пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Что дали стране и что отобрали у нее Выборы-2019

Ровно год назад в Казахстане прошли одни из самых ярких президентских выборов. Было значительно меньше «экшна», чем в избирательных кампаниях 2005-го и 1999 годов, но прошлогодняя электоральная кампания несомненно войдет яркой страницей в современную историю. А пока отмотаем временную ленту апрель-июнь 2019 года, сравним с днем сегодняшним и попробуем извлечь уроки из всего этого.

 «Призываю вас подойти к будущим выборам со всей ответственностью. От вашего решения зависит будущее страны и судьба каждой казахстанской семьи! – заключил президент РК». Это слова исполняющего обязанности президента РК, сказанные им в день объявления срочных досрочных выборов главы государства. Тогда же, 9 июня 2020 года, он «гарантировал», «что выборы будут проведены честно, открыто, справедливо», зачем-то добавив при этом: «Это – моя принципиальная позиция!».

Через три месяца гарантии гаранта оказались не столь принципиальными, но именно выборы, события вокруг них и их общие последствия дали стране и обществу нечто, чего не было в сценарии операции «Преемник» (глава «Президент-переходник»). Конечно, авторы сценарии и режиссеры-постановщики не могли предугадать взрывов в Арыси, событий на Кордае или нападения коронавируса, но все же уже настала пора немного оценить год легитимного (де-юре) правления Токаев с точки зрения выполнения его предвыборных обещаний и надежд, которые возлагали на него многие наши сограждане.

Но перед этим следует напомнить, что Касым-Жомарт Кемелевич вполне мог бы в полной мере исполнять обязанности хозяина Акорды еще годик (по графику, который почти никогда не соблюдался – в апреле 2020 года), но было решено провести легализацию этого правления. Это было сделано по нескольким причинам. Во-первых, переходный период мог растянуться больше, чем на год (так и получилось). Во-вторых, на 2020-ый намечались другие «очередные внеочередные» (парламентские). Да и нужно было дать понять обществу, что можно реформировать власть, не сменяя ее кардинально. В общем, произошло то, что произошло.

Но для того, чтобы все выглядело хоть как-то реалистично, Токаеву нужно было максимально войти в роль кандидата от Акорды, а это иногда сложнее, чем просто молча быть президентом.

Усыпить бдительность

Замечено, что мало кто обращает внимание на предвыборную программу кандидатов от власти, будь то президентские выборы, парламентские и уж тем более – маслихатовские. В принципе, все они сводятся к двум позициям «продолжать» и «приумножать», а также идут в соответствии с генеральной линией партии правительства. Ничего особенного не было и в случае с программой Токаева в бытность его и.о. президента, с тем лишь отличием, что к ней был хоть какой-то интерес у общества. Она носила название «Благополучие для всех!» и строилась на трех основных позициях – преемственность, справедливость и прогресс.

Наверное, не стоит расписывать их по-пунктно – достаточно названий и ситуации на сегодняшний день. Но отметим, что были планы «по модернизации судебной системы, усилению общественного контроля над деятельностью полицейской службы, совершенствованию государственной службы, усилению подотчетности и подконтрольности обществу квазигосударственного сектора, устранению барьеров для конкуренции и недопущению злоупотреблений со стороны монополистов, установлению единых стандартов гарантированного объема социальной поддержки граждан, защите их финансовых интересов» и так далее. Что-то, безусловно, было сделано, другие направление вызывают снисходительную улыбку, а третьи звучат в некоторой степени издевательски, но мы в большей степени обратим внимание на политические реформы.

Именно эта часть подкупала (в хорошем понимании) чаяния избирателя – у многих на подсознательном уровне, а у некоторых даже на вполне сознательном уровнях. Но при объективном рассмотрении и испытанием временем, большинство постигло разочарование. Заявление уже действующего президента о политических реформах, в которых важную (но фоновую) роль должен был сыграть НСОД и его члены, на деле тоже оказались иллюзорными. Снижение пороговой численности партии для ее регистрации ничего не значит при прежних внутренних преградах в Минюсте и «счетчиках голосов» в Центризбиркоме, 30-процентная квота для женщин и молодежи более похоже на формальность, а закон о парламентской оппозиции вызывает смех даже в кулуарах самого парламента. Про новый антимитинговый закон и говорить не приходится – события прошлой субботы это доказали де-факто.

