суббота, 13 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Кредитная амнистия: идеальный момент для провокации

Рассылки в мессенджерах, осада Агентства финнадзора, дискуссии в средствах массовой информации и социальных сетях – один хорошо продуманный вброс поставил вопрос о кредитной амнистии для населения на общественную повестку дня.

Конечно, был прецедент: списание проблемных долгов стало одним из первых шагов Касым-Жомарта Токаева на посту президента Казахстана. Авторы «утки» верно просчитали тайминг: люди, вполне возможно, даже те же самые, успели набрать долгов за два с небольшим года, ведь и банковские портфели в этот период в основном росли за счет розницы.

И вот подходит большая и круглая дата, к таким всегда привязаны традиционные, уголовные амнистии. Плюс свежи в памяти недавние трагические инциденты, так или иначе связанные с долгами граждан перед финансовыми институтами. Идеальный момент для провокации.

В общем, ответ на первый вечный вопрос – кто виноват? – очевиден. В том, что идея вброса лежала на поверхности, есть большая доля вины экономических советников, стоявших за первой кредитной амнистией, а также авторов бесчисленных налоговых амнистий. Да, возможно они принесли определенный экономический эффект, но только вместе с укоренившейся мыслью о том, что государство должно регулярно все прощать.

Второй вечный вопрос – что делать? Первая половина ответа тоже всем здравомыслящим гражданам, финансистам и чиновникам понятна: широкомасштабная повторная амнистия невозможна. Бюджет пора консолидировать, инфляцию – сдерживать, иждивенческие настроение – искоренять, экономический курс – отрезвлять.

Но полностью проигнорировать всплеск эмоций и поток заявлений «слышащее государство» не может, это противоречит его концепции. Вопрос в выборе решения – будет оно разовым, тактическим или системным, долгосрочным.

Первое, конечно, потребует меньше времени для формулировки и реализации: проанализировать все заявки, разделить на заслуживающие и не заслуживающие удовлетворения, выяснить, использованы ли заемщиками все уже существующие механизмы социальной помощи, при необходимости обсудить с банками вопрос превентивной реструктуризации.

Однако результатом такой акции будет то, что своего добьются только те из заемщиков, у которых было время и физическая возможность осаждать здание финнадзора. Несправедливо.

Напрашивается решение в виде расширения географии и сроков приема заявок – но это уже будет та самая официальная амнистия, она привлечет еще больше заемщиков, которым придется отказать, не говоря уже о том, как возрастет объем работы.

Что же делать? Возможно, выход, не самый приятный, но стратегически единственно возможный, в том, чтобы закончить аттракцион неслыханной щедрости. Ответить вежливым отказом индивидуально на каждую заявку, опять же, обратив внимание на доступные и уже существующие инструменты помощи, объявить во всеуслышание, что амнистий не будет никогда и продолжить работу над системными решениями – банкротством физических лиц, более жесткими нормативами кредитования, более доступной и в то же время избирательной социальной помощью.

А главное – извлечь урок финансовой грамотности для Ак Орды. Широкое и стремительно беднеющее население, не очень ясно представляющее границы и отношения между правительством и Нацбанком, Нацбанком и остальными банками, бюджетом и финнадзором, руководствуется в финансовых решениях не здравым смыслом, а соображениями сиюминутной необходимости.

Нет денег на срочные нужды? Выручает кредит. До следующих непредвиденных расходов, которые уже уводят его в просрочку.

Такое поведение не рационально в долгосрочной перспективе, но вполне предсказуемо, а значит, может быть учтено в моделях скоринга, страхования и регулирования.

Намного хуже, когда аналогичным подходом руководствуются люди, принимающие решения на высшем уровне. Возможно, кого-то сбивает с толку словосочетание «кредит доверия»? Нет, его берут не в банке, а в предвыборной кампании. Рефинансировать его очень сложно, реструктурировать почти невозможно, а просрочить – подобно политической смерти.

Слышащее государство – очень хорошая в целом идея, но сведение ее к точечным интервенциям ни к чему хорошему не приведет. Да, некоторые промахи, как, например, ситуацию с изъятием средств из ЕНПФ, можно и нужно быстро исправлять. Но большинство решений должны быть системными.

Опасный – и быстро растущий – уровень загруженности «физиков» долгами был очевиден еще в момент первой амнистии.

Да, если последовательно и жестко придерживаться правых взглядов, ситуацию нужно просто отпустить и дать людям учиться на своих ошибках, теряя дома, машины, семьи и жизни.

Однако великий казахский неформальный общественный договор требует обратного, и выполнять его надо не реактивно, а проактивно, с упреждением. Выполнять или пересматривать, хотя, как это сделать с такой эфемерной субстанцией, пожалуй, не знает никто.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33