пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Чего ждет российская элита от американских выборов

Татьяна Становая, Московский Центр Карнеги

В России часто шутят, что выборы президента США – одно из важнейших событий в российской внутренней политике. Отчасти это справедливо – исход американской кампании заметно скажется на дальнейших действиях Кремля не только во внешней политике, но и внутри страны.

Считается, что кремлевским фаворитом остается Дональд Трамп, а в победе Джо Байдена в Москве видят угрозу своим интересам. Однако в действительности в российской правящей элите нет консенсуса, кто из кандидатов был бы удобнее для России. Да и отношение Кремля к Трампу куда противоречивее, чем принято считать.

Мечта и реальность

В 2016 году победа Трампа стала для России не только неожиданностью, но и настоящим праздником. В Кремле царила эйфория, в Госдуме аплодировали, ЛДПР устроила банкет, а Маргарита Симоньян призывала прокатиться на машинах с американскими флагами. Причина радости была понятна – Трамп избрался президентом, обещая России «большую сделку». То есть нечто, что, как надеялись в Москве, могло перевернуть суть двусторонних отношений. Было ощущение, что Кремль сорвал куш и с нетерпением ждет момента, когда можно будет его обналичить.

Тогда у российского руководства было немало причин верить, что победа Трампа – редкая удача для России. Его риторика кардинально отличалась от предшественников: в ней не было ни критики, ни нравоучений, ни продвижения либеральных ценностей, зато были призывы «поладить с Путиным».

Антиэлитные лозунги Трампа позволяли Москве надеяться, что у нее может появиться союзник внутри американского истеблишмента, традиционно настроенного к России скептически. Причем союзник достаточно влиятельный, чтобы сломать прежнюю логику и подходы и придумать в отношениях с Кремлем что-то принципиально новое.

К тому же Трамп рушил единый западный фронт – ругался и отталкивал европейских союзников по НАТО. Он также снизил американское участие в международных конфликтах и назвал главным противником США не Россию, а Китай.

Иными словами, Трамп изначально был привлекателен для России по двум направлениям. Разрушительному – ломал старые американские подходы, делал политику США более противоречивой и замкнутой на себя. И созидательному – давал надежду на заключение «большой сделки».

Первое более-менее работало, хотя и имело свою цену – гораздо более суровые и многочисленные санкции, разрушение основ отношений. А вот вторая часть не сбылась – уже к 2018 году стало понятно, что ни на какие сделки рассчитывать не стоит, а тень любой договоренности оборачивается новым витком антироссийской риторики внутри США и ослаблением Трампа.

Тем не менее, несмотря на четыре года пустых надежд, новых санкций и разрушения отношений, мечта о сделке с Трампом продолжает жить в Кремле. По крайней мере, сам президент Путин, скорее всего, предпочел бы иметь дело с ним, а не с Байденом. В Москве сложилась уверенность, что вытащить Россию из спирали противостояния с США может только что-то экстраординарное. И если это не Трамп, то больше уже никто не сможет дать такую надежду.

Однако мечта живет, а реальность диктует свои правила. После 2016 года ситуация успела сильно измениться. Президентство Трампа обходится России все дороже – помимо санкций, появилась реальная угроза «Северному потоку – 2», а одержимость Трампа китайской угрозой уничтожила почти все соглашения о контроле над вооружениями. К тому же шансы на победу Байдена достаточно высоки, чтобы Россия начала готовиться и к такому сценарию.

В этом плане показательно недавнее интервью Путина «России 1». В нем он, по сути, отдает должное комфортности и тактической пользе от Трампа как антисистемного политика, но признает, что в практическом плане это принесло больше негатива, чем преимуществ.

Там же Путин неожиданно и неуклюже протягивает руку Байдену, рассуждая об общих левых ценностях и Анджеле Дэвис. Как бы ни была сильна традиционная нелюбовь Кремля к Демпартии, там вынуждены готовиться и к возможному президенту Байдену. На этот раз Москва ведет себя более осторожно, чем в 2016 году, когда приложила немало сил к дискредитации Хиллари Клинтон, чем еще больше ухудшила и без того плохие отношения с демократами.

За или против

Не только у Путина, но и в целом в российской элите нет однозначного отношения к итогам президентства Трампа и рискам приближающихся выборов. Скорее есть несколько течений – каждое со своей логикой по отношению к проблеме.

