четверг, 20 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Повышение налогов ведет к падению ВВП

Правительство Казахстана весьма своеобразно реагирует на кризис, рассматривая возможность повышения налогов, усиление сбора штрафов и пени в  то время как западные страны идут на ровно противоположны меры. В это время опыт Японии, также повысившей налоги, говорит о снижении ВВП почти на 1%. 

«Эпидемия коронавируса развивается быстрее кризиса в мировой экономике, а ее влияние, похоже, ещё более сильное. И – увы! - пик событий, связанный с ней, пока впереди», - дал неутешительный прогноз по последним событиям (падению национальных валют России и Казахстана) профессор университета префектуры Фукуи (Япония), главный научный сотрудник СПГУ, доктор экономических наук Андрей Белов, внимательно отслеживающий экономическую ситуацию в Казахстане. 

Торговая война плюс коронавирус 

Версии в официальных СМИ и в социальных сетях по поводу очередного падения тенге, случившегося в минувший понедельник, появилось множество. Разные эксперты связывают это не только с падением цен на нефть, но и с коронавирусом. Один из отечественных экономистов связал очередную ползучую девальвацию также  с тем, что сокращается спрос не только на нефть, но и на другие природные ресурсы - уголь и газ. Другой, успокаивая, видимо, население, сообщил, что у нас относительно низкий госдолг и сбалансированный бюджет, а потому в ближайшие 4-5 лет казахстанцам переживать не о чем. Но большинство справедливо говорит о том, что падающий курс национальной валюты - это последствия деятельности «бездарного, провального правительства».   

- Действительно, много непредвиденных и неприятных событий, - говорит Андрей Белов. - Но, как мне кажется, нужно четко разделять среднесрочные и краткосрочные явления. Спады в экономике носят циклический характер. Начавшийся несколько лет назад последний спад был усилен торговой войной США и Китая. Прямым следствием этого стало падение спроса на сырьевые товары. Буквально на днях OPEC не удалось договориться о снижении добычи нефти. Это привело к резкому падению цен на нее, сначала на одном, а затем и на других связанных рынках. А валюты России и Казахстана, как известно, зависят от нефтяных цен, отсюда и такие резкие падения.

Это одна группа событий. Вторая группа - это все, что связано с коронавирусом. Эпидемия развивается быстрее кризиса в мировой экономике, а ее влияние, похоже, ещё более сильное. И – увы! - пик событий пока впереди, поскольку вслед за Китаем вирус захватывает и Азию, и Европу, и Америку.

 В январе-феврале остановка заводов в Китае привела к нарушению мировых цепочек поставок. А это уже сильный удар по экономике. Сейчас начинается новый этап: меняется поведение потребителей в других затронутых странах: люди перестают ездить, делать покупки, ходить в рестораны и т. д. А коль сокращается потребительский спрос, то и падение экономики становится ещё более глубоким. И теперь, похоже, две названные группы событий накладываются одна на другую и, в результате, спад экономики только усиливается.

Разумеется, страны реагируют на ситуацию по-разному. Нефтедобывающие девальвируют валюту, а экспортеры трудовых ресурсов это решение пока откладывают, но рано или поздно тоже к нему придут.

Япония осталась без туалетной бумаги

Очень интересный пример одновременного взаимодействия разных факторов дает Япония. В октябре 2019 года у нас здесь было проведено повышение потребительского налога с 8 до 10 %. Несмотря на стимулирующие меры, в четвертом квартале прошлого года экономика страны начала падать. Только что появились уточненные данные по итогам прошедшего квартала, фиксирующие падение ВВП на 7,1 % в пересчете на год. И вот уже в условиях надвигающейся рецессии началась эпидемия... Сначала несколько компаний объявили о нехватке китайских комплектующих. Затем из продажи исчезли защитные маски (их закупки  на три четверти производились в том же Китае). Неделю назад прошел слух о возможной нехватке туалетной бумаги из-за срыва поставок сырья, и моментально с полок магазинов были сметены все наличные запасы. Потребовались успокоительные заявления правительства и несколько дней ежедневной трансляции репортажей с работающих в три смены заводов, чтобы туалетная бумага и салфетки вновь вернулись на полки. А вот страхи перед поездками в большие города, походами в ресторан, в кино или на концерт преодолеть наверняка будет намного труднее. Тем более, что сейчас почти все массовые мероприятия отменены, школы закрыты. Посетителей много только в больницах. То есть ситуация совершенно беспрецедентная, и что будет дальше, не скажет сейчас никто.

А что касается японской экономики, то здесь все предсказуемо: акции падают (вслед за мировыми), но курс иены растет, поскольку эта валюта относится к редкой категории safe heaven – зоны безопасности (считается, что в других странах ещё хуже, и во время кризиса надо покупать иену). Только вот дорогая иена очень неприятна для экспортёров, поэтому ее усиление через какое-то время обязательно приведет к падению экспорта и ухудшению конъюнктуры. Так что японские потребители и малые предприятия какое-то время будут выигрывать от подешевевшего бензина и импорта, но затем сократятся зарплаты и заказы от крупных фирм, и радоваться подорожавшей национальной валюте будет некому. «Так что же делать? Выделить приоритеты, мне кажется. Во-первых, постараться не заразиться коронавирусом, или приготовиться посидеть дома пару недель. Во-вторых, заняться снижением риска для своих сбережений. Девальвация уже произошла, так что куда-то бежать и срочно менять валюту вклада уже смысла нет. А вот когда можно будет принимать взвешенные решения, тогда надо действовать по стандартной схеме: суммы на текущие расходы держать в своей валюте, а сбережения распределять между своей и несколькими видами иностранных валют или драгоценных металлов (золото, как показывает опыт, всегда в цене). И, главное, сохранять спокойствие и беречь здоровье. Вот его точно – не купишь ни за какие деньги».

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33