среда, 19 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

О чём проговорился Тохтар Аубакиров?

«Поступок знаменосца Берика Абишева показателен с точки зрения того, как люди вели себя на площади: безоружный человек шёл под пули, демонстрируя мирные намерения народа. Его имя должно остаться в истории Казахстана», – о том, почему прошедший в начале января мирный митинг обернулся большой кровью, рассуждает один из лидеров митингов на площади Независимости в Алматы в январе 2022 года Жасарал Куанышалин.

С чего начались митинги

– Если следовать хронологии, то сначала поднялся запад – Жанаозен, Атырау, Актобе, Уральск, потом Кызылорда, Караганда, Кокшетау, почти одновременно Алматы, – говорит известный диссидент. – Вечером 4 января люди собрались у спорткомплекса «Алматы Арена». Обычно выходило несколько сотен, но в этот раз собралось не менее 20 тыс. человек! Честно говоря, это было неожиданно не только для власти, но и для нас, оппозиционеров. Сам я выйти не мог – ещё не отошёл от тяжёлой формы коронавируса и реанимации. За выступлениями во многих городах Казахстана пришлось наблюдать в режиме онлайн. Но скоро позвонили друзья-активисты: «Жаке, вы здесь нужны, выходите!»

И я не выдержал: забыв про болезнь, решил пойти на площадь. Когда вышел из дома, никого во дворе не заметил (обычно меня караулят у дома полицейские), поймал такси. Это всё происходило поздно вечером 3 января. Начиная с этого момента и вплоть до вечера следующего дня, люди со всех сторон двигались к центру города, собирались на пересечении улиц Сатпаева-Желтоксан, в каких-то других точках – где 4-5 тысяч человек, где – 10 тысяч. В общей сложности, по некоторым сведениям, до 40 тысяч. У меня есть видео, где огромная масса людей идёт по улице с лозунгами и поёт гимн Казахстана. В общем, всё было мирно. 

– Это были алматинцы или приезжие из посёлков? 

– В основном, конечно, из Алматы, из пригородов сложнее добираться. Понятно, что это получилось не сразу. Люди узнавали о протестах в Жанаозене и других городах и следовали их примеру. 

Поздним вечером 4 января я попал на площадь Республики, куда шли нескончаемые потоки людей. К моему приходу полицейские начали применять газ и светошумовые гранаты. Отряды, то ли ОМОН, то ли СОБР, вышагивая строем, стучали дубинками по своим щитам. Но самым ужасным был слезоточивый газ. Я его впервые в жизни испытал на себе. Оказалось, чрезвычайно неприятная вещь: слёзы, сопли, носоглотку будто парализовало, горло запершило, начался кашель. Мы пытались спасаться во дворах, соседствующих с площадью Республики домов, однако вскоре газ начали применять и там. Но люди всё прибывали. Так продолжалось до четырёх утра. Мне к тому времени стало совсем плохо и меня отвезли домой.

Ближе к обеду ко мне домой пришли соратники. Они сказали, что в Алматы, прорвавшись через полицейские кордоны, идёт около трёх тысяч человек: «Хорошо было бы их встретить, чтобы они не оказались здесь сами по себе, ввести в курс дела и, если вдруг понадобятся переговоры с властью, с акиматом, в частности, желательно, чтобы в них участвовал уважаемый, узнаваемый человек». 

Когда мы приехали на площадь, нам сообщили, что взяли акимат, он горит. 

– А кто его «взял»? 

– Здесь не всё ясно, на площади было огромное количество народа. Позже я понял, что власть впустила в эту массу переодетых людей из органов. Так было всегда – и в 1986-м, и в 2006-м в Шаныраке, и в 2011-м в Жанаозене. Чтобы дискредитировать мирные демонстрации, власть засылает своих людей. Мне известно множество фактов подобных провокаций. К примеру, 16 декабря 2011 года в Жанаозене власти подожгли ёлку и юрту на площади, были поджоги городского акимата, офиса «Узенмунайгаза», всюду шли мародёрства – грабили банкоматы, бутики, магазины… Один в один то же самое повторилось и в Алматы в январе 2022-го. В общем, власть сделала всё, чтобы превратить мирные митинги людей в «беспорядки». Были задействованы, судя по поведению и по разным другим признакам, люди из органов (КНБ, полиция и т.д.), а также криминальные элементы. 

Когда из горевшего акимата послышались звуки стрельбы, я вспомнил, как 16 декабря 2011 мне позвонили из Жанаозеня и я услышал на том конце провода звуки автоматных очередей. То же самое было и здесь, в Алматы, 5 января 2022 года. Это было уже симптоматично: люди, которые вышли на митинг с совершенно мирными намерениями, не были, разумеется, заинтересованы даже в простых беспорядках, не то что в поджогах, грабежах, мародёрствах, погромах, убийствах. На наших митингах обычно не допускается даже обычного хулиганства, а тут пошла такая вакханалия! Всё это происходило вокруг площади и в городе примерно после обеда, а на самой площади люди спокойно митинговали. Иначе говоря, «протестанты» не имели никакого отношения ни к каким беспорядкам.

