среда, 12 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

США и Китай: конфликтовать или вести диалог?  

Эндрю Шэн, Сяо Гэн

Сегодня между американцами нет согласия почти ни в чём. Но они, как правило, едины в своей вере, что Китай создаёт экзистенциальную угрозу их стране и международному порядку, который она долгое время возглавляла. Это сочетание внутренних раздоров с внешней демонизацией усиливает неизбежность и потенциальную катастрофичность китайско-американского соперничества.

В последние годы внутренние раздоры Америки обостряют социальные сети, которые, наводняя ленты пользователей индивидуально подобранным контентом, создают «эхо-камеры», подтверждающие, а не оспаривающие, их убеждения и ценности. Когда альтернативные идеи всё-таки попадают в эту эхо-камеру, они часто искажаются и очерняются. А если кто-нибудь внутри этой камеры вдруг ставит под сомнение общие убеждения, такой человек рискует немедленно подвергнуться остракизму или, говоря современным языком, «отмене».

Такая сверхбыстрая демонизация отличающихся взглядов не только отупляет дискуссию, но и сужает пространство между разногласиями и конфликтом – даже силовым конфликтом. Эти риски ещё больше усиливаются массовым разочарованием в неспособности лидеров обеспечить справедливость, безопасность и экономические возможности.

Аналогичные тенденции можно увидеть и в американском подходе к Китаю. Например, в только что опубликованном докладе Госдепартамента США «Элементы китайского вызова» Коммунистическая партия Китая изображается злодеем, которого никак «не сдерживает уважение к индивидуальным свободам и правам человека».

Этот доклад разжигает страхи перед мнимыми китайскими «авторитарными целями» и «гегемонистскими амбициями», а именно желанием заразить миропорядок во главе с США своей социально-политической моделью. Доклад рекомендует Америке создать единый фронт против Китая для защиты – при необходимости с помощью военной силы – «свободы» для всего мира.

Ничто из этого не прошло незамеченным в Китае, который проводит собственную оценку США – и она всё более негативна. Сегодня китайскому руководству, гражданам и бизнесу кажется уже совершенно ясным, что США – это далеко не страна свобод и возможностей, а глубоко фрагментированное общество, отравленное системным расизмом, ростом неравенства и отсутствием общей цели. Все эти болезни долгое время маскировались фантазиями об «Американской мечте».

Кроме того, Америка – это далеко не образцовый пример демократии; её политическая система крайне искажена. Достаточно вспомнить о существовании таких американских институтов, как Коллегия выборщиков, Сенат и Верховный суд, а также о применении различных электоральных приёмчиков, например, перекройка границ избирательных округов, стратегическое сокращение числа избирательных участков, обременительные правила идентификации избирателей. Всё это означает, что большинство правит далеко не всегда. Влияние приобрели богатые спонсоры – либо финансируя предвыборные кампании, либо покупая прессу.

Китай избавился от прежних иллюзий относительно США, поэтому его надежды на конструктивные двусторонние отношения угасают. Да, конечно, избранный президент Джо Байден вряд ли продолжит начатое президентом Дональдом Трампом катание на американских горках внезапных атак, разворотов, сбоев и промахов. Но менее хаотичный необязательно значит менее конфронтационный: Байден назвал председателя Си Цзиньпина «бандитом» и пообещал возглавить скоординированную кампанию, чтобы «давить, изолировать и наказывать Китай».

Итак, Китай готовится к худшему. Это может означать продолжение начатой Трампом торговой войны или же бессмысленного сваливания вины за пандемию Covid-19. Это может даже означать повышение военной напряжённости в связи с Тайванем, Южно-Китайским морем и западными границами Китая.

Но это не означает, что Китай выбирает изоляционизм и демонизацию в американском стиле. Напротив, несмотря на неуклюжую тактику «боевых волков», применяемую частью его дипломатов, Китай делает важные шаги для продвижения международного сотрудничества по ключевым вопросам, вызывающих общую озабоченность. Например, в вопросе изменения климата Си Цзиньпин дал в ООН обязательство достичь пика выбросов углекислого газа до 2030 года, а до 2060 года – углеродной нейтральности.

В сфере торговли Китай подписал соглашение о Всестороннем региональном экономическом партнерстве; на долю входящих в него 15 стран приходится 30% человечества. К большому удивлению всего мира, он намекнул, что может присоединиться к «Всестороннему и прогрессивному соглашению о Транс-Тихоокеанском партнёрстве», которое появилось после вывода Трампом Америки из первоначального Транс-Тихоокеанского партнёрства.

Америке, не способной поставить под контроль пандемию и явно двигающейся к двойной рецессии, стоило бы применять аналогичные подходы. Внешняя торговля – это единственный путь, который позволит ей выйти из нынешнего затруднительного экономического положения. И сюда относится торговля с Китаем – первой в мире страной с крупной экономикой, которая сумела восстановиться после шока пандемии, и единственной, где в 2020 году будет показан рост, а не спад ВВП.

Но такой путь будет невозможен до тех пор, пока в двусторонних отношениях доминируют заблуждения, антагонизм и взаимные подозрения. Как заявил бывший министр обороны Джеймс Мэттис, у США есть две главных силы: сила вдохновения и сила запугивания. В отношениях с Китаем – страной с мощной экономикой и с численностью населения 1,4 млрд человек – запугивание не сработает. Китай нельзя заставить подчиниться в вопросах его внутренних дел, таких как Гонконг, Синьцзян и Тайвань.

Однако у США ещё есть время воспользоваться своей силой вдохновения и показать, что Америка и Китай могут быть равными партнёрами, мирно и совместно противостоя общим вызовам. У этого императива есть моральный аспект. Многие иностранцы, в том числе китайцы, не могут понять, как это возможно, чтобы технологически самая продвинутая страна в мире позволила умереть более чем 260 тысячам человек от вируса, с которым значительно более бедные страны справляются намного успешней с помощью очень простых мер. Для того чтобы сотрудничество заработало, Америке нужно продемонстрировать свою способность мыслить, используя термин «мы», а не «я».

Как объясняет раввин Джонатан Сакс, «мир разделяется на людей, похожих на нас, и людей, не похожих на нас, но при этом теряется идея общего блага». Это понимает Китай, судя по его сохраняющейся приверженности системе многосторонних отношений (мультилатерализм). Теперь настало время и для США сделать то же самое: поддержать прямой и честный диалог по вопросам, требующим конструктивного взаимодействия.

Президентство Байдена – это золотой шанс начать критический важный диалог. Но его надо использовать вовремя. Если Байден начнёт свой президентский срок, выбрав раздоры вместо диалога, тогда смена курса вскоре станет затруднительной, или даже невозможной.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Университете Гонконга, член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивым финансам. Сяо Гэн – председатель Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ Морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33