Коротко говоря, предвыборные обещания Токаева, по большому счету, остались только обещаниями. В принципе, удивляться нечему, так как упор был сделан только на одной из трех позиций программы Касым-Жомарат Кемелевича – на преемственности. Ведь, по большому счету, она противоречит двум другим (прогрессу и справедливости), а проведение реальных реформ практически в любой сфере на самом деле означало бы фактическую критику действий предшественника «Ноль-Второго». Таким образом выходит, что его президентствование – это ширма, внешний эффект, поэтому не особо важны оценки деятельности и большие аналитические материалы относительно первого (возможно, не последнего) года его правления. И вообще, несмотря на заявления о «слышащем государстве», в этом плане ничего особо не изменилось, и для Акорды оценки общества (если они не восторженные, конечно), мягко говоря, маловажны.

Не все плохо?

Но, безусловно, были и «плюсы». Большинство из них касалось отдельных сфер социального обеспечения, а также того, что касалось малого и микро бизнеса. Увеличение числа граждан, получающих АСП – это хороший пример, равно как и налоговые каникулы для мелких предпринимателей. Но, по сути, эти меры вполне мог предпринять Назарбаев. Это касается и большинства других направлений политики Токаева, в том числе и так называемых реформ в правоохранительных органах и судебной системе. Единственное, на что можно было обратить внимание – это особый «интерес» второго президента и его администрации к акимам и региональным элитам (которые отвечают ему «взаимностью»). Речь идет о том, что Токаев с первых дней своего президентства (даже еще на уровне и.о.) особое внимание уделял этим «удельным князькам», а его АП одно время усиленно работала в этом направлении. В итоге один аким «класса А» был с шумом снят со своей должности, а двое других – задержаны чуть ли не на рабочем месте. Впрочем, сейчас это направление уже не так заметно, хотя может получить новый импульс после внеочередных выборов в маслихаты.

Есть и другой несомненный «плюс», о котором, судя по всему, уже давно жалеют и в Акорде, и в «Библиотеке». Он касается пресловутого пробуждения гражданского самосознания. Эту главу можно расписать до уровня кандидатской диссертации по политологии, либо обойтись лишь констатацией факта в размере одного абзаца – кому нужно, поймет, как говорится. Ни того, ни другого мы делать не станем, а лишь выделим ряд важных факторов.

В первую очередь стоит отметить отрицательные моменты, многие из которых базируются на так называемом «синдроме Косанова». Сейчас это стало чуть ли не ругательным выражением, часто более нецензурным, чем «агент КНБ» и «марионетка Акорды» вместе взятые. Но при всей негативности подобных комментариев они говорят о развитии диалога внутри общества, а также стремлении не повторять ошибок. Вместе с тем, следует отметить тот факт, что при всем нехорошем отношении общества к «альтернативному кандидату», именно его появление в избирательном бюллетене дало мощный импульс в развитии пресловутого гражданского самосознания.

Иначе говоря, если бы не было «проекта «Амиржана Косанова», то его следовало бы выдумать и внедрить. Кстати, проведенный автором в прошлом году опрос в соцсетях с вопросом «Если бы вы изначально знали, чем это закончится, стали бы поддерживать кандидатуру Косанова?» в большинстве своем (более 60 %) дал утвердительные ответы.

Также следует отметить то, чего уж точно никак не ожидали сценаристы Выборов-2019 – появление «ополченцев» в армии независимых наблюдателей, которые сохранили активность и после выборов (в отличие даже от предвыборной команды Косанова), до последнего защищая голоса избирателей, сумели самоорганизоваться и до сих пор не опустить руки.

Утерянные возможности

Если вновь заговорить о президенте Токаеве, то можно, в некоторой степени сожалеть не только о тех обещаниях в рамках предвыборной программы, которые он не выполнил, но и о том, что он мог бы сделать. Списка в этом плане хватило бы не на одну публикацию, поэтому не станем подробно писать об этом. Даже если не учитывать упреки регионального характера или попросту не относящиеся к его компетенции, то достаточно вспомнить открытые обращения на его имя от имени общественности, отдельных граждан и (или) НПО. Это касается и политических заключенных, и коррупции в высших эшелонах власти, и возвращения выведенных капиталов, и слабохарактерность в отношении внешней политики, и все того же митингового законодательства, на которое он просто на просто мог наложить вето.

К сожалению, так и не произошло объединение хотя бы какой-то части демократических сил, в чем уже достаточно сложно обвинить лично Касым-Жомарта Кемелевича, хотя его администрация считает это своей заслугой. Другими словами, у нас, у общественности, тоже было много упущенных возможностей, и часть из них относится именно к событиям годичной давности – к самим выборам и их последствиям.

Однако судьба (читай, Акорда), судя по всему, готовит нам и себе самой новые уроки, поэтому нужно вспомнить старые и не повторять прежних ошибок. Повторимся – это касается всех – и власти, и оппозиции, и гражданского общества, и даже инертного большинства вместе с «диванными батырами».

Оставить комментарий

Политика

Парламент на Луне Парламент на Луне
Айнаш Мустояпова
13.04.2020 - 11:30
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33