среда, 22 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Джордж Сорос в замешательстве: в 2022-ом решится многое

2022-й станет критически важным рубежом в мировой истории. Всего через несколько дней в Китае — самом могущественном авторитарном государстве мира — начнутся Зимние Олимпийские игры и, подобно Германии в 1936-м, Китай постарается использовать это масштабное событие, чтобы обеспечить пропагандистскую победу своей системы строгого контроля.

Мы стоим на пороге важных решений, которые зададут вектор движения для всего мира. Выборы в Германии уже прошли, выборы во Франции пройдут в апреле 2022 года. В этом же месяце жители Венгрии — вопреки всем ожиданиям — могут лишить своего авторитарного правителя власти. Наряду с тем, решится ли Путин на вторжение в Украину, эти события определят дальнейшую судьбу Европы.

В октябре 20й съезд партии в Китае решит, останется ли Си Цзиньпин на третий срок на посту генерального секретаря партии. Затем в ноябре в США пройдут важнейшие промежуточные выборы.

Изменение климата по-прежнему останется важнейшей политической проблемой для всего мира, но доминирующей геополитической особенностью сегодняшнего мира будет конфликт между двумя диаметрально противоположными системами управления. В этой связи позвольте мне максимально простым языком рассказать, в чем же заключается эта разница.

В открытом обществе государство обязано защищать свободу личности. В закрытом же обществе личность обязана служить правителям.

Вполне очевидно, что я как основатель фондов «Открытое общество» поддерживаю открытое общество. Но самый важный вопрос сегодня — какая система победит?

У каждой есть свои сильные и слабые стороны. В открытом обществе всячески поощряется реализация творческого потенциала и стремление к инновациям, а в закрытом вся власть принадлежит государству с однопартийной системой правления. Это преимущества. Недостатки в большей степени зависят от местных и региональных условий. К примеру, отношения между Евросоюзом и государствами-членами ЕС еще не до конца сформированы. ЕС должен защищать Литву, признавшую Тайвань, от неофициальной блокады со стороны Китая, но будет ли он это делать? В мире, балансирующем на грани военной агрессии, — как в Украине, так и в Тайване — победа открытого общества не является чем-то само собой разумеющимся. 

Президент Байден в своей политике в целом придерживается правильного курса. Он заявил Путину, что Россия дорого заплатит, если нападет на Украину, но США не вступят в войну для защиты Украины. Если Путин нападет на Украину, самым большим наказанием для него станет расширение трансатлантического сотрудничества. Байден не пойдет на односторонние уступки, но он заинтересован в мирном решении конфликта. Выбор за Путиным.

При этом Байден дал Си Цзиньпину понять, что если тот применит силу в отношении Тайваня, Китаю придется противостоять не только США, но и более крупному альянсу, состоящему из стран AUKUS (Австралия, Великобритания и США) и QUAD (США, Япония, Австралия и Индия), а также ряду других потенциальных союзников, которые пока не взяли на себя обязательства в отношении совместных действий (например, Южная Корея и Филиппины). Из всех стран Япония взяла на себя наиболее полные обязательства по защите Тайваня.

С другой стороны, Си Цзиньпин заявил о готовности отстаивать суверенитет Китая над Тайванем силой, если понадобится. Его правительство выделяет огромные ресурсы на вооружение. Не так давно он удивил мир демонстрацией гиперзвуковой управляемой ракеты.

У США нет ничего подобного, да они и не собираются конкурировать с Китаем. Я думаю, что это правильная тактика, ведь гиперзвуковое превосходство Си Цзиньпина никак не влияет на баланс взаимного гарантированного уничтожения, который не даст противникам напасть друг на друга. Ракета — это всего лишь победа пропаганды. При всем при этом выросла вероятность войны между США и их врагами, а это не самая приятная тема для размышлений.

Недавно я спросил себя, как же возникла нынешняя ситуация? Когда в 80-х годах прошлого века я начал заниматься тем, что я называю политической филантропией, американское превосходство не вызывало ни у кого сомнений. Теперь все по-другому. Почему же?

Отчасти это связано с техническим прогрессом, преимущественно обусловленным развитием искусственного интеллекта (ИИ), который в 80-х годах прошлого века находился в зачаточном состоянии.

Развитие ИИ, соцсетей и технологических платформ шло параллельно. Это привело к появлению высокоприбыльных компаний, которые стали настолько влиятельными, что они могут конкурировать только друг с другом. Постепенно эти компании стали доминировать в мировой экономике. Они являются многонациональными и работают во всех уголках мира. Мы все прекрасно их знаем: Facebook, Google, Apple и Amazon. В Китае есть аналогичные корпорации, но они не так известны на Западе.

