среда, 22 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

За что ценят мужчины на западе женщин с востока?

«За границей условия, может быть, лучше, но, чтобы полюбили и приняли там, надо и самой отдавать что-то», - говорят постсоветские женщины, рассказывая о том, через что им пришлось пройти прежде, чем стать своей на родине мужа.

Ревнивые чешские мужчины

«Когда-то мой муж покорил меня своей галантностью, - говорит чешский политик, коренная алматинка Джамиля Стехликова. - Европейцы все-таки немного по-другому ухаживают за женщинами, чем казахи. Они обязательно откроют женщине дверь, поклонятся ей, понесут ее сумку, даже если там лежит всего три килограмма, а ребята-казахи, с которыми я дружила до отъезда в Чехию, уже с первых дней знакомства вслух начинали рассуждать, сколько у нас будет детей, как и где будем жить. Нет, чувство влюбленности им тоже не чуждо, но вот романтики нет. Будь по-другому, еще неизвестно, уехала бы я в чужую страну или нет. По крайней мере, до встречи с будущим мужем у меня не было в планах выходить замуж за иностранца».

Джамиля Стехликова

Джамиля призналась, что, прожив в Чехии много лет поняла: чешские мужчины в принципиальных вопросах мало чем отличаются от казахстанских: «И те, и другие хотят, чтобы жена по вечерам и, разумеется, по субботам и воскресениям, была дома, гладила рубашки, готовила обеды, а не пропадала допоздна на партийных собраниях».

Сэр Джон

- Мне смешно, когда говорят, что жизнь в одиночку, для самого себя – это лучше, - рассказывает моя студенческая подруга Таня Мехоношина, зарегистрировавшаяся однажды на сайте зарубежных знакомств. - Многие женщины писали на форумах, что проходит не один год прежде, чем удается познакомиться с кем-то стоящим. На сайтах знакомств много извращенцев, маньяков и скамеров - жуликов, культурно вымогающих деньги. Мне тоже такие попадались. Один из Америки написал, что занимается перевозкой грузов, и что он, и его маленькая дочка Сара очарованы мною. Потом сообщил, что едет вместе с ней в Северную Африку, а следом пришло сообщение, что груз украли, поэтому: «Помоги! Срочно нужно 750 долларов…». Еще приходят письма от «адвокатов» солидных людей в генеральской форме: «Срочно нужны ваши банковские данные. Он на последнем вздохе, а потому хочет все завещать вам».

Таня Джонс

Мне повезло. Я Джона встретила очень быстро – месяца через три после регистрации на сайте. Он мне сразу позвонил на оба телефона – домашний и мобильный, чтобы проверить, реальный ли я человек. Это опять же из-за скамеров женского пола, которыми славятся Россия и Украина.

У каждого из нас за плечами был отрицательный опыт. В первый раз я вышла замуж сразу после школы, и уже в 18 лет у меня был ребенок. Потом муж ушел служить в армию, а я поступила в университет. Когда он вернулся, я была уже взрослой, а он остался наивным капризным мальчиком. Второй муж оказался просто непутевым.

Джон, авиационный инженер, основную часть своей жизни прослужил в Королевской авиации и всюду, куда бы ни забросила его судьба, не расставался с семьей. Первая жена спилась на пару с подружкой. Вторая родила ему двух сыновей, которым он сам обрезал пуповины. Вернувшись со службы, становился к плите, чтобы накормить малышей, рассказывал им сказки на ночь, готовил с ними уроки. А жена грызла орешки, смотрела телевизор, читала глянцевые журналы и участвовала в гламурных конкурсах. Джону и в голову не приходило возмущаться. Здесь во многих семьях такая же картина. Поэтому здешние мужчины и идут на сайты знакомств в поисках восточноевропейских женщин.

Так бы Джон безропотно и нес бы свой крест, если бы жена не изменила ему с регентом церковного хора. Он не стал выяснять отношения. Просто подал на развод и на долгие годы закрыл свое сердце для женщин.

То есть мы оба через многое прошли, это и помогло сблизиться и стать нам родными людьми. После телефонных звонков стали общаться по скайпу. Через месяц общения по гугл-переводчику пригласил меня в гости. Я поехала. Естественно, за свой счет. Месяца через три я приехала снова. В этот раз Джон познакомил меня с младшим сыном и надел в знак помолвки кольцо. Дарить какие-то подарки он начал только после регистрации брака. Они были несущественными, но не потому, что жадный, а просто не в его характере.

В третий раз приехала в Англию по визе невесты. Регистрировались13 апреля. В этот день было всего три пары. Мы, два парня - индус и англичанин, и две дамы.

Но то, что мы поженились, не означало, что я имею право постоянно проживать в Англии. Через полгода я поехала в Россию оформлять уже визу жены. Но мне не удалось сдать базовый английский и мне отказали. Побегав за справками по всей Москве, я подала апелляцию. Джон тоже не сидел сложа руки. Он подключил своего локального депутата. В общем, через три месяца я получила визу жены.

