суббота, 22 июня 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Новый тон в американо-китайских отношениях?

Эндрю Шэн, Сяо Гэн

Дональд Трамп покинул Белый дом, но трампизм не ушёл из американской политики. Мир надеется, что благодаря Джо Байдену на посту американского президента, США откажутся от радикальных конфронтационных подходов Трампа к отношениям с Китаем и выберут путь прагматичного взаимодействия. Ставки высоки – эти важнейшие двусторонние отношения могут либо укрепить, либо развалить глобальный порядок.

Трамп и Covid-19 стали болезненным, но в то же время необходимым испытанием как для национального благосостояния, так и для концепции взаимосвязанного глобального порядка. Трамп считал, что глобализация мешает реализации национальных чаяний Америки. Но пандемия доказала, что все мы живём во взаимосвязанном глобальном обществе.

Ни у одной страны нет сил, чтобы справиться с системными угрозами, подобными этой пандемии, в одиночку. Если мы будем игнорировать состояние здоровья и ситуацию со средствами к существованию у беднейших людей мира, коронавирус будет мутировать и возвращаться, преследуя нас – даже в самых богатых странах, окружённых стеной.

Трампизм полностью отрицал эту реальность, считая, что лишь национальные государства или контролирующие их элиты могут справиться с глобальными проблемами. Такие «партикуляристские» подходы свойственные также традиционным стратегам обороны и безопасности, которые часто считают данностью национальное превосходство, что приводит к играм с нулевой суммой, как в так называемой «ловушке Фукидида».

Однако все угрозы человеческой безопасности возникают эндогенно в результате взаимодействия частей мира. Как писали экологи Фритьоф Капра и Пьер Луиджи Луизи в своей книге 2014 года «Системный взгляд на жизнь», «главные проблемы нашего времени – это системные проблемы, все они взаимосвязаны и взаимозависимы». И поэтому «они требуют системных решений». Но системные решения оказываются в ловушке коллективных действий, потому что части не будут работать вместе над решением проблем целого.

Экологи не являются националистами, потому что они понимают: целое – это больше, чем сумма частей. В 1981 году американский футуролог Ричард Бакминстер Фуллер указывал, что человечество движется по «критически опасному пути» – между взаимно-гарантированным ядерным уничтожением, с одной стороны, и исчезновением из-за потепления климата, с другой. Спустя сорок лет у мира истекает время, необходимое для решения глобальных проблем: повышение температуры и уровня моря, всё более частые и суровые природные катастрофы, расширяющееся рукотворное неравенство.

К счастью, Трамп показал, что партикуляристские решения не работают. «Америка прежде всего» – это «Америка в одиночестве». Ни одна страна, даже такая могущественная как США, не способна справиться с внутренними кризисами без тех ресурсов, которые могут появиться лишь благодаря восстановлению мировой экономики.

Китайские власти тоже выучили на собственном горьком опыте, что их страна не в состоянии самостоятельно решать глобальные проблемы. Например, стимулирование экономики в Китае в 2009 году помогло миру восстановиться после глобального финансового кризиса 2008 года, но привело к огромным внутренним издержкам.

В то время как партикуляристы делят мир на страны, классы и религии, глобалисты понимают, что человек и природа едины. Человечество больше, чем один класс, раса или вера. Идеального решения для проблем какой-то одной части человечества может не найтись; важна непрерывная, тяжёлая работа над тем, что важно для всех.

Может ли осознание этих различий в менталитете и желание навести мосты стать ключом к взаимопониманию между Западом и Китаем? В книге «История цивилизаций» великий французский историк Фернан Бродель цитировал французского китаеведа Марселя Гранэ: «Китайцы либо суеверны, либо практичны, но чаще они и те, и другие одновременно. Именно эту «одновременность» людям Запада обычно трудно понять».

Некоторые западные мыслители, конечно, понимают эту двойственность. Например, экономист Йозеф Шумпетер писал, что рынки черпают свой динамизм в предпринимательском «креативном разрушении».

Такое «двойное» мировоззрение позволяет понять, что партикулярные, линейные, монистские взгляды на мир как на игру с нулевой суммой не учитывают взаимосвязанность современного глобального общества. Америка обеспокоена тем, что Китай может узурпировать позиции глобального лидера, а Китай встревожен попытками США заблокировать его модернизацию. Такая динамика отношений приводит к нарастающей неуверенности в двух странах с крупнейшей в мире экономикой, что создаёт потенциально плодородную почву для дальнейшей конфронтации и даже военного конфликта.

Реальный вопрос связан не с «проектом надежда» (так китайцы называют список желаний, которые невозможно осуществить), а скорее с выбором наилучших способов достижения трудных компромиссов, которые нужны для обеспечения мира и процветания, желаемого всеми людьми в мире. Пандемия убедила китайцев, что однопартийная система (какой бы несовершенной она ни была) помогла их стране учиться и адаптироваться в борьбе с этой болезнью быстрее, чем это происходило в плохо управляемой Трампом Америке.

Более того, Коммунистическая партия Китая считает сейчас глобальную конкуренцию и критику формой обратной политической связи. В каком-то смысле это превращает остальной мир в де-факто «оппозиционную партию», которая заставляет КПК удерживать высокие показатели и легитимность. Такой стратегический реализм позволил Китаю выйти вперёд с целым рядом новых форм международного взаимодействия, в их числе новый торговый пакт «Всестороннее региональное экономическое партнёрство», «Всеобъемлющее соглашение об инвестициях» с Евросоюзом, а также китайское обещание достичь углеродной нейтральности к 2060 году.

Выбранная Китаем так называемая «стратегия двойной циркуляции» – это сигнал для Байдена: китайское руководство открыто к стратегическому сотрудничеству для решения проблем изменения климата, пандемии, восстановления объёмов глобальной торговли и инвестиций. Благодаря этому, у обеих стран появится больше ресурсов для устранения внутреннего неравенства и дисбалансов. В реальном мире сотрудничество и конкуренция могут сосуществовать.

Американское и китайское правительства должны понять, что такой подход – это единственный путь, помогающий повысить общую устойчивость. Как и в любом разговоре, тон задаёт первый шаг. У президентов Байдена и Си Цзиньпина, которых могли вразумить четыре года буйства Трампа, есть реальный шанс развернуть нынешний курс.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультационного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию. Сяо Гэн – председатель Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ Морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33