понедельник, 24 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Почему в нашем обществе стала так распространена педофилия?

В странах постсоветского пространства идет активная гуманизация уголовного законодательства. Считается, что это связано с необходимостью соответствовать западным стандартам. Но эксперты считают, что последствия могут быть неоднозначными.


Олег Зайцев

- «Гуманизация УК в разных странах происходит по разным «сценариям», - говорит российский правовед, доктор юридических наук Олег Зайцев. - Чтобы быть более лаконичным, остановлюсь на проблемах гуманизации уголовного законодательства по преступлениям против половой неприкосновенности и свободы личности. В современном мире отмечается их рост, что свидетельствует о негативных тенденциях, связанных с изменением нравственного сознания людей. Этому во многом способствует различная идеология понимания половой свободы в разных странах, а также активное использование Интернета в преступных целях. Согласно статистике, представленной одной известной правозащитной организацией, он способствует сексуальному насилию в отношении 44% несовершеннолетних, при этом 28% подростков посещают порносайты, 50% детей выходят в Интернет без контроля родителей.

Ирина Медведева

Ирина Медведева, детский психолог (Москва), ведущая передачи «Родители и дети» на Народном радио России: «Всплеск педофилии в странах постсоветского пространства спровоцирован СМИ. Тема «всеобщего» насилия над детьми стала одной из самых растиражированных. Но когда даже самое невероятное явление начинает «раскручиваться» в СМИ, оно неизбежно начинает распространяться в обществе. Возможно, предрасположенность к такому запредельному преступлению, как педофилия, на которое наложен строжайший запрет во всех традиционных культурах, у каких-то людей была изначально, но поскольку эта тема не муссировалась широко, они жили и умирали, не подозревая о спящем в недрах их психики семени порока. Быть может, некоторые мужчины и сами понятия не имели, почему им нравится работать пионервожатыми. Вполне возможно, что и они, и окружающие искренне думали, что им просто нравится проводить время с детьми. А теперь, когда, вопреки мудрейшей пословице «Не буди лихо, пока лихо тихо», лихо, семя зла, разбуженное барабанным боем СМИ, проросло, окрепло и дало страшные плоды. Люди, склонные к этому омерзительному греху, вдруг осознали, что они не просто любят детей, а любят, как сказал бы Лермонтов, «странною любовью». И еще они подумали, что, если сексуальное влечение к детям встречается так часто, как об этом рассказывают СМИ, значит, в этом нет ничего уж такого страшного».

- "Уголовный закон, защищая права и интересы потерпевших, в особенности несовершеннолетних, от половых преступлений, устанавливает более строгие меры уголовно-правового характера", - продолжает Олег Зайцев. - В России, к примеру, это выражается в виде лишения свободы до 20 лет. Но гуманизация уголовного законодательства по делам данной категории усматривается и в отношении виновных. В частности, человек может быть освобожден от наказания в ряде случаев, указанных в законе, если он совершил преступление впервые, либо установлен факт вступления в брачные отношения с потерпевшим.

На западе статья за насилие - одна из самых тяжких, человек становится по-настоящему нерукопожатным. В Израиле, к примеру, мужчины-политики вообще боятся оставаться наедине с любой женщиной.

– В каждой стране существует свое представление о том, какое деяние признается преступным, а какое не несет большой общественной опасности и преступлением не является.

Приведу один исторический пример. В Великобритании в XVIII-XIX веках внутрисемейное насилие над детьми со стороны взрослых было достаточно распространенным явлением, но виновный, как правило, уходил от ответственности, хотя преступления порой бывали ужасными. Но вот интересный факт: первая хартия о детях в этой стране была принята в 1887 году, на 67 лет позднее закона о защите животных! Задумайтесь о гуманизации.

В качестве меры, направленной на борьбу с педофильными преступлениями, в прошлом веке в некоторых странах (Германия, Дания, Исландия, Финляндия и др.). применялась хирургическая кастрация. В настоящее время в мировой практике широко применяется химическая кастрация – назначение лекарственных средств, которые подавляют активность мужских половых гармонов (Великобритания, Израиль, Италия, Канада и др.). Однако и тут проявляется гуманизация законодательства: данная мера, как правило, является добровольной и применяется только с согласия осужденного. Обязательной химическая кастрация является в США, но только в некоторых штатах (Флорида, Мичиган, Теннесси).

