пятница, 24 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Экстремисты могут взять реванш в Центральной Азии

Есть все основания полагать, что экстремисты, использовавшие мирные январские митинги, попытаются взять реванш и учесть допущенные ошибки. Есть риск, что следующий удар страна может попросту не выдержать. А значит, профанация уже не допустима.

Новости по теме

Дело Нуркадилова: генпрокуратура опровергла информацию о возобновлении расследования

В соцсетях распространяется информация о возобновлении Генеральной прокуратурой расследования уголовного дела по факту гибели Заманбека Нуркадилова.

25.03.2022 16:03
Рахатгейт – первая попытка госпереворота

23.03.2022 14:03
Как ислам в Казахстане из Веры превратился в политику

23.03.2022 11:03
Алтынбек и Заманбек – история вертикального взлета

22.03.2022 14:03
Откуда взялись в Казахстане «20 тысяч террористов»

22.03.2022 11:03
Орган национальной опасности: как все начиналось

18.03.2022 10:03
Как уходил из власти Кунаев. Декабрь 1986-январь 2022

12.01.2022 10:01
В круге первом: как Назарбаев влияет на свое окружение

01.12.2021 13:12
Кунаев был связан с деятелями Алаш

Д.А. Қунаев в интервью утверждал, что во время похорон С. Смагулулы виделся с А.Н. Букейханом «первый и последний раз». Но, в одном из своих последних показаний, записанных следователем ОГПУ НКВД 6 августа 1937 году Бутырке (Москва), А.Н. Букейхан утверждал следующее:

24.09.2019 13:09

Трагические события в Казахстане в январе 2022 года, так и другие вооруженные конфликты в нашем регионе, вызвали крайне нервную реакцию в международном сообществе.

Участие граждан Казахстана, Узбекистана в боевых действиях в Сирии, Ираке и Афганистане, а также причастность выходцев из республики к совершению террористических актов на территории США, Швеции, Турции обусловили необходимость пересмотра подхода к проблеме дерадикализации населения и повышения результативности профилактических мероприятий.

К сожалению, пока либерализация общественной жизни в Казахстане и Узбекистане незначительно коснулась базовых установок, связанных с обеспечением национальной безопасности. Здесь, как и прежде, главная опора делается на репрессивно-силовой аппарат.

В то же время, надо признать, что Казахстану стоит присмотреться к узбекскому опыту борьбы с экстремизмом, уже показавшему свою эффективность. Наряду с принятием целого пакет законов по противодействии экстремизму, проведена гуманизация целого ряда статей Уголовного кодекса в отношении лиц, подпавших под влияние радикальных идей. Так, если до 2016 года по делам, связанным с террористической деятельностью, судьи назначали длительные сроки заключения (от 5 до 15 лет), то сегодня суды ограничиваются либо условными сроками, либо лишением свободы до 5 лет. Также осуществляется освобождение из зала суда фигурантов уголовных дел, участвовавших в незаконных религиозных организациях, под поручительство органов самоуправления граждан (упомянутые выше Махалля), Союза молодежи и других общественных организаций.

Особого внимания заслуживают мероприятия, связанные с декриминализацией лиц, обвиняемых в экстремизме и терроризме, а также с практикой помилования осужденных. По инициативе Шавката Мирзияева пересмотрены так называемые «черные списки» с целью исключения из них лиц, твердо вставших на путь исправления. С 2017 года из подобных списков исключены более 20 тысяч человек. Что касается помилования, то за последнее время данная мера применена в отношении свыше 4 тысяч лиц, отбывающих наказание за экстремизм. Сам акт помилования выступает важным стимулом для исправления лиц и возврата к нормальной жизни.

Параллельно, учитывая высокую чувствительность, предпринимаются меры по обеспечению прозрачности судебных процессов с религиозной окраской. Пресс-службы правоохранительных органов тесно работают со СМИ и блогерами. При этом особое внимание уделяется исключению из списков обвиняемых и подозреваемых тех лиц, в отношении которых компрометирующие материалы ограничиваются лишь заявительской базой без наличия необходимых улик.

Еще одна интересная практика – в Узбекистане действует специальная комиссия по расследованию дел граждан, побывавших в зонах боевых действий в Сирии, Ираке и Афганистане. Согласно новому порядку, лица, не совершавшие тяжкие преступления и не участвовавшие в военных действиях, могут получить освобождение от судебного преследования. Данные меры позволили реализовать гуманитарную акцию «Мехр» по репатриации граждан Узбекистана из зон вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке и в Афганистане. С 2017 года в страну возвращены более 500 граждан Узбекистана, в основном женщины и дети. Для их интеграции в общество созданы надлежащие условия: предоставлен доступ к образовательным, медицинским и социальным программам, в том числе путем обеспечения жильем и трудоустройства.

Также реализуется комплекс шагов по ограждению молодежи от религиозного экстремизма. Среди них вопросы образования и воспитания, увеличения занятости, повышения религиозной грамотности и прочие – каждая из таковых требует отдельного рассмотрения. Пока же можно зафиксировать такой факт – в результате реализации молодежной политики количество зарегистрированных преступлений террористической направленности в Узбекистане среди лиц в возрасте до 30 лет снизилось в 2020 году по сравнению с 2017 годом в два раза.