Когда я подошел к монументу Независимости, собравшиеся там люди меня сразу узнали и, расступившись, дали место для выступления. Подчеркнув, что демократические формы протестов – не нарушение порядка, а законное, конституционное право граждан Казахстана, я озвучил политические требования. Это, конечно же, в первую очередь – отставка существующего режима, а на данный момент – немедленное прекращение любых беспорядков, подключение интернета, освобождение политзаключённых и ряд других. 

Между тем, в городе орудовали деструктивные элементы, засланные для дискредитации мирного митинга. Вспомним декабрь 1986 года. Тогда власти прибегли к клеветническим измышлениям о том, что, мол, на площади собрались алкоголики, наркоманы и дебоширы. Когда происходили события в Жанаозене в 2011 году, заявили то же самое: на площадь вышли подкупленные Аблязовым деклассированные элементы. 

Одним словом, народ Казахстана в моменты его массовых протестов нынешняя власть представляет «быдлом», неспособным совершить что-то самостоятельно. Чтобы выйти на митинг с назревшими требованиями, ему обязательно кто-то «с Запада» должен всё разжевать и положить в рот. Но наш народ давно уже созрел для того, чтобы озвучивать свои права, но сделать это в условиях современного постсоветского пространства можно только массовыми выступлениями. Так было в Украине, в Грузии и в других странах, которые в результате «цветных» революций добились изгнания своих диктаторов. Правда, там митинги были мирные, так как силовые структуры часто переходили на сторону народа. Исключением был только Киев, где после вмешательства России пролилась кровь.

Без связи

– Кто-то выходил на переговоры с митингующими в те дни?

– Озвучив политические требования, я попросил митингующих сохранять порядок и дисциплину, предупредив о провокациях. Интернет к тому моменту власти предусмотрительно отключили, чтобы правда о происходящем не доходила ни до самих казахстанцев, ни до международной общественности. В это время президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил на государственных каналах, что на площади собрались экстремисты и террористы, которые хотят совершить государственный переворот, свергнуть законную власть и т.д. В провокациях – поджогах, стрельбе, мародёрстве, принявших ужасные формы особенно в ночь с 5-го на 6-е, были обвинены митингующие.

Поэтому мы намеревались, в первую очередь, добиться подключения интернета, чтобы опровергнуть эти домыслы. Ко мне подошёл некий человек (он представился бывшим учителем, а теперь бизнесменом) с предложением переговорить по телефону с заместителем акима города (фамилию не назвал, а я в спешке уточнять не стал). Я немедленно согласился. Но как только было озвучено требование, связь прервалась. Спустя некоторое время «учитель» снова подошёл ко мне, чтобы передать слова безвестного замакима. Тот якобы сказал, что акимат ни во что вмешиваться не будет, так как в городе комендантский час и «всё решают военные». 

Чтобы опровергнуть клевету и ложь, мы решили обратиться за помощью к ТРК «Казахстан». Дверь там была заперта, хотя внутри здания явно находились люди. Ребята начали стучать, разозлившись, хотели даже взломать дверь, но я остановил их, взяв в руки рупор: «Выходите, мы мирные люди, которые пришли с добром». К нам через ворота вышел мужчина. Представившись водителем телеканала, провёл нас во двор, куда навстречу нам вышла директор Алматинского филиала этого ТРК Сауле Жиреншина. Она сказала, что, к сожалению, прямого эфира у них нет, они могут только записать сюжет и отправить его в Астану. Выхода у нас не было – мы, пятеро активистов, рассказали на камеру о сложившейся ситуации. На просьбу переговорить с коллегами с телеканала КТК и помочь организовать еще одно интервью, Сауле Жиреншина сказала, что не имеет их контактов. Мы поблагодарили журналистов и ушли. А через несколько часов произошло чрезвычайно неприятное событие: на этом же телеканале побывали Рысбек Сарсенбаев (брат покойного политика, экс-министра информации и связи Алтынбека Сарсенбаева) и какие-то неизвестные люди. Я не могу точно сказать, пришли они вместе или каждый сам по себе, но эти незнакомцы, вломившись в здание телеканала, устроили погром и поджоги.

– Переходила ли полиция на сторону народа?

– Сам я этого не видел. На западе, в областных центрах, переходы полиции на сторону митингующих, действительно, случались. Могу сказать по своему предыдущему опыту: когда полицейские хватали нас накануне или во время наших акций, то в разговорах наедине говорили: вот если бы вы и ваши сторонники выходили массово, как в Украине, Грузии и т.д., мы бы присоединились к вам.

Кто стрелял в знаменосца

– Раненый в голову знаменосец Берик Абишев при вас вышел на площадь с флагом независимого Казахстана?

– Не при мне. Его заснял мой давний знакомый, журналист Анатолий Иванов-Вайскопф. Это, видимо, происходило в то время, когда вокруг площади начались беспорядки и поджоги. Опять же, не знаю точно, во сколько это было, но это, действительно, символичный видеофакт: идёт мирный человек с флагом своего государства, а в него начали стрелять, тяжело ранили в голову... Этот контраст – власть стреляет в безоружного представителя народа – уже сам по себе символичен, он свидетельствует об антинародной сущности нынешнего режима.