Появление таких компаний повлекло за собой важные политические последствия. Это привело к обострению конфликта между Китаем и США и придало ему совершенно иной характер.

Китай превратил свои технологические платформы в национальные компании-лидеры; в США же не торопятся это делать, поскольку там людей беспокоит влияние этих корпораций на свободу личности. Такие разные подходы проливают новый свет на конфликт между двумя системами управления, которые представляют США и Китай.

Теоретически ИИ нейтрален с моральной и этической точек зрения; его можно использовать как во благо, так и во вред. Но на практике его влияние асимметрично.

ИИ широко применяется при создании средств контроля, которые помогают репрессивным режимам и угрожают открытому обществу. Любопытно, что эпидемия коронавируса укрепила позиции репрессивных режимов, предоставив им законные основания для использования персональных данных в целях государственного контроля.

Учитывая все эти преимущества, можно было бы подумать, что Си Цзиньпин, который ведет сбор персональных данных своих граждан для слежки за ними более активно, чем любой другой правитель в истории, обязательно добьется успеха. Он точно так считает, и многие ему верят. Мне бы хотелось объяснить, почему это не так. Для этого мне нужно вкратце изложить историю Коммунистической партии Китая, сокращенно КПК.

Мао Цзэдун, первый председатель КПК, стал инициатором «Большого скачка», который привел к гибели десятков миллионов людей. За этим последовала Культурная революция, уничтожившая традиционную культуру Китая в результате пыток и убийств представителей культурной и экономической элиты.

Вся эта сумятица породила нового лидера, Дэн Сяопина, который признал, что Китай, к сожалению, сильно отстает от капиталистических стран. Его девизом было — «Скрывай свою силу, дожидайся удобного часа». Он пригласил в Китай иностранных инвесторов, и это привело к стремительному росту, который продолжился даже после прихода к власти Си Цзиньпина в 2013 году.

С тех пор Си Цзиньпин делает все возможное, чтобы ликвидировать достижения Дэн Сяопина. Он перевел частные компании, созданные при Дэн, под контроль КПК, и лишил их присущего им динамизма. Вместо поддержания условий для развития частного предпринимательства Си Цзиньпин создал собственную «китайскую мечту», которую можно описать двумя словами: полный контроль. Это имело катастрофические последствия.

В отличие от Дэн, Си Цзиньпин искренне верит в коммунизм. Его кумиры — Мао Цзэдун и Владимир Ленин. Во время празднования 100-летия КПК он был одет как Мао, тогда как остальные присутствующие были в деловых костюмах.

Согласно правилам преемственности, которые установил Дэн, срок пребывания Си Цзиньпина у власти должен истечь в 2022 году. Но Си, вдохновленный Лениным, подчинил себе военных и все прочие механизмы репрессий и слежки. Он тщательно разработал план, который вознесет его до уровня Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина и позволит править бессрочно. Для этого Си нужно было по-новому истолковать историю КПК и показать, что она логически приведет к его назначению еще по крайней мере на один срок.

У Си Цзиньпина много врагов. И хотя никто не может открыто выступить против него, поскольку в его руках все рычаги власти, внутри КПК назревает конфликт, настолько острый, что он нашел отражение в разных партийных публикациях. Си подвергается нападкам со стороны приверженцев идей Дэн Сяопина, которые хотят больше возможностей для частного предпринимательства.

Сам Си Цзиньпин считает, что внедряемая им система управления в корне превосходит либеральную демократию. При этом он не гнушается запугиваниями, и никто не решается сказать ему то, что он не хочет слышать. Его невозможно переубедить, несмотря на то, что пропасть между его убеждениями и реальностью становится все шире.

Китаю угрожает экономический кризис, в эпицентре которого находится рынок недвижимости — главная движущая сила с момента прихода Си Цзиньпина к власти в 2013 году.

В основе стремительного роста рынка недвижимости лежит неустойчивая модель. Покупатели квартир вынуждены начинать платить за них еще до того, как они будут построены. Таким образом, вся система держится на кредитах. Местные органы власти получают большую часть дохода от продажи земли по постоянно растущим ценам.

В конечном итоге цены пришлось поднять выше уровня, доступного обычным людям. Это произошло в середине 2021 года. К тому времени рынок недвижимости разросся до опасных размеров. На его долю приходилось почти 30% экономики, и он потреблял все больше кредитных средств.

За постепенным наращиванием оборотов последовал взрывной рост цен на рынке недвижимости. В июне 2021 года цены на землю под жилую застройку были более чем на 30% выше, чем всего год назад. Власти попытались снизить темпы роста цен и приказали банкам не увеличивать объем кредитования операций с жилой недвижимостью.