Примечательный момент в плане поворота от запретительно-репрессивной практики в сторону профилактики экстремизма занимает просвещение. Здесь также была проведена большая работа в плане повышения квалификации сотрудников силовых структур, судебных инстанций, теологов. При этом государственные органы действуют в тесном взаимодействии с Международной Исламской академией, научно-исследовательскими центрами Имама Бухари, Имама Термизи, Имама Матруди и других. Кроме того, практически во всех регионах Узбекистана работают общедоступные научные школы «Фикх», «Калом», «Хадис», «Акида» и «Тассауф», где готовятся местные кадры на основе традиционного ислама.

Трагические события января вне всякого сомнения явились крупнейшим потрясением для Казахстана за все годы его независимости. Анализ и расследование их причин ещё продолжаются. Но уже сейчас среди них можно выделить протестные настроения в обществе, связанные с ростом цен и безработицы, коррупцией, расслоением людей по материальному принципу, ограничения, вызванные пандемией. Уже по мере расширения митингов изначально мирные протесты перетекли в открытые столкновения между силовыми структурами и боевиками, которые скрывались за спинами демонстрантов. Пролилась кровь. Негативную роль сыграли отдельные представители власти, включая руководство Комитета национальной безопасности. Речь как минимум шла о самоустранении и халатности последних, как максимум – попытках заговора с целью организации государственного переворота. Эти действия сейчас продолжают изучаться. Однако не исключено, что планы заговорщиков включали использование либо в открытую, либо в темную экстремистских ячеек. Можно уверенно говорить, что именно экстремисты направляли главные удары своих сторонников на захват административных зданий, органов правопорядка и армейских учреждений, складов оружия в Алматы и ряде других городов республики.

Цель бунтовщиков заключалась в том, чтобы полностью парализовать систему государственного управления, деморализовать силовые структуры, вселить в обществе страх и растерянность. В атмосфере всеобщего хаоса открывалась бы возможность для перехвата власти. Раскрытые уже сейчас подробности тех событий, в частности, нацеленные в случае падения Алматы осуществить захват столицы, свидетельствуют о серьезности их намерений. Так, сам президент Касым-Жомарт Токаев в ходе интервью Национальному каналу «Казахстан» сообщил, что агрессивная и хорошо вооружённая группа собиралась штурмовать резиденцию главы государства «Акорду».

Другое дело, непонятно, кто кого использовал больше в ходе беспорядков: заговорщики во власти религиозных экстремистов либо наоборот экстремисты – крупных чиновников и стоящие за ними кланы, желающие реванша. В новейшей истории стран Арабского Востока, в частности Египта, Туниса, Ирана подобное случалось, когда после дворцового переворота в дальнейшем инициативу перехватывали те самые экстремисты.

В пользу данного предположения говорят данные о том, что т.н. террористическое подполье внутри Казахстана получали инструкции из зарубежных центров, в том числе из Сирии. Они же через различные мессенджеры, YouTube, Facebook, иные ресурсы активно применили технологии по захвату информационного пространства и дискредитации властей. Этим обстоятельством, в частности, было продиктовано решение официальных властей о блокировке во время беспорядков Интернета. Есть также сведения о попытках проникновения в страну боевиков наземным и воздушным путем. Этим можно объяснить, почему бунтовщики захватили тот же аэропорт южной столицы. Иначе говоря, широкомасштабная атака террористов в Казахстане имела не только внутреннее происхождение, но и с учетом накопленного опыта опиралась на внешние силы.

Таким образом, наряду с известными протестными настроениями, которые выплеснулись в беспорядки и кровопролитие, мы столкнулись с самым настоящим нападением на государство и его устои. Одним из ключевых ролей в этом действе сыграли религиозные экстремисты, которые как выяснилось, ждали нужного момента и готовились к часу-икс – на волне всеобщего недовольства перехватить власть и создать некое подобие халифата. Все прежние доводы салафитских и ваххабитских наставников о том, что они безобидны и лишь исповедуют свой взгляд на веру, а потому, дескать, нельзя нарушать их гражданские права, ограничивать свободу вероисповедания, делались для отвода глаз и усыпления бдительности. Сейчас они раскрыли лицо, однако в атмосфере всеобщей неразберихи вновь перешли в подпольный режим. Во время январских событий в руки погромщиков попало 1545 единиц военного оружия, кроме того, свыше 1600 единиц оружия было украдено из специальных магазинов. Неприглядным образом во всей этой истории повели себя органы национальной безопасности, которые не замечали или попустительствовали боевикам, а возможно, использовали их в корыстных целях.

Поэтому наряду с проведением коренных политических и социально-экономических реформ, призванных успокоить общество, вернуть его доверие, удовлетворить первоочерёдные нужды людей в достойной работе, зарплате, качестве жизни, социальных пособиях предстоит большая работа по искоренению религиозного экстремизма. Задача усложняется тем, что во многом упущено время и количество носителей деструктивных идей исчисляется сотнями тысяч. При этом, подросло уже второе поколение радикалов, которые имеют свои ячейки, группы по интересам, бизнес структуры, своих авторитетов. Отыграть назад в этих условиях чрезвычайно сложно. Тем более, как отмечалось выше, и во властных коридорах, и во влиятельных финансовых и предпринимательских кругах действует немало их сторонников. Наконец, напрашивающиеся жесткие шаги по борьбе с религиозным экстремизмом, скорее всего, вызовут критику международного сообщества, различных правозащитных организаций в адрес нашей страны.

Несмотря на подобные риски, работа в этом направлении должна вестись решительная. Если здесь как былые времена будет преобладать профанация, то велик риск того, что я январские события были лишь первой пробой сил. И следующий удар страна может попросту не выдержать.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33