пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Биртанова на Цоя – подмены никто не заметил

Министерство здравоохранения Казахстана занимает второе место с конца по степени транспарентности в рамках проекта «Открытое правительство». И это в то время, когда коронавирус продолжает бороздить мировое пространство, а глава профильного министерства старается демонстрировать близость к народу. Но зависит ли положение в ведомстве от личности и профессиональных качествах министра? Попробуем в этом разобраться, представив на суд читателя онлайн-портрет Алексея Цоя.

Завидная карьера

Большинство из прошлых и многие из будущих героев наших точечных публикаций о «министрах-акимах» закономерно продвигались по карьерной лестнице, иногда перешагивая через несколько ступенек сразу или вдруг оказываясь на должности «не по профессии». Немало среди нынешних обитателей властного олимпа тех, кто проявлял свои «способности» в различных сферах экономики или социальной сферы, имея только одну специализацию – личную преданность первому президенту. Однако в правительстве Казахстана и на подступах к нему сейчас стало появляться «новое поколение», которое не часто поддается старой логике и не всегда вписывается привычные рамки. Непривычно потому, что сразу не понятно, «кто за ними стоит»?

Сюда же относится и 44-летний Алексей Цой, который только в 2001 году окончил Южно-Казахстанскую медицинскую академию (многие наши герои в это время уже были в правительстве, как минимум, на уровне вице-министров). После этого он еще три года пробыл в аспирантуре столичного мединститута (Казахской государственной медицинской академии), затем до 2007 года пробыл в докторантуре Национального научного медцентра при Минздраве РК. При этом научную деятельность он совмещал с практической медициной – был хирургом-эндоскопистом, практиковал восстановительную хирургию и трансплантологию. Это было с 2001 по 2007 год.

Интересно, что совмещать разные направления у Цоя получалось очень даже неплохо. Так, с 2002 по 2004 годы он был менеджером по развитию территории (по Астане) британской фармацевтической компании GlaxoSmithKline. Наверное, ради приработка или в качестве получения навыков в довольно прибыльном фармацевтическом бизнесе. В эти же годы (2006-2009) Алексей Цой является генеральным секретарем ОО «ЕвроАзиатского респираторного общества» – здесь тоже, возможно, просто общественная должность. А возможно и нет.

Мышь серая?

Зато в 30 лет он вдруг становится директором «Центра внедрения современных медицинских технологий» Управления делами президента, а через три года возглавил и сам президентский медцентр, но это ненадолго – всего лишь на год. В 2011-ом Алексей Владимирович становится главврачом «Городской больницы № 1» Астаны, а еще через три года перепрыгивает прямо в правительство – становится вице-министром здравоохранения. Здесь он пережил несколько смен кабмина и реорганизации министерства, а в момент, когда Нурсултан Назарбаев произвел последнюю рокировку на должности президента (в феврале 2019-го), Цой вновь вернулся в больницу управделами. В июне прошлого года его неожиданно вернули в Минздрав первым вице-министром, а вскоре он и возглавил отечественную медицину.

Карьера нашего сегодняшнего героя, действительно, занимательная. И многие, внимательно изучив его трудовую книжку, невольно задаются вопросом: «А кто за ним стоит?». Сразу скажем, что четкого ответа на него у нас нет, а в домыслы ударяться не собираемся. Однако в нашей стране очень редко исключительно профессиональные качества становятся пропуском к вертикальному взлету. В случае с нашим героем делать выводы сложно – практической медициной он долго не занимался, да и руководящие должности были не столь продолжительными и не такими впечатляющими.

Ходили разговоры, что его до министра дорастил бывший управделами бывшего президента Абай Бисембаев. Но об Абае Айдархановиче, который ныне трудится помощником первого президента и является заместителем управделами второго, разговор отдельный – мы ему, наверное, как-нибудь уделим особое внимание. Тем более, помощь в продвижении совсем не означает, что именно он является «старшим товарищем» и «непосредственным агашкой» своего протеже.

Поэтому до сих пор для многие, касательно министра Цоя, не могут с уверенностью ответить на вопрос «Чьих будет?». В данном случае возникает предположение, что в его лица был соблюден некий корпоративный консенсус, возможно, максимально приближенный к окружению первого президента. Точно также, как и его предшественник, Елжан Биртанов, стал жертвой коллективных пожеланий, ну а сам Алексей Владимирович является той самой «серой мышью», которая выполняет пожелания «трудящихся» с властного олимпа.

Общий интерес

Тут важно сделать небольшую ремарку относительно того, как и когда Цой стал министром. Это была середина лета 2020 года, когда больницы были переполнены, аптеки пусты, а недовольство и недоверие общества к минздраву достигла критического максимума. Правительство во главе с Аскаром Маминым повергалось недвусмысленным намекам даже со стороны действующего президента. Всем нужна была жертва, которая бы спасла не только кабмин от разгона, но и выпустила бы пар народного возмущения. Поэтому срочно был подтянут «дежурный вариант» в виде Цоя, который в считанные недели стал сначала заместителем, потом исполняющим обязанности, а вслед за этим и министром здравоохранения.

Но эта перестановка не сильно успокоила общую обстановку, поэтому сначала был арестован бывший вице-министр, который до этого случайным образом написал заявление «по собственному желанию», а через несколько месяцев под домашний арест попал и сам Биртанов (ему буквально вчера продлили арест – уже в третий раз, но разрешили выходить из дома в светлое время суток). Однако Цой особого доверия у общества не вызвал – ну, кроме как у группы блогеров, для которых совместное чаепитие подействовала как вакцина от скептицизма.

Особого энтузиазма не вызвало это назначение и у новых-старых коллег министра Цоя. Никаких революций в ведомстве он не совершал, если не считать кадровых перестановок в регулятивных органах. Но эффективность этих действий тоже ставится под сомнение – если в первые месяцы его руководства можно было говорить о том, что он сам и его люди притираются и вживаются в новые роли, то сейчас, по прошествии девяти месяцев нет никаких продвижений, и это наводит на еще большие сомнения. С точки зрения общества, открытости министерства, да и самого министра, как не было, так и нет. Журналистов могут удалить с пресс-конференции, ответов на конкретные вопросы не дают, а ситуация на складах медикаментов и вокруг них такая, как будто речь идет о складах боеприпасов в разгар войны.

Если говорить про команду Цоя, то, скорее всего, это далеко не его личная инициатива, да и не дал бы ему никто формировать личную команду. Тем более, сейчас, когда в эту отрасль вливались, вливаются и будут вливаться огромные деньги, которые общество никак не контролирует, а журналистам говорят, что это какая-то коммерческая тайна. Здесь речь идет о тех же ковидных госпиталях, надбавках врачам, закупах вакцин (или их производстве), но одним из наиболее важных (доходных) направлений по-прежнему остается фармацевтика. Она и прежде, в доковидные времена, была покрыта мраком тайны и можно было говорить о существовании фармацевтической мафии, а сейчас, когда она стала приоритетом по закачиванию бюджетных миллиардов, то становится лакомым куском для всех кланов и ФПГ.

Так что, Цой Алексей Владимирович, 1977 года рождения, уроженец города Шымкента – возможно, может превратиться из «серой мыши» в еще одну сакральную жертву, на которую потом можно списать не только провалы в медицине и борьбе с Ковидом Девятнадцатым, но и бездарно потраченные («распиленные») бюджетные миллиарды.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33