– А кто стрелял? 

– Кто бы это ни был, это преступник. Более того, он ещё и забрал телефон знаменосца. Когда брат позвонил Берику, то этот некто, сообщив, что он застрелил человека с флагом, добавил: «И то же самое сделаю с тобой, если придёшь на площадь». Истекающего кровью Берика, к счастью, смогли доставить в городскую больницу №12. По моим сведениям, сейчас его жизнь вне опасности. 

– Но кто всё-таки занимался мародёрством?

– Я уже упоминал криминальные элементы. Подключили именно их. Как мы знаем, один из «авторитетов» – Дикий Арман прилетел из Турции. И здесь куча вопросов. Он ведь был в розыске, а раз так, то каким образом пересёк границу? И почему спокойно разгуливал по улицам Алматы? Я с ним лично столкнулся на площади. Люди, прекрасно зная, кто он такой, кричали, что ему здесь не место. Но он силой, с помощью своих головорезов, буквально прорвался к монументу Независимости. Когда он начал выступать, ребята, считая, что это опасно, отвели меня в сторону, поэтому я не могу сказать, о чем конкретно он говорил. Но митингующие назвали его провокатором; «авторитет» и его свора удалились. А вскоре загорелась какое-то строение с правой стороны площади. 

В начавшихся потом грабежах и мародёрствах были задействованы, конечно, не только головорезы Дикого Армана, но и другие, скажем так, диверсионные группы, курируемые людьми из власти. Сам Дикий Арман находится, к примеру, под кураторством Дариги Назарбаевой. «Бородачи», ваххабиты и салафиты, которых, как известно, курирует Кайрат Сатыбалды, тоже околачивались на площади.

Все эти ночные страшные мародёрства, грабежи, стрельба, убийства людей, я уверен, совершались их руками. Митингующие засняли также на телефоны кадры, где полиция ведёт группу людей с палками и цепями. Потом прошла информация о том, что это были уголовники, выпущенные на свободу для дестабилизации ситуации. Есть и видео, где полицейские и военные садятся в автобусы и уезжают с площади, бросая город на произвол судьбы.

…Сейчас подсчитывают суммы материального ущерба. Это, наверное, тоже нужно, но ведь главная ценность любой страны – человек, а тут на первый план выдвигают обвинения – вот, мол, какой урон нанесли митингующие. К тому же, сообщив точные цифры потерь среди представителей правоохранительных органов, власти почему-то не спешат обнародовать потери среди мирного населения. А ведь смертей, особенно после приказа Токаева стрелять без предупреждения, было множество, в том числе и среди детей.

– Сейчас все мародёрства пытаются свалить на маргиналов – обозлённую и безработную сельскую молодежь. Есть в этом какая-то доля правды? 

– Во-первых, основная часть участников митингов – это алматинцы, откуда бы они изначально ни приехали. Да, подавляющее большинство – казахи. Да, среди них немало «маргиналов», или, как выразился Тасмагамбетов, когда происходили события в Шаныраке, – «социальные аутсайдеры». Но разве это их вина? Это – их беда, их довели до такого состояния. Власть заинтересована в том, чтобы во всем обвинить этих обездоленных. Зачем это ей нужно? Чтобы дискредитировать мирные митинги и свалить весь негатив на народ. Был отдан приказ – стрелять на поражение без предупреждения! Иначе, мол, с таким «диким» народом нельзя поступать. Это стало поводом для ввода в Казахстан «миротворческих сил ОДКБ». Россия, получив «почётные» звания «жандарма Европы», «душительницы свободы» и т.д., во все времена – и при царях, и при генсеках, и при президентах – славилась подавлением народных выступлений у соседей. 

Примечательно, что один из самых известных людей Казахстана, космонавт Тохтар Аубакиров, поддерживая решение Токаева о вводе ОДКБ, проговорился: как мы сами будем стрелять в своих братьев? Поэтому, получается, в наших братьев будут стрелять чужие? Этими страшными по своей сути словами Аубакиров изобличил и власть, как антинародный режим, и себя, как его верного слугу.

К слову сказать, Тохтар Аубакиров проговорился также и о том, что среди высокопоставленных чинов в КНБ и армии было много самоубийств. Поэтому вполне возможно, что протестные настроения появились и там. Своя армия наверняка не хотела стрелять в мирных людей. 

– Когда вы сами покинули площадь? 

– Я был там три дня – с 4 по 6 января. В первый же день меня избрали начальником штаба митинга, куда входило 15 человек. Мы создали также группу противодействия провокаторам и беспорядкам, но, к сожалению, события развивались так, что мы не смогли нормально работать. К вечеру 6 января ребята отвезли меня в крайне болезненном состоянии домой. Когда я уезжал, как раз сообщили, что приземлился борт из Москвы с большим количеством военных и бронетехники.

Фото и видео из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33