пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как изменятся отношения США с Украиной и Белоруссией после выборов

Евгений Румер, Центр Карнеги

Для всякого, кто последние пару лет хоть немного следил за американской политикой, понятно: если Дональд Трамп проиграет выборы, то отношения США с Украиной и Белоруссией ждут большие перемены.

Большую часть своего президентства Трамп беспрецедентным образом подчинил внешнюю политику США не просто нуждам внутренней политики, а своей личной политической повестке. Например, как только бывший вице-президент Джо Байден стал лидировать в предвыборной гонке, американские отношения с Украиной оказались политизированными, как никогда. Манипуляции Трампа были настолько грубыми, что дело дошло до процедуры импичмента в Палате представителей.

Тема продолжает раскручиваться до сих пор – недавно были опубликованы очередные обвинения в злоупотреблениях сына Байдена Хантера, основанные на сомнительных источниках. Все это заметно подорвало позиции США, привело к уходу опытных дипломатов, разрушило нормальный процесс принятия решений.

Если Байден выиграет выборы, то ситуация, конечно, сильно изменится. На посту вице-президента он активно занимался американскими отношениями с Украиной, да и в его команде хватает людей с опытом работы в этой области. Есть все основания полагать, что по крайней мере в исполнительной власти вопрос будет деполитизирован, а заниматься им будут карьерные дипломаты из Госдепартамента и других профильных ведомств. 

Это, однако, не означает, что украинский вопрос исчезнет из американской политики. Скорее всего, его продолжат активно эксплуатировать республиканцы в Конгрессе, лояльные Трампу СМИ, а также сам Трамп и его сторонники. Для сравнения: бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон до сих пор продолжают обвинять в халатности, приведшей к нападению террористов на консульство США в Бенгази в 2012 году, хотя прошло уже почти десять лет.

Что касается сути американской политики в отношении Украины, то в случае победы Байдена она, скорее всего, вернется к тем принципам, которые были заложены еще при Клинтоне, Буше-младшем и Обаме. Нормальный процесс принятия решений будет восстановлен, а их выработка и координация снова станет делом нескольких политических назначенцев и карьерных дипломатов.

До вмешательства Трампа между республиканцами и демократами не было особых расхождений по поводу того, как должны выглядеть отношения США с Украиной. С 1991 года основными принципами были поддержка реформ, демократизации и верховенства закона, а также интеграция Украины в евроатлантические политические и военные структуры. После событий 2014 года к этому добавилась поддержка территориальной целостности Украины. Ничто из этого не изменится и в случае победы Байдена.

Поддержка вступления Украины в НАТО останется в американской повестке, но вряд ли станет приоритетом – судя по разногласиям между участниками альянса и низкой вероятности того, что это будет осуществимо в обозримом будущем. Намного вероятней выглядит разработка более интенсивной программы двустороннего сотрудничества в оборонной сфере и помощь в реформировании и модернизации Вооруженных сил Украины.

Вполне возможно, что кто-то из высокопоставленных чиновников станет куратором украинского направления и займется в том числе поиском дипломатического решения конфликта на востоке Украины. Правда, шансов на прогресс в этом вопросе немного, а потому новая администрация вряд ли будет растрачивать на него силы и политический капитал. Скорее основное внимание будет уделяться практическим шагам по снижению напряженности на линии соприкосновения, гуманитарной помощи и координации действий с европейскими союзниками, которые, судя по всему, тоже смотрят на ситуацию без особого оптимизма.

Во время кампании Байден сосредоточился на внутренних проблемах США и мало говорил о внешней политике. Понятно, что он намерен исправить тот ущерб, который нанес Трамп международной репутации США. Байден объявил о планах образовать лигу демократий, которые будут опираться на общие ценности и преследовать общие цели. Нечто подобное пытались сделать и предыдущие администрации, но без особых практических результатов. Контраст с меркантильным подходом Трампа может добавить привлекательности такому подходу, но в целом сомнительно, что он сможет надолго остаться центральным принципом американской внешней политики.

Внимание новой администрации будет поглощено пандемией коронавируса и ее разрушительными последствиями, восстановлением экономики и системы здравоохранения и многими другими внутренними проблемами. Так что для внешней политики останется не так много времени. А то, что останется, будет использовано в основном для работы над отношениями с Китаем – главным внешнеполитическим приоритетом США, имеющим огромное значение для экономики страны и ее интересов в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Другими важными направлениями для новой администрации, скорее всего, будет исправление ущерба, который нанес Трамп отношениям США с традиционными европейскими союзниками, работа с иранской ядерной программой, а также продление договора СНВ-3 с Россией. Внимание будет уделяться и таким вопросам, как вывод войск и сохранение остаточного присутствия в Афганистане, отношения с Турцией и американское военное присутствие в Сирии. Украины не будет среди приоритетов, если только не случится внезапной эскалации в Донбассе или чего-то еще чрезвычайного.

То же самое касается и Белоруссии. Несмотря на положение страны между Россией и НАТО, за три последних десятилетия отношения с «последней диктатурой Европы» оставались по большей части замороженными. В некоторых кругах в Вашингтоне разворот на Запад, который Лукашенко предпринял после 2014 года, пытаясь найти противовес России, породил надежды на то, что Белоруссия переориентируется на Запад. Протесты в этой стране стали сюрпризом по обе стороны Атлантики. Однако у Вашингтона, как и у Брюсселя, немного инструментов для того, чтобы повлиять на ход противостояния Лукашенко и протестующих – разве что заявления с осуждением режима, санкции и моральная поддержка оппозиции.

Такая ситуация вряд ли изменится до конца срока Трампа, да и потом, даже если победит Байден, действия США будут определяться событиями в самой Белоруссии. Если Лукашенко жестко подавит протест, а также получит поддержку от России, то за этим последуют новые санкции и новые осуждения, но вряд ли что-то большее. Если же протесты сойдут на нет, то американская политика вернется к состоянию до 2014 года, когда отношения с Минском были чисто символическими.

Даже если в Минске начнется восстание по образцу Майдана – что маловероятно, – трудно представить, что США станут активно вмешиваться. При нынешнем уровне международной напряженности значение Белоруссии как моста и барьера между Россией и НАТО, а также наличие союзного договора между Москвой и Минском остудят пыл даже самых ярых сторонников активных действий из опасения, что это может спровоцировать российское вторжение.

Звучит не очень вдохновляюще, и многие, возможно, скажут, что все останется как прежде. Но в политике не менее важны стиль и процедуры. Ни то, ни другое не дает гарантии успеха, но альтернатива – дурной стиль и нарушенные процедуры – обычно ведет к провалу.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33