суббота, 15 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Диктатор эпидемии в Венгрии

БУДАПЕШТ – То, что критики обоснованно называют “актом стимулирования”, который был принят венгерским парламентом 30 марта, позволяет Премьер-министру Виктору Орбану управлять на основании указа в течение неограниченного периода времени, предположительно, чтобы помочь правительству бороться с пандемией COVID-19. Фактически, новый закон ставит под угрозу жизнь многих венгров, предоставляя правительству возможность радикально ограничивать информацию о том как оно справляется с этим вирусом. Смертельные последствия такого подхода хорошо известны в Ухане, Китай, где власти первоначально скрывали информацию о вспышке нового коронавируса. 

Закон Орбана о чрезвычайных полномочиях нейтрализует те несколько оставшихся каналов демократической ответственности, оставшихся в Венгрии. Это приведет к чрезвычайной централизации контроля над потоком информации о пандемии и управлении ею. А Орбану, находящемуся у власти с 2010 года, крайне необходимо контролировать информацию о пандемии, учитывая острую нехватку инвестиций со стороны его правительства в систему здравоохранения страны за последнее десятилетие. 

Новый закон дает ему эту власть. Например, распространение “ложной” информации о вирусе наказывается лишением свободы на срок до пяти лет – настоящий меч правосудия, нависший над головами как врачей, так и журналистов. Обоснование, содержащееся в соответствующем положении, наряду с наказанием, практически неотличимо от аналогичной меры в Саудовской Аравии. По сути, такой закон о чрезвычайных полномочиях сводит к минимуму оставшееся пространство для независимых СМИ Венгрии. 

Среди стран-членов Европейского Союза, эти драконовские меры правительства Орбана в этом отношении являются исключительными. Другие страны ЕС, как правило, ведут борьбу с фейковыми новостями и дезинформацией о COVID-19 при помощи мягких средств, таких как размещение ссылок на официальную информацию на веб-сайтах правительства или Всемирной организации здравоохранения или работая с факт-чекерами. 

Этот подход работает: страны, которые до сих пор лучше всех справлялись с пандемией – это страны, в которых информация продолжает свободно поступать, а надежные медицинские эксперты играют значимую роль в общественных дебатах. С другой стороны, Президент США Дональд Трамп изначально отклонил угрозу COVID-19, тогда как Премьер-министр Соединенного Королевства Борис Джонсон, прежде чем заразиться и оказаться в реанимации, считал ее шуткой. В обеих странах, в настоящее время вспышка COVID-19 более серьезная, чем в Китае. 

В крайне неопределенной ситуации, беспрепятственный поток информации позволяет собирать разрозненные данные, сравнивать эффекты различных стратегий управления кризисом и повышать подотчетность правительства. Это также имеет крайне важное значение для борьбы с дезинформацией, слухами и фейковыми новостями, независимо от того, исходят они от политических лидеров или граждан. Ответственность, которую несут свободные СМИ, вынудила даже самых корыстных и самовлюбленных лидеров, таких как Трамп, отказаться от отрицания и принять более реалистичный подход к борьбе с пандемией. 

Более того, во время кризиса в области общественного здравоохранения, свободный поток информации помогает правительствам и гражданам синхронизировать свои действия. Чем больше граждане верят в то, что правительственные источники информации подвергаются независимому контролю, тем больше вероятность того, что они будут подчиняться официальным инструкциям и помогут эффективно управлять кризисом. 

Например, правительству Южной Кореи до сих пор удавалось контролировать распространение COVID-19 без строгой физической изоляции – отчасти потому, что власти собирали и публиковали обширную информацию об инфицированных гражданах, включая их возраст, перемещения и районы проживания. Это стало возможным, поскольку общественность доверяла правительству в разработке политики для борьбы с пандемией. 

Правдивая информация, поступающая извне, может спасти жизни в авторитарных странах. После аварии на Чернобыльской АЭС в Советском Союзе в 1986 году, выпуски новостей радио “Свободная Европа” помогли информировать простых россиян, украинцев и белорусов о масштабах катастрофы. Несмотря на все рычаги государственного контроля, общественное давление вынудило советские власти открыто рассказать о кризисе и принять западную помощь для борьбы с ним. Однако, на этот раз информация, необходимая для общественного контроля над кризисом, рассредоточена внутри страны. 

В первые дни пандемии, Орбан, как и Трамп, отвергли угрозу, обвиняя в распространении коронавируса (как и во всех остальных проблемах) иностранцев. Но отчеты о несогласованных усилиях венгерских родителей запретить своим детям посещать школу, впоследствии убедили правительство более серьезно отнестись к пандемии. 

Более того, когда политическая оппозиция Венгрии – и, что более важно, врачи и другие работники здравоохранения – начали открыто высказываться, пожилые члены партии Фидес, одним из основателей которой является Орбан, испугались и оказали на правительство давление о принятии мер. Но, предоставив Орбану бразды правления на основании указа, закон о чрезвычайных полномочиях сделал неэффективными оставшиеся в стране ключевые механизмы политической ответственности. 

Не только Орбан рассматривает пандемию как возможность прибегнуть к чрезвычайным полномочиям и захватить практически диктаторскую власть. Но закон о чрезвычайных полномочиях представляет собой не больше, не меньше его последний шаг на пути самодержавия, на который он вступил десять лет назад. Опьяненный огромными полномочиями, которые он уже накопил, Орбан решил противостоять пандемии при помощи закона, который якобы “гарантирует безопасность жизни и здоровья, а также личную и материальную безопасность граждан и предприятий”. 

Новое законодательство ничего подобного делать не будет, что является одной из причин, по которым ЕС должен в срочном порядке принять стандартизированную систему для того, чтобы государства-члены отчитывались о пандемии, наряду с инициативами по поддержке свободной прессы. Такие меры могут спасти жизни. 

Ласло Бруст, профессор политологии в Центрально-Европейском университете, исполнял обязанности ректора и президента CEU в 1996-1997 гг. 

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33