понедельник, 27 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Китай: сотрудничать или страдать?

Эндрю Шэн, Сяо Гэн

Правительства во всём мире оказались перед ужасным выбором: спасать жизни людей от Covid-19 или защищать их источники доходов и существования. Экономические индикаторы лишь подчёркивают остроту этой дилеммы. Безработица резко выросла, объёмы внешней торговли резко снизились, мировая экономика стоит на пороге худшего спада со времён Великой депрессии. И есть лишь один способ смягчить экономические последствия пандемии – развивать китайско-американское сотрудничество.

Не секрет, что Китай и США в последнее время не ладят. С тех пор как в Белом доме поселился президент Дональд Трамп, его администрация проводит агрессивную политику сдерживания Китая, используя в качестве предпочтительного вида оружия торговые барьеры.

Кризис Covid-19 не просто не изменил эти настроения, но, судя по всему, наоборот, усилил стремление администрации Трампа к враждебности – вплоть до того, что обвинения Китай за пандемию выглядит для неё более важной задачей, чем защита американцев. В новом документе под названием «Стратегический подход к Китайской Народной Республике» администрация Трампа ещё раз приводит свои логические обоснования: якобы «трезвая» оценка подтвердила, что Китай является стратегическим конкурентом в сфере экономики, идеологии и национальной безопасности.

США, говорится в документе, не «стремятся остановить развитие Китая» и «приветствуют расширение сотрудничества с Китаем и работу над общими задачами». Впрочем, взаимодействие Америки с Китаем будет «избирательным и ориентированным на результат», а также всегда способствующим продвижению национальных интересов США.

В условиях, когда количество умерших от Covid-19 в США превысило 100 тысяч, у Америки нет более значимого интереса, чем борьба с пандемией коронавируса. Кроме того, в ситуации, когда за последние всего лишь девять недель более 38 миллионов американцев подали заявки на пособие по безработице, сотрудничество становится особенно ценным с точки зрения ограничения экономических издержек пандемии.

Не стоит заблуждаться: противостоять угрозе, не знающей национальных границ, и защитить экономику, которая глубоко интегрирована с остальным миром, невозможно в одиночку. Но далеко не очевидно, что для США эти жизненно важные задачи станут более высоким приоритетом, чем геополитическое соперничество.

Напротив, в апреле министерство торговли США ввело новые технологические ограничения против китайского гиганта Huawei, а Сенат принял закон, который может привести к делистингу некоторых китайских компаний, чьи акции торгуются на биржах США. Признавая наличие «широкого научного консенсуса, что вирус не был создан человеком или генетически модифицирован», госсекретарь США Майк Помпео, тем не менее, заявил недавно, что есть «масса доказательств», указывающих на его происхождение из китайской лаборатории.

На фоне острой эмоциональной и экономической травмы желание найти и наказать виновного может, конечно, показаться крайне соблазнительным. Для Трампа эта тема стала центральной в его предвыборной кампании – и это удобный способ уклониться от обвинений в ошибках, допущенных его собственной администрацией в борьбе с пандемией. Но история показывает, насколько безрассуден такой подход: решение наказать страны, проигравшие в Первой мировой войне, создало условия для начала Великой депрессии, а со временем привело к новой мировой войне.

Сегодня ставки столь же высоки. Пандемия придала турбоускорение опасным политическим и экономическим тенденциям – от национализма до цифрового неравенства среди работников и предприятий. Рост безработицы, вкупе с природными катастрофами, вызванными изменением климата, и вспышками заболеваний, будет лишь усугублять недовольство.

Многие правительства надеются, что масштабных монетарных и бюджетных стимулов будет достаточно для спасения экономики. Согласно оценкам Международного валютного фонда, развитые страны (прежде всего, США и Европа) уже обязались предоставить бюджетную поддержку на общую сумму $9 трлн. В США Бюджетное управление Конгресса прогнозирует, что в 2020 году дефицит бюджета страны составит $3,7 трлн, или 17,9% ВВП.

Китай тоже применяет бюджетные стимулы, хотя и в намного меньшей степени. Эти меры, которые в большей степени касаются снижения налогов и сборов с бизнеса и домохозяйств (на общую сумму 2,5 трлн юаней, или $350 млрд), повысят дефицит бюджета лишь немного – до 3,6% ВВП.

И в то время как Федеральный резерв США проводит монетарное смягчение в беспрецедентных масштабах (к середине мая его баланс увеличился почти на $3 трлн), Народный банк Китая не последовал этому примеру, а предпочитает требовать от коммерческих банков расширения кредитования предприятий и правительств местного уровня. За первые четыре месяца года общий объём кредитования, номинированного в юанях, вырос на 10,7% (год к году). Кроме того, бюджеты местных властей получат поддержку благодаря продаже коронавирусных облигаций на сумму 1 трлн юаней.

Несмотря на колоссальные меры стимулирования, реальный ВВП Америки, как ожидается, снизится на 39,6% во втором квартале 2020 года и на 5,6% по итогам года. Всё это объясняется неудобной правдой: большинство осуществляемых монетарных и бюджетных мер решают лишь временные проблемы с денежными потоками. Миру необходимо менять модели бизнеса и занятости, оснащая их новыми инструментами для эпохи после пандемии, а для этого потребуются масштабные инвестиций на местном, национальном и глобальном уровнях.

В отличие от США, Китай это явно понимает. Выступая недавно на открытии третьей сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва, премьер-министр Ли Кэцян не стал называть целевой уровень ВВП на этот год, отметив, что правительство будет всегда придерживаться подходов по принципу «Народ прежде всего». Ли также пообещал работать вместе с США над реализацией торгового соглашения «первой фазы», подписанного в январе.

Америка должна понять, что в её эскалации геополитического соперничества с Китаем мало стратегического смысла. Как показали последние несколько десятилетий, глобальное сотрудничество – особенно в сфере торговли – является реальной, взаимовыгодной стратегией, а торговые войны и геополитическая конкуренция с нулевой суммой подрывают процветание для всех.

Помимо ведения двусторонней стратегической игры, у США – давнего глобального лидера – есть моральное обязательство помочь остальному миру избежать ловушки депрессии Covid-19, которая более опасна и актуальна, чем так называемая «ловушка Фукидида». Впрочем, судя по последним сигналам, нам не стоит на это рассчитывать.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Университете Гонконга, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при ЮНЕП. Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33