среда, 29 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Удержит ли Эрдоган баланс между Россией и США?

Димитар Бешев, Московский центр Карнеги

Перезагрузка турецко-американских отношений не предвидится, поэтому у Эрдогана не остается иного выбора, кроме сближения с Россией. Именно поэтому Кремль сдержанно реагирует на реверансы Турции в сторону Запада и на ее активность на постсоветском пространстве.

С января многих в Турции мучает один и тот же вопрос: почему Байден до сих пор не звонит Эрдогану? Он позвонил уже всем ведущим лидерам, даже Путину, но турецкого президента словно не замечает. Эрдогану только и остается, что ждать 22 апреля, когда президенты и премьеры со всего мира соберутся на виртуальный климатический саммит под эгидой Белого дома.

Впрочем, многосторонняя встреча – все равно не то же самое, что личный звонок. Безразличие Байдена сильно отличается не только от того, как вел себя с Эрдоганом Трамп, но и от усилий европейских лидеров наладить отношения с Турцией. Чего стоит недавний визит в Турцию председателя Европейского совета Шарля Мишеля и главы Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен.

Отношение Байдена к Эрдогану отчасти обусловлено идеологическими причинами. Во время предвыборной кампании Байден называл турецкого лидера автократом и теперь хочет показать, что не собирается, как Трамп, заигрывать с нелиберальными режимами по всему миру. Новый американский президент хочет вернуть Соединенным Штатам чувство морального превосходства и потому усиливает давление на лидеров, вроде саудовского наследного принца Мухаммеда ибн Салмана (кстати, конкретно в этом случае Турция не имеет ничего против).

Но дело не только в этом. По сути, США платят Турции ее же монетой. При Эрдогане отношения Анкары с Вашингтоном, несмотря на их союзничество в НАТО, выродились в череду ситуативных сделок. Турция пытается усидеть на двух стульях, заключая геополитические сделки с Россией и обращаясь к США тогда, когда ей это удобно. При президенте Трампе Эрдогану это в целом удавалось. Турция избежала серьезных санкций за покупку у России С-400, отделавшись исключением из числа участников консорциума, разрабатывающего истребители нового поколения F-35.

Но теперь в Вашингтоне новая команда, и у нее свои представления о том, как следует договариваться с Анкарой. Теперь уже США будут обращаться к Турции только тогда, когда им это понадобится. Поскольку сейчас ни Ближний Восток, ни Причерноморье не входят в число приоритетов американской внешней политики, Вашингтону услуги Эрдогана не нужны. Пусть с турками разбираются европейцы, которым приходится думать о продлении сделки 2016 года по беженцам и о том, как решать нарастающие проблемы в Восточном Средиземноморье. У США другие заботы.

Увидев такую перемену в отношениях, Анкара разыгрывает российскую карту. Она утверждает, что Турция – единственная в НАТО, кто делом доказал готовность сдерживать экспансию Кремля. В 2020 году турецкие беспилотники нанесли тяжелый урон российским подопечным в Сирии и Ливии – режиму Асада и Ливийской национальной армии под командованием генерала Халифы Хафтара, а также уничтожили немало поставленной Россией техники. Еще один недавний пример – Нагорный Карабах. Там Турция сумела проникнуть на территорию, которую Москва считает своей сферой влияния.

Также Анкара все активнее бравирует своими тесными связями с Киевом. Во время визита Владимира Зеленского в Турцию в октябре 2020 года две страны сделали совместное заявление о дальнейших «усилиях, направленных на деоккупацию Автономной республики Крым и города Севастополя, а также на восстановление контроля Украины над отдельными районами Донецкой и Луганской областей». Украинцы подписали договор о приобретении шести беспилотников Bayraktar TB2. Продолжаются переговоры о совместном производстве вооружений.

Всего через несколько месяцев, 10 апреля Зеленский снова встретился с Эрдоганом в Стамбуле, подняв тему сосредоточения российских войск вдоль украинской границы. Турция и Украина даже провели совместное заседание правительств. Эрдоган высказался в примирительном духе и призвал к деэскалации, но поддержал Украину. Днем ранее было объявлено, что два военных корабля США войдут в Черное море через Босфор. 

В былые времена турецкие политики жаловались, что недостаток американской поддержки делает Анкару уязвимой перед Россией – у нее не остается иного выбора, кроме как договариваться с могучим северным соседом. Теперь риторика изменилась. Турция выполняет тяжелую работу по выстраиванию диалога с Россией от лица Запада, но при этом разговаривает с позиции силы.

В Брюсселе есть люди, разделяющие эту точку зрения, но администрации Байдена она не близка. Вашингтон больше не собирается делать поблажки Анкаре. В феврале министр обороны Турции Хулуси Акар предложил увязать решение проблемы С-400 с американской поддержкой вооруженных отрядов сирийских курдов, которых Анкара считает ответвлением объявленной вне закона Рабочей партии Курдистана, но получил вежливый отказ.

Вашингтон по-прежнему требует от Турции отказаться от российского ЗРК. Как заявил в Сенате госсекретарь Энтони Блинкен, «для нас неприемлема мысль, что наш стратегический – так называемый стратегический – партнер может сближаться с Россией, одним из наших крупнейших стратегических оппонентов». Кроме того, Вашингтон грозит ввести против Турции новые санкции в рамках закона CAATSA, в дополнение к тем, что были приняты в последние месяцы президентского срока Трампа из-за покупки С-400.

Перезагрузка турецко-американских отношений не предвидится, поэтому у Эрдогана не остается иного выбора, кроме сближения с Россией. Именно поэтому Кремль сдержанно реагирует на реверансы Турции в сторону Запада и на ее активность на постсоветском пространстве. Несмотря на успехи, которых Анкара добилась в 2020 году, она остается более слабой стороной в «партнерском соперничестве», в котором Россия и Турция находятся последнее десятилетие. Россия сохраняет свое стратегическое преимущество, особенно в Сирии, где на турецкой границе проживают миллионы потенциальных беженцев.

После войны в Нагорном Карабахе Эрдоган вряд ли будет снова провоцировать Москву и повышать ставки. Это было видно по результатам его встречи с Зеленским. Скорее турецкий лидер попытается проводить многовекторную внешнюю политику, балансируя между Западом, Россией и – во все большей степени – Китаем (этим объясняется сдержанная реакция Анкары на то, что происходит с уйгурами и другими тюркскими народами в Синьцзяне). Российское руководство такое положение дел вполне устраивает.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33