вторник, 16 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Геополитика после пандемии

Джозеф Най

Не существует единственно возможного будущего, пока оно не наступило, поэтому любые попытки представить геополитику после пандемии Covid-19 должны включать несколько вариантов вероятного будущего. Мы предлагаем пять правдоподобных вариантов будущего в 2030 году, хотя, конечно, можно вообразить и другие.

Конец глобального либерального порядка. Мировой порядок, основанный США после Второй мировой войны, создал систему институтов, которые привели к выдающейся либерализации международной торговли и финансов. Но ещё до начала пандемии Covid-19 этот порядок начал оспариваться из-за подъёма Китая и роста популизма в странах западной демократии. Китаю этот порядок был выгоден, но, поскольку стратегический вес страны увеличился, она активно стремится устанавливать стандарты и правила. Америка сопротивляется, институты атрофируются, призывы к суверенитету усиливаются. США остаются вне Всемирной организации здравоохранения и Парижского климатического соглашения. Covid-19 повышает вероятность реализации этого сценария, ослабляя американскую роль «системного менеджера».

Вызов авторитаризма как в 1930-х годах. Массовая безработица, возросшее неравенство и сбои в жизни населения из-за связанных с пандемией экономических перемен создают благоприятные условия для авторитарной политики. Сейчас нет недостатка в политических предпринимателях, которые готовы использовать националистический популизм ради прихода к власти. Национализм и протекционизм усиливаются. Становится больше пошлин и квот на товары и людей, а иммигранты и беженцы превращены в козлов отпущения. Авторитарные государства стремятся консолидировать региональные сферы интереса, а различные формы интервенций повышают риск вооружённого конфликта. Некоторые из этих тенденций были заметны ещё до 2020 года, но слабость перспектив экономического восстановления из-за неспособности властей справиться с пандемией Covid-19 повышают вероятность реализации данного сценария.

Мировой порядок с доминирующим Китаем. Поскольку Китай успешно справляется с пандемией, экономическая дистанция между ним и остальными крупными державами радикально меняется. К середине 2020-х годов экономика Китая опережает экономику находящихся в упадке США и увеличивает свой отрыв от когда-то потенциальных соперников, в том числе Индии и Бразилии. А в дипломатическом браке по расчёту с Россией Китай явно становится старшим партнёром. Неудивительно, что Китай начинает требовать уважительного и почтительного отношения сообразно его растущей силе. Инициатива «Пояс и путь» используется для влияния не только на соседние страны, но и на далёких партнёров в Европе и Латинской Америке. Голосование против Китая в международных институтах становится слишком затратным, поскольку ставит под угрозу получение китайской помощи или инвестиций, а также доступ к крупнейшему в мире рынку. Поскольку из-за пандемии западные страны стали слабее в сравнении с Китаем, китайское правительство и крупные компании получают возможность переформатировать институты и устанавливать стандарты по своему желанию.

«Зелёная» международная повестка. Не все варианты будущего негативны. Общественное мнение во многих демократических странах начинает присваивать более высокий приоритет вопросам изменения климата и защиты окружающей среды. Некоторые правительства и компании реорганизуются, чтобы решить эти проблемы. Даже до Covid-19 можно было предположить, что в 2030 году международная повестка будет определяться вниманием государств к «зелёным» вопросам. Подчеркнув связь между здоровьем планеты и людей, пандемия ускоряет одобрение этой повестки.

Например, американское общество обратило внимание на то, что расходы на оборону в размере $700 млрд не помогли предотвратить убийство болезнью Covid-19 большего количества американцев, чем погибло во всех войнах США после 1945 года. В изменившейся внутриполитической обстановке президент США может предложить «План Маршалла для борьбы с Covid» с целью обеспечить быстрый доступ к вакцине бедным странам и укрепить их системы здравоохранения. План Маршалла 1948 года отвечал интересам самой Америки и одновременно интересам других стран; он оказал глубокое влияние на формирование геополитики в последующее десятилетие. Такой лидерский подход укрепил мягкую силу Америки. К 2030 году «зелёная» повестка становится хорошей внутренней политикой, причём с таким же значительным геополитическим эффектом.

Продолжение прежнего. В 2030 году пандемия Covid-19 выглядит столь же неприятно, как и Великий грипп 1918-1920 годов выглядел в 1930-м, а его долгосрочные геополитические последствия оказываются столь же ограниченными. Прежние условия сохраняются. Однако наряду с ростом китайской силы, внутреннего популизма и поляризации на Западе, а также авторитарных режимов, сохраняется определённый уровень экономической глобализации и растёт понимание важности экологической глобализации, благодаря трудному и неохотному признанию, что ни одна страна не может решить подобные проблемы, действуя в одиночку. США и Китай находят возможность для сотрудничества в вопросах борьбы с пандемиями и изменением климата, хотя продолжают конкурировать в других вопросах (например, ограничение навигации в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях). Дружба ограничена, но соперничество под контролем. Часть институтов увядает, другие реформируются, третьи создаются с нуля. Америка остаётся крупнейшей державой, но уже без той степени влияния, которая у неё была раньше.

У каждого из первых четырёх сценариев есть примерно один шанс из десяти стать будущим в 2030 году. Иными словами, шансы, что последствия пандемии Covid-19 глубоко изменят геополитику к 2030 году, равны менее 50%. Ряд факторов может изменить эти шансы. Например, быстрая разработка эффективных, надёжных и дешёвых вакцин, которые будут широко распределены во всём мире, повысила бы шансы на продолжение прежнего и сократила бы вероятность осуществления авторитарного и китайского сценариев.

Однако если переизбрание Дональда Трампа ослабит альянсы Америки и международные институты, или же нанесёт ущерб демократии внутри страны, тогда вероятность реализации сценария продолжения прежнего или «зелёного» сценария снизится. С другой стороны, если Евросоюз, который первоначально был ослаблен пандемией, сумеет обобществить затраты стран ЕС на борьбу с ней, тогда он сможет стать важным международным игроком, способным повысить вероятность реализации «зелёного» сценария.

Возможны и иные виды влияния; Covid-19 может привести к важным внутренним изменениям, связанным с неравенством в сфере здравоохранения и образования, а также подстегнуть создание улучшенных институциональных механизмов для подготовки к следующей пандемии. Оценка долгосрочных последствий нынешней пандемии является не точным предсказанием будущего, а упражнением по взвешиванию вероятностей и корректировке текущей политики.

Джозеф Най – профессор Гарвардского университета, автор новой книги «Важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Франклина Рузвельта до Трампа» (издательство Oxford University Press, 2020).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33