пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Марина Цветаева: путь к саморазрушению

Марина Цветаева обладала огромным талантом, но он не уберег ее от трагической и страшной гибели.

Прошло 130 лет с рождения Марины, и 100 лет от начала цветаевской Болдинской осени в эмиграции. Она началась в Берлине и продолжилась в Праге и Париже. Проживая тяжелый эмигрантский период жизни, с лишениями, в полуголодных скитаниях, Марина Ивановна создала целый цикл поэзии и прозы. Написаны были шедевры русской поэзии – «Стихи к Блоку», «Конец Казановы», «Лебединый стан», «Разлука», «Психея. Романтика», «Версты, «Ремесло», поэмы «Царь-девица», «Молодец» и «Крысолов», «Поэма конца», «Поэма горы» и другие.

О драматической судьбе Марины Цветаевой, духовном выборе, самоубийстве рассказывает исследователь ее творчества иеромонах Силуан (Владимир Ковалев), поэт и музыкант, священник храма Николая Кронштадтского (пос. Николаевка).

Владимир Ковалев

Автор эссе о Марине Цветаевой ««Я не хочу умереть, я хочу не быть» (М. Цветаева)», написанного еще в 2002 году, Владимир Ковалев принадлежит к поколению, которое воспитывалось в условиях дефицита всевозможных товаров, в том числе книг.

– В советское время мы, молодые читатели, искали стихи Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Иосифа Бродского. В эпоху советского аскетизма из литературного поля были почти исключены авторы, не стоящие на позициях соцреализма. Мы добывали эти книги. У меня в домашней библиотеке есть самиздат Иосифа Бродского – переплетенные листы с напечатанными на машинке стихами поэта. Что дала вам советская юность?

– Время дефицита в сфере литературы коснулось моей жизни как в Алма-Ате, так и в Москве, и в Питере. Я больше всего воспринимал тогда литературу подпольную, неофициальную. Изучал культуру андеграунда, которая в моей молодости была определяющей. Мы к ней пробивались, когда в доступе была лишь официальная литература. В этот период я и познакомился с творчеством Цветаевой, Бродского, Ахматовой, Гумилева и других поэтов. Их личности меня потрясали в свое время. Именно о них я и хотел писать. Наслаждался чтением их стихов.

– Почему именно творчество Цветаевой привлекло внимание и вызвало желание написать о ней эссе? Есть ли параллели эпохи Серебряного века, в котором творила Цветаева, с нашим временем?

– Меня остро волнует тема странничества, скитальчества. И всегда меня интересовали люди такого плана, особенно поэты– эмигранты. Они были изгоями даже на своей родине. У меня есть желание написать книгу о поэтах-эмигрантах, которые меня интересовали и задевали темой скитальчества. Цветаева по своей душе человек неприкаянный. Нигде не могла найти себе пристанище – ни духовного, ни географического. Она была очень одинока. Она из генерации художников, космическое одиночество которых выражено настолько остро, что они представляются существами из иного мира. И они должны туда вернуться. Поэзия – та страна, в которой невозможно находиться благополучному человеку. Поэт от рождения – скиталец по своему духу.

– В вашем эссе присутствует тема греха, который Марина Цветаева совершает в своем творчестве. Какого рода этот грех?

– В название эссе я взял слова, принадлежащие Цветаевой, – «Я не хочу умереть, я хочу не быть». «Трудно богатому человеку войти в Царство Небесное, легче верблюду войти в игольное ушко». Трудно гению, великому таланту войти в Царство Небесное – потому что, как богатый надеется на богатство свое, так гений надеется на гениальность свою и противопоставляет ее великой премудрости Божией. В словах Цветаевой – отрицание всякого бытия, отвержение Божьего мира и желание полной пустоты. Ей хотелось полного исчезновения, небытия. Ее привлекали бездны тьмы. В этом и есть ужас, и безысходность.

– И весь ее сверкающий талант отдан тьме? Почему подобное могло случиться?

– Из-за трагического разлада с Богом прежде всего. Когда происходит разрыв с этим миром, – не самое страшное. А вот если душа человека чувствует разлад именно со своим Творцом, то происходит самое страшное, что только возможно. В своем эссе я описываю, касаясь одной из поздних поэм Цветаевой «Молодец», как она действительно реально воспринимала и, наверняка, даже видела духа «Огнь-синь», который вел ее к погибели. В поэме Марины и присутствует эта бездна. («Огнь-синь» последний «дом» героев, к которому они стремятся, некое сакральное место, «ось мира», «центр земли»). Ей все равно куда было плыть, только не к Богу.

В переписке с Пастернаком есть такая ее строка «Мне все равно куда плыть». Еще с юности она отвергла Бога, как и церковь: «Не для льстивых этих риз, лживых ряс – голосистою на свет родилась!» Церковь ее ограничивала. А ей хотелось полной свободы. Это одержимость, что наиболее явственно проступает в поэме «Молодец».

– Цветаева немало стихотворений посвятила Анне Ахматовой. Цветаева была влюбчива, и ее чувства немедленно воплощались в строки поэзии.