Насколько мне известно, в Казахстане с 2018 году при совершении насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних к преступникам возможна химическая кастрация – как мера принудительного медицинского характера. Но насколько она будет эффективна? Во-первых, не все лица, совершившие преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, страдают данным расстройством. Во-вторых, расстройство сексуального предпочтения наряду с педофилией включает фетишизм, эксгибиционизм, вуайеризм, садомазохизм, множественные расстройства в сексуальной сфере и т.д. Наконец, химическая кастрация не является преградой для совершения новых преступлений. По данным Центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, независимо от отсутствия или наличия принудительного лечения повторное совершение преступления в области педофилии происходит в интервале от двух лет после освобождения. Аналогичные результаты отмечают и американские психиатры: они пришли к выводу об отсутствии корреляционной зависимости между проводимым принудительным лечением преступников-педофилов и рецидивными преступлениями, совершаемыми ими после освобождения.

Проиллюстрирую на примере США реализацию гуманизации уголовного законодательства, как в отношении преступников, так и их жертв. Там в ряде штатов США преступник, отбывающий наказание за педофилию, имеет возможность получить условно-досрочное освобождение. Но обязательным условием для этого является химическая кастрация. Причем речь идет только о лекарственных средствах, официально разрешенных к применению в медицине. С другой стороны, в целях защиты жертв преступлений в штате Техас суд приговорил виновного к 4060 годам тюрьмы за насильственную педофилию в отношении трех несовершеннолетних девочек, которую он осуществлял на протяжении двух лет. Этот срок исчислялся следующим образом: за каждое свое преступное посягательство виновный получил по 40 лет, что в итоге получилось 4000 лет. Также осужденный был приговорен три раза по 20 лет (в итоге к 60 годам) за съемку и хранение детской порнографии. Но при этом суд проявил к виновному «гуманность» – он может рассчитывать на помилование или досрочное освобождение, начиная с 3209 года.

В нашей стране порой складывается впечатление, что прокуроры и судьи - адвокаты отпетых преступников. Иначе как объяснить то, что, к примеру, насильники прямо в зале суда угрожают изнасилованным женщинам, а их родственники там же накидываются на жертву с кулаками?

– В УК могут быть заложены самые цивилизованные подходы к гуманизации законодательства. Однако существенной проблемой является способность и желание правоприменителя реализовывать существующие в законе механизмы в данном направлении. Но этот вопрос уже иного свойства: он касается профессионального подбора судей, прокуроров, других сотрудников правоохранительных органов, осуществления надлежащего контроля за их деятельностью и их личной ответственности. К сожалению, несмотря на достаточно высокий уровень коррупции в ряде стран постсоветского пространства и явных злоупотреблений в судах и прокуратуре, случаи привлечения должностных лиц единичны, зачастую они носят политико-конъюнктурный характер. Заявления потерпевших от неправомерных действий судебно-следственных органов нередко игнорируются, проверка их действии проводится поверхностная. На системную проблему в этой сфере указывают многочисленные решения Европейского суда по правам человека, резолюции и декларации международных органов - например, Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Что касается безопасности жертвы преступления и других лиц, содействующих правосудию, то эта проблема в основном существует по делам, связанным с организованной преступностью, но она может перекинуться и на другие категории дел, если не будут приняты меры. Россия столкнулась с этим в 90 годы прошлого века, когда совершали нападения на судей, прокуроров и следователей, добросовестно выполнявших свой долг, потерпевших в те годы убивали, а свидетелей убирали. Близкие преступников и невыявленные соучастники преступлений вели себя дерзко, нагло, цинично, свидетели боялись выступать в судах, лжесвидетельства по уголовным делам стали привычным явлением. Яркий пример: в апреле 1993 года у меня по этой проблематике брал интервью известный журналист Дмитрий Холодов. Его статья «Свидетелей не судят. Их просто убивают» вышла в одной из самых читаемых газет – «Московском комсомольце», а в октябре следующего года Дмитрий погиб на рабочем месте в результате срабатывания взрывного устройства, которое было замаскировано в переданном ему чемоданчике «дипломате» с якобы с разоблачительными материалами.

