул в онлайн, начиная от школьников и кончая торговлей. Мы начали в дистанционно покупать продукты, чего раньше особо не делали, назначать встречи по интернету, устраивать видеоконференции. Как будто кто-то внезапно поставил эксперимент – запретил всем свободу движения, сказав: «Попробуйте всё сделать из дому». Как сказал один мой друг, машина времени выкинула нас в цифровое будущее на 10 лет вперед. Если бы не было вируса, заперевшего нас по домам, мы ещё долго ползли бы к нему. Представители продовольственной торговой сети Magnum планировали запустить онлайн-торговлю через 2-3 года, но COVID заставил их сделать это за два месяца. Были ошибки, были проблемы, но сейчас они вышли на второе место по Казахстану по онлайн-продажам продуктов питания, а еще год назад они это не умели делать.

Израиль потирает руки

– А что будет дальше?

– Это зависит оттого, как мы справимся с вирусом. Пока справляемся не очень. Вакцинацией охвачено около 10% населения. Успешные примеры вакцинирования в США, Израиле, Великобритании, Сингапуре и в других странах показывают, что, чем быстрее мы через это пройдем, тем раньше вернемся к обычной жизни. США уже в июне-июле выходят из карантинных ограничений. Это реально большое преимущество, позволяющее им вырваться вперед. Мы, по прогнозам, с такими темпами вакцинации, выйдем из карантина, в лучшем случае, к концу 2022 года.

– С чем, с точки зрения экономиста, связано такое отрицательное отношение к вакцинации в нашей стране?

– Мне кажется, мы не сумели среагировать вовремя. Взять тот же Израиль. Он не стал производить свою вакцину, но ещё прошлым летом побежал заключать договор с фармацевтической компанией Pfizer, не зная ещё, какую вакцину она выпустит. И в результате, кроме Америки, только Израиль самым первым получил этот Pfizer, потому что он решился купить ещё «зелёную ягоду», а мы сидели и ждали то российскую вакцину, то свою, то ещё чего-то. А когда решились купить вакцину, оказалось, что рынок перегрет - другие 180 стран мира тоже побежали за ней. То есть процесс закупок оказался неэффективным.

– Но теперь вакцин много, но народ не торопится…

– Да, вначале была проблема с обеспечением вакцинами. Россия, не располагая требуемыми объемами, подвела с поставками. Нам обещали вакцину в ноябре, но, по-моему, первые партии мы получили только в феврале. Другая проблема связана с неверием в ее эффективность - антиваксеры поработали так хорошо, что у достаточно большого количества людей появилась настороженность к вакцине. Но это уже вопрос к социологам и политологам.

Третью часть вопроса надо, наверное, адресовать политическому руководству. Государство должно было показать пример агрессивной пропаганды. Сейчас еще многое можно исправить, но ключ к исправлению ошибок лежит не в экономике, а в вакцинации. Без нее до следующей эпидемии досидим в масках, потому что, как говорят вирусологи, каждые 10-15 лет появляется новая напасть.

– И что нас ждёт с таким нашим неверием этим летом и осенью?

– В целом наша экономика достаточно устойчивая. Я не говорю, что она все преодолеет, но она устойчивая. Есть фраза, приписываемая Сталину: социализм — это зерно, нефть и металл. В Казахстане все это есть, то есть хребет у нашей экономики очень базовый, сломать его тяжело. Мы не преуспели в диверсификации, у нас нет гигантской легкой и IT-промышленности и т.д. Но сильно не упадем. Тем не менее, в наше время одной относительной стабильности мало. Остаться там, где мы есть, жить также, как живем, нельзя, потому что весь мир рвется вперёд, и сейчас от нас зависит, сумеем ли мы зашагать со всеми наравне. Не сумеем - Казахстан образца 2020 года останется в 2030 году.

Рога и копыта

– Вы упомянули, что наша экономика зависит от цен на сырье, но, говорят, мы занимаем первое место по импорту мясных изделий из России. Почему наши лошади, бараны, коровы не превращаются в колбасу?

– Потому что у нас нет современных мясных производств, современной цепочки доставки с холодильниками, современных крупных закупочных компаний. Чтобы купить много мяса и обеспечить готовыми мясопродуктами всю страну, нужно иметь достаточный капитал. Но раз вся цепочка не создана, то покупаем за границей.