В самой Англии бюрократии мало. Чтобы зарегистрировать меня у себя дома, Джон только позвонил в локальный муниципалитет. На том конце провода, чтобы убедиться, что я это я, попросили передать мне трубку. На мое «Hello», мне ответили: «Спасибо. До свидания».

В обмен на бурную, богатую адреналином жизнь я получила беспроблемность и спокойствие. Может, кому-то это покажется скучным, но пусть лучше так, чем вжимать голову в плечи при виде полицейского.

В России я работала редактором одной частной газеты, пыталась создать новостной сайт, но не получилось. Там нужен был в первую очередь очень хороший менеджер, а я, понадеявшись на свои журналистские способности, все собиралась делать в одном лице. Через три месяца в издание пришел другой человек – не журналист, но с деньгами и бизнес-планом. Я впала в полную прострацию. Поэтому, когда течение вынесло меня в Англию, я настроилась уехать туда без возврата.

Менять привычную жизнь было нелегко. К их кухне, например, привыкала трудно. У них принят легкий завтрак – овсянка на воде или мюсли, ланч на работе, обед – после работы и легкий ужин. Но я решила принять эту страну такой, какая она есть. Теперь даже сны вижу на английском. Это еще не прогресс, но это означает, что я уже перестроилась, пусть и нелегко.

По приезду сразу поступила в колледж на языковые курсы для иммигрантов, на третий год пошла учиться уже с коренными англичанами, чтобы сдать школьный стандарт базового английского. Учила для себя и параллельно писала в местный журнальчик как волонтер, но это вовсе не означает, что я стану когда-нибудь таким же журналистом, какой была в России. Потому отклонила, не раздумывая, предложение принять участие в конкурсе на вакантное место в журнале.

Сегодняшняя моя работа абсолютно другая - в компании Warehouse Operative занимаюсь сбором и отправкой посылок. Это не очень интересно, но я вижу в ней много полезного. Например, если работа требует физических нагрузок, радуюсь, что сбавляю вес. Набираю текст в компьютере – значит, совершенствую свой письменный английский. А самое главное - работа дает общение с людьми.

Скажу еще одну вещь. Те, кто навсегда покидает родину, уходят от того, что было, но не приходят к чему-то определенному. Я знаю, что никогда не постигну английскую культуру до конца. Кто-то мирится с этим, а кто-то – нет. Это никак не связано с материальными ценностями или бытовыми удобствами. Моя места подруга из Петербурга Наташа, приехавшая в Англию на десять лет раньше меня, имеет хорошую работу, но все еще спрашивает себя: «Что я здесь делаю? Я все равно отсюда уеду». После возвращения из России первые две недели у нее тяжелая депрессия. Это при том, что ее английский супруг любит ее настолько, что все свое имущество переписал на нее.

По своей сути люди в разных странах ничем друг от друга не отличаются. Разве что англичане очень вежливые и приветливые, но и здесь есть исключения. Был момент, когда владелица нашей компании со мной не поздоровалась. Узнав, что я переживаю из-за этого, мой супервайзер посоветовал не обращать на это внимания: «Она могла просто не заметить тебя, потому что мы для нее вообще никто».

Джон фактически живет моими проблемами и моей жизнью, и я не могу не быть ему за это благодарной. Другое дело, что для него это непривычно. Перенеся как-то операцию на ноге, неделю ходил с палочкой. Когда я стала поддерживать под руку, был тронут до слез. Сказал, что о нем никто еще так не заботился.

Порядочных и благородных по натуре мужчин здесь много, но женщины из постсоветского пространства, особенно совсем молодые, часто приезжают в чужую страну с мыслью, что они принцессы и жить здесь будут по-королевски. Нет, так не бывает. Все так же, как дома, и такого понятия как «английский национальный характер» не существует. Да, условия, может быть, чуть получше, но, чтобы полюбили и приняли, надо и самой отдавать что-то. У тех, кто приезжает с другим настроем, потому и не складывается жизнь, что женихи ждут одного от русскоязычных невест, а те – другого. Одна моя московская знакомая вышла замуж откровенно за деньги англичанина. Будущий муж обещал ей, что когда они поженятся, то они будут общими. Мол, их у него много, и он не унесет их с собой в могилу. Союз, начавшийся с разговора о деньгах, не стал счастливым. Иногда они ругаются из-за геля стоимостью в 50 пенсов. Это – не говоря о питании. На нем скаредный муж очень экономит. Обычный сыр на их столе – роскошь.

А вот то, что мужчины здесь даже побаиваются женщин, хотя последние зачастую материально зависимы от них, - это правда. Многие делают вазэктомию – болезненную операцию, лишающую их репродуктивных функций.