 «Для всех, в томленьи славящих твой подъезд, Земная женщина, мне же — небесный крест! Тебе одной ночами кладу поклоны, и всё твоими очами глядят иконы!», так она писала об Ахматовой. Марина Цветаева отвергла Бога, при этом обожествила всех, в кого была влюблена. Общалась с ними в экстатическом, исступленном тоне. Она пела дифирамбы Рильке, превозносила его: «Бог. Ты один сказал Богу нечто новое. …ты любимец отца, не сына». Марина создала из своих возлюбленных пантеон богов. Но они не разделяли с ней представления о том, что люди могут быть столь обожествленными. Не думаю, что и Борис Пастернак до конца принимал Цветаеву. Он ее очень жалел, потому что она была духовно больна. У него имеются циклы прекрасных стихотворений на евангельские темы. Но то, что пишет Цветаева о Боге – проявление духовной болезни.

Марина Цветаева повесилась в эвакуации в Елабуге. Но ведь это один из страшнейших грехов, подобных убийству.

– Самоубийство Цветаевой – плод ее мировоззрения, трагический финал ее земной жизни. Что там, за пределами Земли, с ее душой происходит? Ведь за самоубийц даже и не молятся. Но мы не будем судьями ей и тем, кто покинул жизнь таким способом. Однако рассчитывать на блаженство небесное в случае самоубийства и не приходится. Да она и не хотела небесного рая. Бог насильно никого не может притянуть к себе, если человек сам не хочет этого. Марина Цветаева хотела быть настолько свободной, что и Господь ей не указ. Она самодостаточная, такой у нее взгляд на себя.

Когда я собрался работать над эссе о Цветаевой, то укрепил на стене последний портрет Марины Ивановны. Молился, просил, чтобы Господь вразумил, наставил меня. Но именно таким образом, целиком погружаясь в самую суть состояния, я и могу писать о своих героях, от которых нельзя отстраниться. Мне необходимо проникнуть в их мир. Подобное уподобление больше, чем эмпатия. И при молитве, сосредоточенности мне это удается. Не могу отстраненно работать по отдельным источникам, публикациям. Процесс написания эссе о литераторах, музыкантах больше мистический, чем технический.

– Видим ли мы на примере Цветаевой, что ни талант, ни большой ум не являются гарантией того, что тебя коснется Божественный свет как прощение?

– Богу же не нужны наши таланты. Он ни в чем не нуждается. Таланты даются нам как дар, чтобы мы могли его воплотить в этой жизни, а не отдать дьяволу. Здесь гарантий нет. Есть только вера. С Богом нельзя шутить, играть с ним. Может настигнуть страшное наказание. К Господу приходят как дети. «Если не будете как дети, не наследуете Царствие небесное. И царствие небесное внутри вас есть». Но в случае с Мариной Цветаевой проступает ее гордая душа. Настолько гордая, что себя она поставила выше Бога: «Паром в дыру ушла Пресловутая ересь вздорная, Именуемая душа. Христианская немочь бледная! Пар!» Страшно то, что она провозглашает. Нужно искать света, видеть его, когда Господь откроет, а не искать тьмы. Это можно объяснить одержимостью Цветаевой. Душа, духовно здоровая, отвращается от бездны, ищет света и спасения. И это нормально. Люди одержимые лезут прямо в пекло и страстно желают себе уничтожения, даже самоуничтожения. И это самое ужасное, страшное в глазах Бога, когда человек не по трагическому стечению обстоятельств впадает в сатанизм или по своей слабости, а когда идет туда сознательно и хочет там находиться.

– Происходят ли параллели во времени, сходство эпох? Конечно, среди нас нет ровесников тех событий, но есть грозные приметы времени – нынешнего и того, ровесницей которого была Марина Цветаева.

– Сейчас, конечно, можно наблюдать параллели во времени, повторение определенных явлений. Сегодня родился культ сатанизма, когда люди стремятся к сатанизму и культивируют самоубийство. И сейчас это хуже, чем когда-либо. Марины Цветаева предполагала, что Бог есть. Наверное, что-то оставалось от детской веры. Но именно этот дар она и отвергла. Отрицание, граничащее с ненавистью к Создателю. Если есть вера, любовь, надежда, то в этом сочетании трех добродетелей, неразрывно связанных друг с другом, и рождается истинная вера. И там, где есть вера, там есть и любовь к тому объекту, которого ты любишь. И надежда есть. А без этого жить нельзя. У Цветаевой всего этого, к сожалению, не было. Меня интересует сущностное, не промежуточное, а самый корень личности. Он кроется подчас именно в трагическом. О подобных личностях я и пишу.

В поэтической короне Серебряного века Марина Ивановна Цветаева остается ярчайшим бриллиантом. Ее литературное наследие велико, жанрово многообразно и самобытно. По-прежнему издаются огромными тиражами сборники ее произведений. В начале марта нынешнего года рукопись Марины Цветаевой – пять стихотворений из цикла "Любви старинные туманы" 1917 года – ушла с молотка за 1,4 миллиона рублей на торгах аукционного дома "ЛитФонд".

Но личный духовный опыт Марины Цветаевой трагичен, безысходно фатален, что вызывает сочувствие у поклонников ее творчества.

Галина Галкина

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33