пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Украинская война – это битва принципов

Для многие западных обозревателей смысл войны в Украине сводится к желанию президента России Владимира Путина восстановить российскую сферу влияния и гарантировать безопасность страны от посягательств Запада, особенно НАТО. Но на самом деле это война двух противоположных систем ценностей: одна опирается на историческое величие и глобальное влияние страны, а другая – на ценность граждан и качество их жизни.

Можно сказать, что фундаментальное различие между Востоком и Западом никогда не было идеологическим. Во время Холодной войны капиталистические страны Скандинавии были намного более социалистическими, чем Советский Союз в любой момент своего существования. Нет, различие всегда касалось принципов. В отличие от скандинавских стран, равенство и справедливость никогда не были частью советской системы государственного управления. Вопреки всем декларациям СССР, советская система не защищала человеческое достоинство в своей реальной деятельности.

Недавно я задал своим студентам (факультет международных отношений Кыргызского национального университета) вопрос: «Что делает страну великой?». Их ответы в основном отмечали военную силу, экономическое развитие, геополитическое влияние. Эти ответы коренятся в старой парадигме, согласно которой величие зависит от способности государства диктовать политику и подчинять других своей воле.

Идея национального величия отражает представления о лидере страны, который, подобно императору или королю, должен обладать абсолютной властью над народом. В такой стране люди становятся расходным материалом, которым можно легко жертвовать и который легко заменять ради великой славы государства.

Ужасы Второй мировой войны (лагеря смерти, рабский труд, бесчеловечные эксперименты над людьми) привели к возникновению глобального обязательства: никогда больше не допускать повторения подобных преступлений. Тем самым было положено начало трансформации международной политики, в соответствие с которой понимание ценности жизни и достоинства каждого человека гарантировало защиту прав человека (по крайней мере, на словах) даже самыми авторитарными правительствами.

Однако ни СССР, ни многие из его государств-преемников, и в частности Россия, так и не восприняли до конца это изменение. Прошло три с лишним десятилетия с момента развала СССР, но большинство постсоветских стран до сих пор управляются в соответствии со старой «имперской» парадигмой. И поэтому не стоит удивляться тому, что сегодня мы наблюдаем столкновение фундаментально разных ценностей и конечных целей государственности.

Альтернативный взгляд на государственность измеряет величие не военной мощью, а качеством жизни и уверенностью в будущем. Акцент делается на другом: могут ли дети безопасно ездить в школу на велосипеде, могут ли пожилые люди комфортно жить на честно заработанную пенсию, сколько свобод есть у жителей страны, включая свободу мысли, слова, собраний и передвижения.

Ужасное наследие советской системы ценностей до сих пор глубоко вплетено в политическую инфраструктуру почти всего евразийского региона. Например, простые люди работают и делают взносы в государственный пенсионный фонд, но их могут лишить возможности воспользоваться этими взносами, потому что государство в произвольном порядке повышает пенсионный возраст. До пенсии доживает всё меньше людей, а те, кому это удаётся, живут в нищете на сумму, эквивалентную $60 в месяц в Кыргызстане или $180 в месяц в России (где экономические и финансовые санкции быстро снижают их покупательную способность).

Презрительное отношение к простым гражданам проявляется во многих государственных ведомствах и службах. Бюрократы служат государству и считают, что государство должно служить правительству и президенту, а не обществу. Службы безопасности защищают нынешний режим, а не безопасность страны. Сотрудники правоохранительных органов подавляют свободу слова и гражданских активистов, но закрывают глаза на коррупцию. В этой системе граждане становятся пешками, которые не имеют никакого значения.

Украинское сопротивление России – это не просто война между двумя государствами. Это война между двумя принципами государственности. Это борьба за величие и свободу народа против величия и свободы государства. В то время как Украина защищает государственную модель, ориентированную на человека, Путин ведёт войну за величие России, определяемое старой парадигмой: за её способность навязывать свою волю другим с помощью страха.

Для удовлетворения своей ностальгической тоски по великой стране Путин готов пожертвовать тысячами (или даже большим числом) украинцев и россиян – и превратить в руины жизнь миллионов собственных сограждан. Их индивидуальная судьба ничего не значит на фоне его величественной абстракции.

Наибольший риск не в том, что Россия может захватить и оккупировать Украину, а в том, что риторика и стратегия Путина начнут выглядеть оправданными. В случае победы России миллионы евразийцев могут оказаться в ближайшие годы под каблуком деспотов, копирующих Путина, – правителей, которые готовы делать что угодно ради величия своих стран. Для многих постсоветских государств, особенно на Кавказе и в Средней Азии, этот каблук может оказаться собственно путинским.

Однако проблема не ограничивается Путиным. Большинство россиян поддерживают войну и разделяют мнение, что Россия должна доказать всему миру, что она всё ещё сильна. Даже если в России сменится режим, желание «сильной руки», которая сделает Россию снова великой, останется. И это желание приведёт к власти очередного шовиниста.

Постсоветским странам, включая Россию, надо срочно искоренить эту советскую парадигму и культивировать в общественной и частной сферах дух глубокого понимания универсальных ценностей, прежде всего достоинства и равных прав индивидуальных человеческих личностей, а также приоритет их интересов над интересами государства. Ни у кого не должно быть иллюзий, будто подобный процесс будет легко начать. Но пока он не начнётся, битвы, подобные войне между Украиной и Россией, будут вестись снова и снова.

Шамиль Ибрагимов – исполнительный директор Фонда «Сорос-Кыргызстан».

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33