среда, 19 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

ТРК «Казахстан» выгорел почти полностью

В СМИ в эти смутные дни прошла информация о том, что «сгорел» «Золотой фонд» национальной киностудии – АО «Казахфильм» им. Шакена Айманова. К счастью, она оказалась фейковой.

– Территория «Казахфильма» в целостности и сохранности, – сообщил пресс-секретарь «Казахфильма» Бауыржан Усенов. – Предполагаю, что нас перепутали с телеканалом «Казахстан», чей фонд после захвата террористами, действительно, сгорел.

С охраной мы связываемся каждые полчаса. У нас все в порядке. Ничего не сгорело, «Золотому фонду» «Казахфильма» ничего не угрожает.

– Когда начались митинг на площади, мы каждый час выходили в прямой эфир, последний из них состоялся в 12 дня 5 января, – рассказывает журналист телеканала «Казахстан». – Тогда все еще было спокойно. Толпы не было, по кругу ходили буквально несколько человек. Разношерстная толпа появилась после нападения на акимат со стороны площади Назарбаева. Примерно в 16.00 от здания акимата повалил дым, это было видно из окон нашего офиса. Я решил сходить туда сам, без оператора, собираясь все зафиксировать на камеру телефона. На площади расхаживали непонятные люди (это были явно неказахи примерно 18-20 лет) в бронежилетах и касках, в которых обычно ходят полицейские и военные. Говорили они на непонятном языке, глаза у них были, как мне показалось, какие-то стеклянные. Снимать ни я, никто другой не смогли, потому что, увидев камеру, эти непонятные люди начинали звереть.

– Пожар у нас шел три дня, начиная с вечера 5 января, – сообщила директор Алматинского филиала АО РТРК «Казахстан» Сауле Жиреншина. – К ночи 6 января вроде его уже потушили, но 7-го здание снова загорелось, но это уже был не поджог, а остатки того, первого пожара, который начался 5 января после мародерства, которому подвергся телеканал.

Все, что можно было вытащить, мы вытаскивали прямо из огня. Больше всего я боюсь за наш «золотой» фонд – он частично сгорел, частично – покрыт слоем сажи. Все остальное имущество разгромлено и разбито. Мародеры или митингующие (я не знаю, как их назвать) растащили все оборудование. На следующий день мы нашли две студийные брошенными в арыке поблизости.

На сегодня телеканал не работает, у нас осталась одна целая камера и то по счастливой случайности. Оператор, который возвращался вечером 5 января со съемок, увидев заваруху на площади и разъяренную толпу во дворе телеканала, увез ее домой.

Если говорить о последовательности событий, то я должна сказать, что погромы у нас начались не сразу. Когда охраняющий РТРК «Казахстан» полицейский бросил пост где-то после обеда, мы закрылись в здании Алматинского филиала РТРК. Митингующие несколько раз пытались к нам прорваться: стучали, кричали, лезли в окна. Примерно в 16.00 в ворота со стороны улицы Желтоксан ворвались люди. Я решила выйти на переговоры с ними, чтобы попросить их ничего не ломать из нашего имущества. Среди пятерых активистов, которые зашли в здание телеканала (остальные остались за воротами), было два известных мне человека, один из них известный оппозиционер и общественный Жасарал Куанышалин. Это были вполне адекватные люди, с которыми можно было вести диалог. Когда мы им сказали, что у нашего филиала нет прямого эфира, они потребовали, чтобы мы записали их требования (активисты называли это жолдау – обращение) на камеру и отправили в столицу, в наш головной офис, что мы в общем-то и пытались сделать, но интернета уже не было, соответственно, материал мы не смогли отправить. После этого представители митингующих покинули здание телеканала.

После семи вечера к нам пришли совсем другие люди. Сама я с ними лицом к лицу не сталкивалась – вместе с другими сотрудниками уже успела выехать с работы. От них мирной демонстрацией, как рассказывали остававшиеся еще в здании сотрудники, уже и не пахло. Ворвавшись к нам разъяренной толпой, они сначала тоже требовали прямого эфира, а потом начали погром – разбили бюсты выдающихся людей, снесли музейную выставку на первом этаже. За что?! Они зашли в каждый кабинет, все, что можно было утащить, – утащили, все, что можно было разрушить, – разрушили. В своем кабинете я нашла «орудие» их труда – огромный топор. Когда сотрудники попытались вступить с ними в диалог, то в ответ их просто били.

После погрома воинствующая толпа устроила пожар в четырех наших студиях. Я попросила сотрудников, с которыми постоянно была на связи по телефону, разойтись по домам, но они, увидев пожар, остались, и пока я вызывала пожарную службу, пытались, как могли, тушить огонь своими силами. Пожарные в ту ночь с 5 на 6 января так и не смогли к нам приехать, потому что их машины по дороге переворачивали и поджигали, а самих сотрудников избивали.

Ну а мы возобновили свою работу, взяли камеру в аренду и уже отправляем сюжеты в Астану. Это сейчас очень важно – зритель должен знать информацию от первоисточника.

Пользуясь моментом, хочу поблагодарить всех сотрудников, которые три дня боролись с пожаром. Если бы не они, то здание РТРК «Казахстан» сгорело бы полностью, поэтому я бесконечно горжусь этими ребятами – Муратбеком Жунисом, Айдыном Бекбосыновым, Аханом Тулегеновым и другими ребятами.

Не поддавайтесь эмоциям

Толепберген Байсакалов, популярный киноактер, 5 января тоже был на площади Республики в ряду мирных митингующих.

– Я пришел в числе других алмаатинцев пришел поддержать требования жанаозеньцев. Там поначалу звучали очень правильные мысли, они касались жизни каждого из нас (роста цен на продукты, на сжиженный газ и т.д.). Когда полицейские, спецназовцы и военные начали складывать щиты и брататься с митингующими, на доли секунд вспыхнула надежда, что теперь-то уж мы все заговорим на одном языке. А потом что-то пошло не так, появились провокаторы. С чьей стороны – я не могу сказать, но это было ужасно – взрывы у акимата, крушения, люди уже не слышали друг друга, хлопки, паника, крики... Все, что я могу сказать, увидев этот кошмар: берегите друг друга, будьте внимательнее, не поддавайтесь эмоциям, сейчас очень много провокаций. И я очень боюсь, что завтра вместе с виновными пострадают и случайные люди.

Рустем Абдрашов, кинорежиссер:

– В первые дни, когда народ вышел на площадь с мирным шествием в поддержку жителей Жанаозеня, я, как и многие, поддержал звучавшие там требования. Но потом я увидел, что этим воспользовались деструктивные силы. Я надеюсь, что случившееся станет большим уроком для всех – и для народа, и для властей. Одна из недоработок – недостаток патриотизма в молодых. Среди них были те самые манкурты, так называемое потерянное поколение, которое, поддавшись чужому влиянию, в трудную для страны минуту кинулось мародерствовать, избивать сотрудников пожарной и скорой помощи.

Ситуация показала, что без выстраивания диалога между народом, властью и оппозицией, появления какого-то общественного договора и умения, наконец, слышать друг друга, нам уже не обойтись. Находится в такой ситуации, какая сложилась сейчас, – ужасно (живем так, будто война началась), но я надеюсь, что мы все-таки найдем в себе силы, навести порядок в своем доме во имя наших детей и будущего. По-другому нельзя – на весах наша независимость и наше общее будущее. Правда рано или поздно выйдет наружу, а сейчас нам надо набраться терпения и благоразумия.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33