Это распоряжение имело противоположный эффект. В результате крупнейшему застройщику с самой высокой долей заемных средств Evergrande стало трудно выполнять свои обязательства. Субподрядчики, не получавшие оплату, бросили работу, а люди, купившие квартиры, стали переживать о том, что они могут так и не получить жилье, за которое платили.

Когда в сентябре стартовал основной сезон продаж, продавцов было гораздо больше, чем покупателей. Некоторое время сделок по объявленным ценам почти не было, но сегодня цены на землю и квартиры начали снижаться. Это настроит многих людей, вложивших большую часть своих сбережений в недвижимость, против Си Цзиньпина.

В настоящее время компания Evergrande находится под внешним управлением, и другим застройщикам грозит та же участь. При получении выплат по банкротству кредиторы Evergrande отчаянно пытаются улучшить свое положение. За дело взялись суды. Их первым шагом стала защита субподрядчиков, на которых работают около 70 миллионов трудовых мигрантов.

Пока не понятно, как власти выйдут из этого кризиса. По всей видимости, они слишком долго откладывали решение проблемы, и теперь доверие людей к ним пошатнулось. У Си Цзиньпина есть масса инструментов для восстановления доверия. Вопрос лишь в том, сможет ли он их правильно использовать. Я думаю, мы увидим во втором квартале 2022 года, удалось ли ему это. На сегодняшний день ситуация выглядит не слишком радужно для Си.

Китаю также угрожает серьезная демографическая проблема, что напрямую связано с кризисом недвижимости. Уровень рождаемости гораздо ниже опубликованных показателей. По оценке специалистов, фактическая численность населения примерно на 130 миллионов меньше официальной цифры в 1,4 миллиарда. Об этом мало кто знает, но это еще больше усугубит кризис на рынке недвижимости, приведет к дефициту рабочей силы, напряженности в бюджетной сфере и снижению темпов экономического роста.

Си Цзиньпин также столкнулся с серьезными проблемами, связанными с вакцинами. Китайские вакцины были разработаны для борьбы с уханьским штаммом, но сейчас мир борется с другими разновидностями вируса, сначала — Дельта, а теперь — Омикрон. Си Цзиньпин вряд ли признает это в ожидании назначения на третий срок. Он скрывает это от китайского народа как позорную тайну.

Все, что Си Цзиньпин может сделать сейчас, это навязать политику «нулевого распространения Covid». Она предполагает строгий локдаун при малейших признаках вспышки заболевания, что отрицательно влияет на хозяйственно-экономическую деятельность. Такая политика также сильно осложняет жизнь людей, которые должны сразу изолироваться, где бы они ни находились, и их голоса не заглушить.

Омикрон грозит погубить Си Цзиньпина. Этот штамм гораздо более заразен, чем все предыдущие, хотя и намного менее опасен для людей, прошедших надлежащую вакцинацию. При этом сами китайцы были привиты только от уханьского штамма, и позорная тайна Си Цзиньпина обязательно всплывет или во время Зимних Олимпийских игр, или сразу после их окончания.

Омикрон проник в Китай главным образом через портовый город Тяньцзинь, который находится в 30 минутах езды по скоростной железной дороге от Пекина. Сегодня его обнаруживают во все новых городах Китая. Вирус уже не остановить.

Поскольку для Си Цзиньпина Зимние Олимпийские игры — это вопрос престижа, власти делают все возможное, чтобы они прошли успешно. Участники соревнований изолированы от местного населения, но после Олимпиады такая практика будет лишена смысла. Локдаун в масштабах целого города вряд ли поможет от такого заразного штамма как Омикрон. Это видно по Гонконгу, где вспышка штамма Омикрон приобретает все более серьезные масштабы. При этом цена политики «нулевого распространения Covid» растет с каждым днем, ведь город изолирован от остального мира и даже от Китая. Гонконг — это наглядный пример масштаба проблемы, которую Омикрон представляет для Си Цзиньпина.

Он попытался установить полный контроль, но ему это не удалось. Учитывая сильное сопротивление внутри КПК, тщательно спланированное вознесение Си Цзиньпина до уровня Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина может так и не произойти.

Остается надеяться, что на смену Си Цзиньпину придет не такой ярый сторонник репрессий внутри страны, который к тому же будет проводить более миролюбивую внешнюю политику. Это устранит самую большую угрозу, с которой сегодня сталкиваются открытые общества, а они, в свою очередь, должны сделать все от них зависящее, чтобы развернуть Китай в нужном направлении.

Джордж Сороспредседатель компании Soros Fund Management и фонда Open Society Foundations, пионер индустрии хедж-фондов, автор книг «Алхимия финансов», «Новая парадигма для финансовых рынков: Кредитный кризис 2008 года и что он значит», «В защиту открытого общества».

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33