четверг, 18 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Правда о «поддержке» россиян войны с Украиной

«В Москве никто ни о войне, ни о так называемой спецоперации разговоров не ведет. Люди на улицах не то что злые, но хмурые и молчаливые… Мне жалко россиян: они такие же легко зомбируемые, как и казахстанцы».

Карагандинец, гражданский активист Айткожа Фазылов только что вернулся из Москвы.

– Наш поток отмечал 50-летие со дня окончания МВТУ имени Баумана (сейчас МГТУ – Московский государственный технический университет. – Ред.), – рассказывает профессор. – Когда мне позвонили, конечно же, сразу согласился. Я этот город продолжаю любить, мое отношение к нему не изменилось даже из-за последних событий. Но еще в Казахстане меня предупредили, чтобы удалил из телефона все, что касается Украины. У меня не было страха перед городом, где пролетели шесть моих трудных студенческих лет, но я ехал вместе с внуком-шестиклассником – не смог ему отказать в его желании увидеть мир. Чтобы не рисковать безопасностью мальчишки, послушался совета – избавился от потенциально опасной информации.

В аэропорт Внуково мы прилетели с опозданием, почти в 12 ночи, а надо было еще успеть на метро. Девушка Ольга, с которой завязался разговор в автобусе, подвозившем нас до него, взялась нас опекать. Проводила до станции Саларьево и обстоятельно расписала наш маршрут до гостиницы, где мы забронировали номер. Я не стал говорить, что Москву хорошо знаю, мне просто приятно было общаться с хорошим человеком. В гостинице нас тоже приняли очень доброжелательно. Народу было немного, но в общем-то она была заселенной.

За те семь дней, что были там, вдоль и поперек обошел город, зашел в родную общагу на Пятой Парковой. Последний 8 этаж, самая крайняя – мою комнату ни с одной другой не перепутаешь. Зашел в свою алма-матер. Это было в субботу, в 16.00, но все аудитории, как и в мое время, в Баумановке были полные. Мы, студенты конца 60-х, начала 70-х, занимались с утра до вечера, выходной у нас был один – воскресение. Где такое можно увидеть еще? Меня вот теперь спрашивают, отправил бы я внука учиться в Москву? Отправил бы! Но не за дипломом (говорят, русские дипломы тоже подпали под санкции), а за знаниями и именно в МГТУ имени Баумана. Я сожалею, что двух своих сыновей побоялся когда-то отпустить туда. В то время в Москве был разгул движения скинхедов и других националистических организаций.

Меня удивило то, что на Красной площади было мало народу (обычно гости российской столицы идут туда в первую очередь), а смену караула перенесли от Мавзолея к Вечному огню. Словом, приезжих в городе очень мало, но много людей с азиатской внешностью. Например, в развлекательном центре «Москва-сити», где мы с внуком побывали, примерно около четверти персонала были выходцами из Азии.

Заметил, что никто разговоров ни о войне, ни о так называемой спецоперации в Москве не ведет. Люди на улицах не то что злые, но хмурые и молчаливые. Особенно это заметно в метро. Раньше молодежь заходила шумно – шутки, смех, толкают друг друга…Теперь – как молодые старики: угрюмые взгляды, никто ни на кого не смотрит. Когда я интересовался, почему все такие печальные, отвечали примерно так: «А чему радоваться?»

Запомнился такой момент. В вагон зашла нагруженная сумками женщина в годах. Никто и не сдвинулся с места. Она уже прошла мимо нас, когда мой внук без всякой подсказки кинулся за ней: «Садитесь!» Лицо москвички расцвело: «Вы откуда? Из Казахстана? Я так и знала. Здесь ведь ни одна сволочь не уступит место».

У друга, с которым все шесть лет жил в одной комнате в общаге (мы с ним только вдвоем были приезжими, все остальные – москвичи), спросил за праздничным столом, как он относится к тому что сейчас происходит. «Ну как? – сказал. – Я знаю, что украинцы сами себя насилуют, убивают, взрывают свои дома, детские сады, роддома и т.д.». И подмигнул с серьезным лицом: «Вот зачем им надо было воевать с самими собой?» Позже я еще у одного из наших ребят спросил, правда ли, что 80 с лишним процентов россиян поддерживает войну с Украиной? Он ответил: «Опрашивающие обычно звонят на телефон, домашний или мобильный. Зная, что за слово война грозит срок до 5 лет, а если не поддерживаешь спецоперацию, – до 10 лет, кто осмелится сказать, что против нее? Это могут сделать разве что знаменитости, которые уезжают из страны.

После этого я старался больше разговоров на эту тему не заводить и даже не произносить вслух слово «Украина».

Все, что происходит в Украине, я воспринимаю близко к сердцу, болею за нее всей душой. Естественно, никаких националистов и тем более нацистов в стране, где президент страны еврей, в правительстве работают русские, прибалтиец, грузин и даже афганец, а 20% тех, кто воюет сегодня против России, – этнические русские, нет. Вина Украины только в том, что она захотела жить по-своему – вступить не в ЕАЭС, а в Евросоюз и НАТО. Духовный отец и тайный советник Путина, ультранационалист, проповедник панславянского фашизма Александр Дугин еще лет 7-8 назад внушил ему, что без Украины и Казахстана империи не будет. Значит, их надо аннексировать…

Мне Россию жалко. Я в этой стране жил 12 лет. После училища служил и работал в Волгограде, потом в городке Назарово Красноярского края. Нормальные там люди, добродушные и отзывчивые. Один недостаток – также, как и мы, казахи, легко зомбируемые: что увидят в ящике, то и считают истиной. А этой стране не повезло еще и с лидерами – они никудышные…

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33