Чтобы побороть ситуацию со столь негативным явлением, в России были приняты специальные законы об обеспечении личной безопасности участников уголовного процесса, правительственные программы, десятки ведомственных нормативных актов, выделено финансирование. Созданы специальные службы в ряде ведомств, а один из юридических вузов МВД – Уфимский юридический институт – стал целенаправленно готовить профессиональные кадры в этом направлении. В результате, ситуация была переломлена.

Гуманизация закона по-казахстански

– Не думаю, что гуманизация уголовного закона слишком сильно связана со страхом показаться плохими перед Западом, хотя доля правды, возможно, в этом есть: инвестиционная привлекательность Казахстана обуславливается в том числе относительно гуманным уголовным законодательством, которое свойственно странам, провозгласившим себя демократическими, правовыми, светскими и социальными, считает казахстанский правовед, доктор юридических наук Эркин Дуйсенов.

Эркин Дуйсенов

Сейчас бытует мнение, что в результате постоянной гуманизации Уголовного кодекса насильники, педофилы и прочие агрессоры чувствуют себя вольготно. На самом деле, это, конечно, не так, но судебная практика по некоторым таким делам вызывает сильный резонанс в обществе, что не может не настораживать. Это означает, что в уголовном законе и в судопроизводстве за насильственные сексуальные преступления существуют лазейки для ухода от соразмерного содеянному наказания. Одной из них, возможно, является наличие альтернативных санкций. Хуже всего то, что в эпизодических случаях это происходит на фоне, когда Президент Касым-Жомарт Токаев дает поручение усилить ответственность за насильственные преступления в отношении несовершеннолетних.

Уголовным законом РК подобные преступления (ст. 120 - «Изнасилование», ст.121 - «Насильственные действия сексуального характера», ст.122 «Половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», ст. 124 - «Развращение малолетних») также отнесены к категории тяжких и особо тяжких.

В преступном мире эти статьи считаются позорными, а совершившие их становятся не просто «нерукопожатными» - изгоями. В нормальном обществе после отбывания наказания они, с моральной точки зрения, также являются «нерукопожатными» в том плане, что им, как правило, запрещено законом занимать определенные должности. В первую очередь - связанные с выполнением воспитательных функций. Примечательно, что в обычном праве казахов сексуальные преступления всегда являлись тяжкими в традиционном понимании и наказания за них были весьма суровыми, вплоть до лишения насильников жизни и изгнания их из общества.

Но у нас этого не происходит, поэтому у многих граждан после резонансных случаев, связанных с насилием, возникает вопрос: зачем следовать цивилизованным странам, если гуманизация закона нам не на пользу? Тем более, что мы суверенное государство, у нас свой собственный путь развития, в том числе и в сфере правовой политики, касающейся уголовной ответственности. Но жить изолировано, в отрыве от внешнего мира, не интегрируясь с другими странами (это касается и сферы законодательства тоже), мы не можем. Надо воспринимать положительный опыт других стран с учетом нашей казахстанской действительности и менталитета. Механический перенос норм зарубежного законодательства зарубежных стран в национальное, действительно, может нанести больше вреда, чем пользы.

Законодательство Казахстана содержит в себе все необходимые процессуальные нормы для осуществления правосудия в цивилизованной, правовой форме. Здесь вопрос больше нравственного, морально-этического характера, и зависит от уровня правовой культуры и сознания лиц, задействованных в уголовном процессе, а также от профессионального уровня судей, прокуроров, адвокатов и других лиц, поддерживающих обвинения, осуществляющих правосудие и защиту подсудимых.

Поэтому, конечно же, говоря о необходимости гуманизации уголовного закона, необходимо понимать, что закон выражает волю народа, а не отдельных индивидов или их групп. Законодатель обязательно должен помнить об этом и обязан исходить именно из этого постулата.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33