вторник, 28 ноября 2023
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Эндокринологи считают, что антиваксеры должны стать объектом интереса КНБ

Летальность при сочетании COVID-19 c сахарным диабетом, ожирением и высоким артериальным давлением составляет 68%. По словам главного эндокринолога, минздрава РК Жаная Аканова, это говорит о том, что в основном от новой инфекции страдают хроники.

– То, что именно они оказались наиболее уязвимыми к COVID19, – неудивительно, – говорит он. – У них и так много факторов, которые могут привести к летальным исходам, а тут еще присоединился коронавирус, который, активно проникая в клетки, повреждает и без того хрупкие от диабета сосуды.

– Но откуда эта цифра – 68%? Есть ли в Казахстане достоверная медицинская статистика?

– У нас есть вполне профессиональный орган медицинской статистики – Республиканский центр электронного здравоохранения, где все данные представлены в полном объеме. Цифры, которыми владею я, – это данные первой волны, которую сейчас анализируют отечественные исследователи. Кроме того, наш Фонд «Казахстанское общество по изучению диабета» благодаря партнерам внимательно отслеживал ситуацию в Индии и Бразилии. А самое главное — это экстраполяция данных, полученных в Российской Федерации. Последние цифры, опубликованные соседями, показывают, что 10% пациентов с декомпенсированным сахарным диабетом (учащенное мочеиспускание, плохое заживление ран, сильная жажда, сухость кожи, утомляемость, слабость, потеря веса, появление глюкозы в моче) – реальные кандидаты на летальный исход. Из оставшихся 90% у 40% перспективы те же самые: из-за сосудистых осложнений они входят в группу высокого риска инфицирования и тяжелого течения COVID-19. Таким образом, жизнь каждого третьего больного с декомпенсированным сахарным диабетом находится в опасности. Поэтому весь мир начал вакцинировать в первую очередь как раз-таки уязвимые слои населения, к которым относятся в том числе и эта категория хронических больных. Однако, и эти цифры не в полной мере отражают действительность, потому что мы ещё не дождались основных данных из США, где сегодня самая высокая смертность от коронавируса из-за отсутствия не просто страховки, а дорогой страховки. Если один известный инфлюэнсер, который, попав в реанимацию, вышел оттуда с мнением о том, что отечественная медицина никакая и врачи, соответственно, тоже, то случись с ним это в США, то при отсутствии внушительного чека его просто отключили бы от кислорода и никто бы никаких вопросов не задавал. Цифры говорят сами за себя: в США к началу лета умерло 600 тыс. человек от коронавирусной инфекции. А вот Индия, далеко не самая богатая страна, заслужила сегодня всеобщее уважение мирового сообщества за активное желание помочь своим гражданам выжить.

– Почему весь мир в первую очередь взялся вакцинировать хронических больных и пожилых людей, а у нас – наоборот?

– За это, а еще за смерти, которых можно было бы избежать, надо сказать «большое спасибо» антиваксерам, и российским, и нашим. Они, по сути, дискредитируют кампанию по вакцинации населения. То, что у нас вакцинировано 5,5 миллионов человек – это, конечно, хорошо, но мы не знаем, сколько из них реально прошли эту процедуру. Ведь многие казахстанцы могли купить паспорта вакцинации, но это уже вопрос системный, то есть связанный с коррупцией.

В Послании Президента Казахстана прозвучал посыл – люди, которые идут против вакцинации, саботируют национальную политику вакцинопрофилактики. Я это понял так – антиваксеры должны стать объектом интереса сотрудников национальной безопасности, потому что мы сейчас находимся в тяжелейшем периоде пандемии, когда в сутки теряем по 120 наших сограждан, большинство из которых не были вакцинированы.

Я согласен, в нашей системе здравоохранения есть определенные проблемы, но ведь нужно понимать, что первичная медико-санитарная помощь и неотложная скорая помощь сталкиваются сейчас с невиданным валом коронавирусной инфекции. Многим кажется, что мы ничего, кроме этой инфекции не лечим. Однако, никто не будет отрицать, что и нагрузка на врачей и медицинский персонал неимоверно большая. В четвертой волне коронавируса, которую мы переживаем, отразились все отрицательные факторы, которые накопились во всех отраслях экономики, а здравоохранение – это зеркало нашего общества. Коронавирус – вызов всем существующим системам здравоохранения мира, цивилизация знает этот штамм вируса всего два года. Поэтому ждать чего-то сверхъестественного от систем оказания специализированной медицинской помощи планеты, если они НИКОГДА не сталкивались с ним, не стоит

– Как дорого обходится лечение одного больного диабетом от коронавируса?

– Я не имею таких данных. Ковид – это все-таки инфекция, поэтому клинический протокол относится к разряду инфекционных заболеваний. Это означает, что мы, эндокринологи, не лечим его, а только консультируем своих пациентов, заболевших им, но, скорее всего, его лечение – это дорогое «удовольствие». Я знаю одно – все выполняется по клиническим протоколам, куда включены все расходы, а они созданы из имеющегося клинического опыта. Могу еще сказать, что сейчас в Казахстане официально зарегистрировано 409 тысяч больных диабетом, прирост за прошлый год составил около 24 тысяч. Поэтому мы, эндокринологи, и стучались во все двери, требуя принять соответствующую программу по борьбе с этим заболеванием. Минздрав, к счастью, услышал нас, сейчас его специалисты работают над ней.

– И самый важный вопрос: есть ли противопоказания для прививки от коронавируса диабетикам?

– Мы создали Экспертный Совет из региональных главных специалистов. Обсудив специально этот вопрос, дали свое видение по каждой нозологии эндокринологии, которые используем в работе (сейчас ждем публикации и подтверждения). И хотя есть прямые противопоказания, мы все-таки рекомендуем вакцинироваться. Главным из них является крайне плохо компенсированный сахарный диабет с наличием терминальной почечной недостаточности. И в то же время мы понимаем, что наши пациенты – это группа повышенного риска по заболеваемости и смертности от КВИ. Поэтому, если сахар в норме и нет признаков ОРВИ, то бояться вакцинации не надо, для диабетика заболеть коронавирусом — это гораздо серьёзнее, чем сделать прививку. Поэтому их защита – очень важное и ответственное мероприятие.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33