понедельник, 24 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Что будет делать США для себя и для всего мира?

Джозеф Най

Джон Кеннеди призывал американцев задаваться не только вопросом, что они могли бы сделать для своей страны, но и вопросом, что они могут сделать для мира. А еще в 1821 году Джон Квинси Адамс сделал знаменитое заявление, что Америка «не отправляется за рубеж в поисках монстров, которых надо уничтожить. Она желает свободы и независимости для всех. Она отстаивает и защищает только свою собственную». Но в то же время у Америки есть давняя традиция интервенционизма. Даже такие самопровозглашённые реалисты, как Тедди Рузвельт, считали, что в экстремальных случаях нарушения прав человека, интервенция «может быть оправданной и надлежащей».

Со времён окончания Холодной войны США участвовали в семи войнах и военных интервенциях, и ни одна из них не была напрямую связана с соперничеством великих держав. Стратегия национальной безопасности, утверждённая Джорджем Бушем-младшим в 2006 году, провозглашала цель достижения свободы, воплощённой в глобальном сообществе демократических стран.

Либеральные и гуманитарные интервенции не являются каким-то новым соблазном или даже уникально американским. В викторианской Британии велись дебаты о применении силы для прекращения рабства, а также злодеяний Бельгии в Конго и османских репрессий против балканских меньшинств, и всё это задолго до решения Вудро Вильсона вступить в Первую мировую войну с целью сделать мир безопасным для демократии. Итак, проблема Байдена не является беспрецедентной.

Какие действия, выходящие за границы страны, следует предпринимать США? Начиная с 1945 года, устав ООН ограничивает легитимное применение силы целями самообороны, а также операциями, одобренными Советом Безопасности ООН (где США и ещё четыре страны со статусом постоянных членов обладают правом вето). Реалисты утверждают, что интервенции могут быть оправданы, если они предотвращают нарушение баланса сил, от которого зависит мировой порядок. Сторонники либеральных и космополитических взглядов считают оправданными интервенции для противодействия другим интервентам, для предотвращения геноцида, а также по гуманитарным причинам.

На практике эти принципы часто сочетаются причудливым образом. Кеннеди и Линдон Джонсон утверждали, что во Вьетнаме армия США борется с интервенцией Северного Вьетнам в Южный. Однако вьетнамцы считали себя единой нацией, которая была искусственно разделена из-за реалистичных соображений, связанных с сохранением баланса сил в период Холодной войны. Сегодня у США хорошие отношения с Вьетнамом.

Во время первой войны в Персидском заливе президент Джордж Буш-старший применил силу, чтобы изгнать иракскую армию из Кувейта и сохранить баланс сил в регионе. Однако он сделал это, воспользовавшись либеральным механизмом резолюций ООН о коллективной безопасности. Он считал себя реалистом, и поэтому отказался вмешаться для прекращения обстрела гражданского населения в Сараево. Однако после показа ужасающих кадров с голодающими сомалийцами по американскому телевидению в декабре 1992 года он направил войска для гуманитарной интервенции в Могадишо. Такая политика привела к вопиющему провалу: в октябре 1993 года, уже при преемнике Буша – Билле Клинтоне – там погибли 18 американских солдат. Шесть месяцев спустя этот негативный опыт блокировал американские попытки остановить геноцид в Руанде.

Внешняя политика обычно является менее важным приоритетом, чем внутренние вопросы, поэтому американское общество склоняется к базовому реализму. Между тем, мнение элиты обычно более склонно к интервенционизму, чем мнение основной массы общества, что заставляет некоторых критиков утверждать, что элита страны либеральней её общества.

Тем не менее, опросы общественного мнения свидетельствуют о поддержке обществом международных организаций, многосторонних действий, прав человека, а также гуманитарной помощи. В книге «Важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Рузвельта до Трампа» я показываю, что не существует какой-то одной схемы, которая бы походила для всех обстоятельств. Нет особых причин ожидать, что у общества всегда будет одно, последовательное мнение.

Например, американские мотивы интервенции во время второй войны в Персидском заливе были смешанными. Специалисты по международным отношениям спорят, было ли вторжение 2003 года в Ирак реалистичной или либеральной интервенцией. Некоторые ключевые фигуры в администрации Джорджа Буша-младшего, например, Ричард Чейни и Дональд Рамсфелд, были реалистами; они были озабочены наличием оружия массового поражения у Саддама Хусейна, а также поддержанием локального баланса сил. Тем временем «неоконсерваторы» в администрации (которые зачастую являлись экс-либералами) подчёркивали необходимость продвижения демократии и поддержания американской гегемонии.

За пределами администрации часть либералов поддерживала эту войну из-за ужасающих нарушения прав человека Саддамом, однако они выступали против действий Буша, который не смог заручиться институциональной поддержкой ООН, как это сделал его отец во время первой войны в Персидском заливе.

В широком определении интервенции – это действия, которые влияют на внутренние дела другого суверенного государства. Такие действия могут варьироваться: от телерадиовещания, экономической помощи и поддержки оппозиционных партий до блокад, кибератак, ударов дронами и военного вторжения. С моральной точки зрения, важна степень принуждения, ограничивающего местные права и свободы.

Более того, с практической точки зрения, военная интервенция выглядит рискованным инструментом. Он выглядит простым в использовании, но редко таким действительно, оказывается. Возникает масса непредвиденных последствий, а значит, необходимо благоразумное лидерство.

Обама применил силу в Ливии, но не стал этого делать в Сирии. Как Трамп, так и Хиллари Клинтон заявляли в 2016 году, что США были обязаны предотвратить массовые жертвы среди гражданского населения в Сирии, однако ни один из них не отстаивал идею военной интервенции. А на выборах 2020 года вообще велось поразительно мало дискуссий о внешней политике.

Некоторые либералы утверждают, что продвижение демократии – это обязанность Америки. Однако существует огромная разница между продвижением демократии принудительными и непринудительными средствами. «Голос Америки» и «Национальный фонд демократии» пересекают международные границы совсем не так, как это делает 82-я воздушно-десантная дивизия.

С точки зрения последствий, средства зачастую становятся столь же важны, как и цели. В какой части спектра интервенций, призванных содействовать безопасности, демократии и правам человека, в итоге окажется Байден? Мы можем найти обнадёживающие намёки в демонстрировавшихся им раньше здравых суждениях и контекстуальном интеллекте. Впрочем, мы должны помнить о том, что иногда случаются сюрпризы, и события начинают диктовать принимаемые решения.

Джозеф Най бывший декан Школы государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, автор книги «Важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Рузвельта до Трампа».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33