Есть те, кто по-прежнему разделяет тезис «Трамп наш». Это та часть российского истеблишмента, которая верила в «большую сделку» с Трампом, в его неординарные шаги, в выход из конфронтации и начало новой эры в отношениях. Эта логика доминировала до июля 2018 года – встречи Путина и Трампа в Хельсинки, куда Россия шла с ожиданиями прорыва и большим пакетом предложений, так и оставшихся нереализованными.

Самые заметные сторонники такого подхода – российские пропагандисты, отвечающие за информационную политику внутри страны и за рубежом. Но в целом людей, верящих в Трампа как партнера, в российской элите остается все меньше, а их голос в кремлевских кабинетах заметно ослабел.

Теперь среди сторонников Трампа гораздо больше тех, кто видит в нем инструмент ослабления США. В этой логике не так важно, что Россия не может ничего добиться от Трампа на переговорах. Важнее, что самой мощной державой мира руководит персонаж с настолько противоречивой и деструктивной политикой, что делает США более уязвимыми, а значит, играет на руку Кремлю.

Тут позиции Байдена по отдельным вопросам – вроде готовности продлить СНВ – отходят на второй план. А на первый выдвигается то, что Трамп гораздо больше склонен к изоляционизму – не встревает ни во внутренние дела России, ни в конфликты на постсоветском пространстве и даже в Сирии. Такая логика популярна в российских силовых структурах: договариваться с Вашингтоном по конкретным практическим вопросам и пытаться не мешать друг другу в конфликтных темах. Однако на прорывы рассчитывать не приходится.

Есть в российской элите и те, кто видит в президентстве Трампа больше проблем, чем выгод. Это заметная часть дипломатического корпуса и другие эксперты, которые консультируют власть по вопросам внешней политики, но не принимают прямого участия в выработке решений. С их точки зрения, вызванные Трампом рост непредсказуемости и снижение профессионализма американской политики, представляют угрозу не только для американской государственности, но и для всего мирового сообщества, в том числе и России.

Многие дипломаты, американисты неофициально жалеют о победе Трампа и верят, что окажись на его месте Хиллари Клинтон, то политика США была бы более ответственной и менее жесткой в том, что касается санкций. Конечно, России пришлось бы иметь дело с американской критикой, нравоучениями, высокомерием, но фактические результаты были бы менее разрушительными, чем у Трампа. Поэтому и сейчас предпочтительнее была бы победа системного политика Байдена, который, по крайней мере, будет иметь больше возможностей реализовывать достигнутые с Россией договоренности.

Наконец, часть российской элиты придерживается простой логики: чем хуже отношения с Вашингтоном, тем больше оснований для продвижения консервативной и репрессивной повестки внутри страны, а значит, и для их собственной экспансии. Многие охранители и силовики готовы защищать «национальные интересы» и «политическую стабильность» от внешних врагов в лице хоть Трампа, хоть Байдена. 

США для них – это источник стратегической долгосрочной угрозы вне зависимости от того, кто находится во главе страны. Голос этой части истеблишмента, хоть пока и остается периферийным во внешнеполитических дискуссиях Кремля, наращивает свой вес внутри страны и все активней влияет на кремлевскую повестку. Общий вектор на углубление конфронтации с Западом, особенно на фоне отравления Алексея Навального, дает этой части элиты дополнительную фору.

В отличие от американских выборов 2016 года, в России сейчас нет ни куража, ни желания экспериментировать – негативные последствия президентства Трампа и разочарование в нем привели к более трезвому и прагматичному подходу. При всей привлекательности Трампа (а для российской элиты он все равно «наш» хотя бы потому, что антисистемный), он уже убедил Кремль, что не способен превращать намерения в конкретные решения.

Избрание Трампа сделало Россию заложником американской внутриполитической борьбы, а сейчас есть надежда, что победа демократов сделает тему «российского вмешательства» менее актуальной, а это, в свою очередь, снизит токсичность диалога с Россией для американцев.

Президент Путин занялся активным продвижением своей новой инициативы – обсуждение важнейших мировых вопросов на встречах постоянных членов Совета Безопасности ООН. А это потребует более ответственного и профессионального участия США, что при Трампе затруднительно.

Конечно, в случае переизбрания Трампа Россия будет и дальше злорадствовать, и пользоваться уязвимостью американской политики, извлекая выгоды из отсутствия единства Запада. Однако и от Трампа накапливается усталость: разрушение основ стратегических отношений, угроза «Северному потоку – 2», статус России как заложника американской внутренней политики – все это делает победу Байдена не самым плохим сценарием на будущее.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33