Я даже не знаю, чем продиктовано такое отношение к женщине. Возможно, все идет из глубины веков. В наших, скажем прямо, не романтических сказках ведь нет женского начала. А в балладах средневековой Европы женщина возведена в идеал.

Американский муж

Много работавшая в свое время на западе Казахстана уроженка Челябинска Галима Галиуллина с 2009 года живет в престижном пригороде Вашингтона.

Галима Галиуллина

- Мой первый муж был красив как Омар Шариф и страстен, как Антонио Бандерас, но выйти за него замуж было чистым безумием, - рассказывает она. - Когда он подрался из ревности со своим старшим братом на нашей свадьбе, я поняла, что интуиция шептала мне не напрасно – не твой человек…

Многие годы не мужчины, а наука и написание книг открывали новые горизонты и дарили мне счастливые мгновения. Когда родилась моя третья книга – «Лидерство в ХХI веке: Взгляд из России», по рекомендации одного бизнесмена из Екатеринбурга, прочитавшего ее, меня пригласили на курсы по корпоративному управлению сначала в Москву, а потом в Канаду. Организаторы рекомендовали меня к продолжению учебы в Йоркском университете в Торонто. Через два года они пригласили меня на Саммит западных корпораций по социальной ответственности бизнеса. Теперь я думаю, что сама судьба вела меня к встрече с Джимом на берегу озера Онтарио. Тем субботним летним днем набережная была полна гуляющих горожан, играл джазовый оркестр, люди танцевали. Когда не сводящий с меня глаз мужчина решился подойти и высказать восхищение моей улыбкой, я ответила, что это неважно, лучше пойти танцевать. Так начался самый главный роман в моей жизни. Джим в тот день оказался в городе как участник медицинской конференции.

В августе 2008 года я прилетела в Вашингтон по его приглашению. Он организовал мой визит, словно встречал принцессу – показал все лучшее, что можно было увидеть за две недели на его родине, включая Diamond District в Нью-Йорке, где мне было предложено выбрать бриллиантовое кольцо на свой вкус.

После помолвки я вернулась в Россию - подумать. У меня была наука, студенты, консультирование компаний, съемки документального фильма, рос трехлетний внук Артур. Но мне было скучно в родных пенатах, я уже была доктором философских наук, становиться академиком казалось не слишком женственным, и еще – я полукочевница от рождения. Мой дед, владевший тысячными табунами лошадей, подарил мне ген непоседливости.

30 декабря 2009 года мы с Джимом обручились и отпраздновали свадьбу.

Самое большое испытание, настигшее меня вскоре после нее – ощущение безвоздушного пространства вокруг. В пригороде Вашингтона были только большие двухэтажные дома и мчащиеся мимо машины.

Ледяной холод чужбины начал таять, когда я встретила близких по духу людей – соседку Нику, ставшую мне близкой подругой, и Наташу из Казахстана.

Джима я первым делом научила пить чай. В его огромном доме не нашлось заварочного чайника! Скоро чай с молоком и башкирским медом для Джима стал ритуальным напитком. В Сочи, куда мы съездили на первом году жизни, он впервые в жизни был нещадно избит двумя вениками сразу в жаркой русской бане. Он не поверил, что температура там достигала 100С, но уже дома, рассмотрев фото градусника в своем айфоне, удивился, что остался жив. Скоро у нас дома появился баня, правда, без веника, - инфракрасная. Но какая баня без самовара? Так, понемногу, я возвращала привычные ритуалы в свою новую жизнь.

Джим по первой профессии психолог, и мой давний интерес к этой науке был утолен нашими долгими разговорами о его опыте работы, о том, что происходит в Америке с массовым сознанием. Я нашла возможность реализовать себя, публикуя статьи на волнующие меня социальные темы. Конечно, мне очень не хватало академической среды, но, когда мои статьи стали переводить, поняла, что могу реализоваться в творчестве.

Мой муж оказался трудоголиком, проводя в кабинете по 10 часов, и я только успевала приносить ему горячий чай с медом. Его карьера была очень успешной, он занимал высокий пост в NIH (Национальный Институт Здоровья).

Его предки переехали в Америку еще в XVII веке, со стороны матери это были немцы, а отца – ирландцы. Знаменитый немецкий философ Фридрих Шеллинг был одним из родственников со стороны матери. Но для меня ирландские корни Джима роднее – та же горячность, та же независимость. Я и сама такая. А вот немецкие черты – сумрачность настроения без видимых причин, резкость, тяжесть реакций иногда на довольно простые вещи – это пришлось научиться принимать. Не без слез и желания сбежать.

Сейчас мы с Джимом стали по-настоящему близки. Я счастлива, что он любит мою Родину, мою дочь, моих родных и друзей. Это настоящий дар Судьбы – жить с человеком, родным по духу.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33