среда, 28 февраля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Пропагандистский туман войны с Covid-19

НЬЮ-ЙОРК – «Мы на войне», – заявляет президент Франции Эммануэль Макрон. Президент США Дональд Трамп обещает «завершить нашу историческую битву с невидимым врагом». А генеральный хирург США Джером Адамс предупреждает, что мы должны быть готовы к нашему новому «Пёрл-Харбору».

Так говорят не только они. Многие политические лидеры надеются, что шум риторики войны заглушит публичное обсуждение их провалов в подготовке к пандемии Covid-19. Но, как мы знаем из опыта реальных войн, пропаганда обычно приводит к росту числа жертв. 

В Великобритании премьер-министр Борис Джонсон (подражая Трампу, он сначала не придавал значения этой угрозе, но затем ему пришлось вести свой личный бой с Covid-19 в больничной реанимации) в который раз хочет, чтобы его сравнивали с Уинстоном Черчиллем. И даже более сдержанный лидер Германии, канцлер Ангела Меркель, назвала пандемию величайшим вызовом, с которым пришлось столкнуться её стране со времён Второй мировой войны. 

Тем временем в России больницы готовятся так, будто началась «мировая война», а президента Владимира Путина теперь называют не иначе, как «верховным главнокомандующим». В Китае председатель Си Цзиньпин фактически объявил о победе над вирусом, а государственные СМИ восхваляют его за руководство «народной войной» с Covid-19. 

Не только лидеры используют подобную риторику. С каждого подиума и в каждом выпуске новостей повторяются эхом схожие метафоры. Медработники – это воины и герои, ведущие бой с «невидимым врагом» на «передовой». Другие важные категории работников, например, продавцы в продуктовых магазинах и курьеры служб доставки, теперь прославляются как герои, хотя и «невоспетые» до сих пор. 

Но когда работников называют героями, они могут превратиться в мучеников. И действительно, многих медработников попросили отправиться «в бой» без элементарных средств защиты – костюмов и масок. 

Аналогичные риски можно наблюдать и на глобальном уровне. Да, метафора войны, наверное, помогает выразить всю тяжесть ситуации и (судя по всему, на это надеются такие лидеры, как Макрон и Меркель) помочь активизировать международное сотрудничество. Но одновременно она может переключить внимание с задачи спасения жизней на задачу победы над противниками. 

Примером здесь является Трамп. Провозгласив себя «президентом военного времени», он уклоняется от ответственности за запоздалые и неумелые действия его администрации, препирается с Китаем и даже приостановил американское финансирование Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), обвинив её в «распространении китайской ‘дезинформации’ о вирусе». Трамп готовится к ноябрьским выборам, и центральным элементом его кампании за переизбрание стало именно соперничество с Китаем, а не борьба с Covid-19. 

Тем временем Си Цзиньпин, провозгласив победу внутри страны и передавая в дар необходимые материалы странам, который всё ещё «на войне», пытается улучшить репутацию Китая и нарастить его мягкую силу, хотя именно неумелые действия китайских властей на начальном этапе эпидемии позволили вирусу распространиться по всему миру. В России, когда ситуация там выглядела менее тяжёлой, чем в Западной Европе и США, Путин хвастался этим фактом и отправил девять военных самолётов с медицинскими материалами в Италию и один – в США. 

Путин также восхвалял «последовательные и эффективные действия» Китая по сдерживанию эпидемии. В его глазах борьба с Covid-19 стала ещё одним проявлением идеологической конкуренции между авторитарным Китаем и демократическим Западом. 

Китайская победа отвечает интересам Путина, хотя бы потому, что буквально накануне пандемии российский парламент внезапно (хотя и нельзя сказать, что неожиданно) одобрил закон, позволяющий Путину обойти установленное в Конституции ограничение президентских сроков и остаться у власти до 2036 года, а не 2024-го. Совершенно предсказуемо, конституционный суд России одобрил предлагавшиеся поправки. Но началась эпидемия, и референдум, назначенный на 22 апреля, был отложен. Более того, впервые с 1941 года, когда нацистские войска стояли под Москвой, в городе закрыты общественные пространства, а передвижение людей строго контролируется. 

Этот кризис может позволить Путину вообще отменить референдум, при этом поправки в Конституцию останутся в силе. Но во избежание недовольства ему нужно доказать наличие лидерских качеств. И для этого ему абсолютно необходимы образы войны. 

У россиян очень сильны воспоминания о Второй мировой. Освобождение Красной Армией значительной части Европы является поводом для национальной гордости, а тот факт, что Россия потеряла в ходе Великой Отечественной войны 20 миллионов человек (больше, чем какая-либо другая страна), делает эту победу почти священной. Каждый май, начиная с 1945 года, на Красной площади проводят большой военный парад в честь этой победы. 

Но в этом году Красная площадь будет пуста. Вместо демонстрации оружия и танков, которых у него становится всё больше, Путин будет пытаться отвлечь общественное внимание от недостатка больниц и медицинский лабораторий в России. Неудобная правда заключается в том, что спустя 75 лет после советской победы над нацизмом путинская Россия может проиграть войну с вирусом. 

Сегодня в России около 87 тысяч подтверждённых случаев заражения Covid-19 и менее тысячи умерших. Это намного меньше, чем во Франции, Германии, Великобритании и США, но цифры быстро растут, что может объясняться серьёзным занижением официальной инфекционной статистики. Кремль часто скрывает правду, чтобы сохранить лицо. Одним из трагических примеров является атомная катастрофа в Чернобыле в 1986 году (советские власти скрывали информацию о ней в течение нескольких недель). 

Более того, именно о Чернобыле, ознаменовавшим начало конца СССР, сейчас, скорее всего, вспоминает Путин, поскольку изначально он занижал угрозу пандемии и перекладывал ответственность на региональные власти. Теперь же он регулярно появляется на публике, обсуждая этот кризис, и всеми силами старается выглядеть полностью информированным лидером, у которого всё под контролем. 

Российские официальные лица выступают за антипандемическое сотрудничество в «стиле Второй мировой». 25 апреля Путин и Трамп подписали совместное заявление о 75-й годовщине встречи советских и американских войск на реке Эльбе, которая символизировала неизбежный разгром нацистского режима. Но сегодня реальная цель Путина не только в том, чтобы разгромить «врага». Кремль хочет представить Россию в качестве спасителя мира, который оказывает помощь, проводит эффективное тестирование, а самое главное – разрабатывает вакцину. 

Именно этот имидж старается проецировать Путин. Он заявляет, что разработка вакцины ведётся «на полной скорости». Согласно этой логике, если Россия добьётся успеха, никакой публичный референдум о президентстве Путина не понадобится, а его международная репутация будет гарантирована. Но пока что разрыв между путинской уверенностью в том, что Россия выигрывает у Запада в «войне коронавирусной», и ростом количества случаев заражения Covid-19 и умерших, лишь подчёркивает, насколько он оторван от рядовых россиян. В интернете даже появился популярный мем: коронованный президент с подписью – «коронавирус». 

Вирус Covid-19 – это колоссальная угроза, которая требует экстраординарных действий. Но речь идёт не о нацистской Германии, а «победа» над другой страной – это не то же самое, что остановить пандемию. Нам следует опасаться лидеров, которые считают иначе. 

Нина Хрущёва – профессор международных отношений в университете The New School, автор новой книги (совместно с Джеффри Тайлером) «По стопам Путина: В поисках души империи через одиннадцать часовых поясов России».

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org
Статья переведена на русский язык с
оригинала на английском.

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33