– Отечественные МСБ хотят, чтобы ограничили ввоз продукции из стран ЕАЭС. Иначе они не выживут.

– Зачем? Чтобы цены ещё больше выросли? Любые ограничения работают наоборот и приведут к росту цен. Узбекистан за последние 20 лет успел построить пару современных мясокомбинатов, где всё, от рогов до копыт, идёт в переработку. Почему у нас этого не происходит, несмотря на множество попыток и потраченные деньги? Тут долго надо разбираться. Мясокомбинатов, говорят, штук пять понастроили в разных местах, но я не слышал, чтобы хотя бы один из них нормально работал, хотя если каждый грамм коровы пойдет в дело, то можно получить хорошую выручку. Почему сейчас ограничили вывоз живого скота в Узбекистан? Чтобы сохранить внутренний рынок. Наши переработчики не могут фермерам столько заплатить, чтобы они развивали производство, потому что у нас до сих пор первобытный подход к переработке. Когда режем корову, то ни кровь, ни шкуру не используем. Только чистое мясо, треть коровы уходит в отбросы. Это называется неэффективное использование. В результате страдает и наше сельское хозяйство, потому что фермеру не дают хорошую цену, а наоборот, берут у него мясо, накручивают на него цену и отдают в магазины с такой ценой, в которой сидят и выброшенная шкура, рога и копыта.

– Поскольку мы сельскохозяйственная страна, может ли все это в будущем спровоцировать очередную девальвацию, которой мы все боимся?

– Я пока причин для этого не вижу. Мы слишком бедные. Для того, чтобы купить доллары задорого, нужно иметь много тенге, а у нас больших денег нет и не предвидится. Некоторые говорят, что доллар будет стоить 500 тенге, но покажите мне людей, которые завтра побегут покупать его. Его и за 420 не будут покупать, если зарплата у большинства останется прежней. Он, скорее, вернется к 350, чем вырастет в таких условиях.

– И что теперь делать - запасаться мешками с продуктами?

– Надо запасаться знаниями. Детей заставлять учиться.

– Но хорошее образование – это сейчас удел избранных?

– И да, и нет. Я согласен, что деньги определяет многое, но раньше у сельских выпускников не было практически никаких шансов попасть в хороший университет. В школе слабые учителя, отсутствие мотивации к знаниям. Но есть интернет - читай, учись, двигайся вперёд. Конечно, если рядом есть хороший учитель, то совсем хорошо. Если дома не корову заставляют доить, а дают возможность учиться, - еще лучше. Как говорится, не в деньгах тут дело!

– Сейчас даже заговорили о том, что школы перейдут, возможно, на онлайн-обучение и после карантина?

– Тут я не согласен наполовину. Хорошую школу, конечно, ничто не заменит. Она, я думаю, останется. Но этот онлайн дал очень хорошую возможность селу. В каждую сельскую школу (а у нас половина населения живет на селе) мы не найдём хорошего математика или учителя английского языка. Учителя, звёзды You Tube, очень хорошо умеют объяснять на камеру. Пусть учитель в школе играет как бы вспомогательную роль. Это как в университете: профессор читает лекции, а молодой преподаватель-ассистент на семинарах «дожевывает» его мысли. То же самое и здесь. То есть в онлайн есть не только плохое, но и хорошее.

– Какова ваша главная рекомендация для нашей бизнес-элиты?

– Во-первых, я хотел сказать финансовым директорам, что надо любить своих клиентов. Чтобы они занимались ими, встречались с ними. Это сегодня главное. 

И, во-вторых, B2C (бизнес для потребителя), – лучше, чем В2В (бизнес для бизнеса). Розница - это самый лучший бизнес, потому что он более устойчивый. Всё-таки, несмотря ни на что, 19 млн. гражданам нужно одеваться и питаться. Спрос в стране на все есть. Поэтому, несмотря ни на какой COVID, нужно искать новые пути, менять маркетинг, эффективнее пользоваться интернетом, чтобы доносить свой продукт до потребителя. 

В-третьих, пришло время новых финансовых технологий. Работайте с банками агрессивнее. Если банк вас не удовлетворяет, ищите другой. Сейчас выигрывает тот, кто быстрее решает свои финансовые вопросы. По старинке ждать неделю-другую, когда банк ответит на заявку, нельзя. Надо бросать его и идти в другой, потому что времена настали другие.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33