пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Почему чиновники играют не по правилам?  

Только за последнее время уличены в коррупции и привлечены к ответственности сразу одиннадцать топ-менеджеров квазигосударсвенных компаний.   По данным фонда «Транспаренси Казахстан», каждое пятое коррупционное преступление в стране совершается в сфере госзакупок.

Как же одолеть тотальное мздоимство, разлагающее казахстанское общество? На этот вопрос попытались ответить участники конференции «Повышение деловой добропорядочности в бизнес секторе Казахстана», организованной Центром исследований правовой политики и палаты юридических консультантов Kaz Bar Association в сотрудничестве с Ассоциацией комплаенса и деловой этики.

Официальная позиция

Заместитель руководителя службы превенции Агентства РК по противодействию коррупции Ганижан Асанулы считает, что в Казахстане принят ряд действенных мер, дающих свои плоды.

– Закреплено понятие «Парламентская оппозиция», начаты прямые выборы акимов сел, районов и городов. Упрощен порядок проведения мирных собраний и усилена роль общественных советов в госорганах квазигосударственном секторе. В стране разработан законопроект об общественном контроле. Принят административный процедурно-процессуальный кодекс. Внедряются и международные стандарты. Один из них – внедрение антикоррупционой политики в корпоративном секторе, – говорит Асанулы.

По словам чиновника, в РК принята пятилетняя программа борьбы с коррупцией. Также есть обязательства по международным договорам: Конвенции ООН против коррупции, Стамбульский план действий ОЭСР против коррупции, а также членство в GRECO.

Борцов много, толку мало

Тем не менее, по мнению экспертов, государственных решений в этом вопросе явно недостаточно. К примеру, только в 2021 году на почти шести тысячах предприятий квазигосударвенного сектора были внедрены принципы корпоративной этики, основанные на соблюдении буквы закона. Повысило ли это антикоррупционную культуру? К сожалению, нет.

Мониторинг Центра исследования правовой политики показал, что подобные процессы внедряются в квазисекторе формально. Топ-менеджеры не проявляют своих лидерских качеств и практически не оказывают никакой видимой поддержки комплаенс-службе в ее работе. Хуже всего в реализации антикоррупционного комплаенса проявляют себя госпредприятия и учрежения, не связанные с предпринимательством.

– В Казахстане достаточно много организаций, которые до сих пор не имеют антикоррупционных программ и практики их реализации, – говорит и.о. директора Центра исследования правовой полиики Татьяна Зинович.

– Если для развития комплаенса в квазигосударственном секторе уже заложен фундамент для предупреждения коррупции, то в частном секторе – нет ни требований, ни ответственности, ни мотивации. Большинство частных компаний не имеют и не внедряют никаких мер по противодействию мздоимству. Это является драйвером для коррупционных сделок, – полагает эксперт.

По мнению Зинович, хорошим решением стало бы введение дифференцированной и сегрегированной системы антикоррупционного комплаенса для бизнеса. Это послужит формой защиты от привлечения к ответственности в случае преступления.

Спрос порождает предложения

Предприниматели – один из сегментов нашего общества, напрямую зависящий от государства.  Все происходящие события и тенденции в стране, так или иначе, оказывают влияние на бизнес. Когда чиновник нарушает закон, то он обязательно втягивает в этот процесс и бизнесмена, уверен заместитель директора департамента правовой защиты предпринимателей НПП «Атамекен» Батыржан Ашитов.

– Если государство будет играть по правилам, то и бизнес не будет блефовать. Но именно квазигосударственный сектор сегодня стал триггером для большинства коррупционных сделок. Комплайнс, увы, не является способом защиты бизнеса. Руководители компаний часто сами являются инициаторами «темных» сделок, – говорит Ашитов.

Социологические исследования, проведенные по итогам 2021 года Советом по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции показали, что вовлеченность предпринимателей в коррупцию сохранилась на уровне 60%. Кроме того, до 3% увеличилась доля предпринимателей, предпочитающих действовать нелегально и решать вопросы «иными способами». Увеличилась доля тех, кто считает, что за дополнительную плату вопрос решается быстрее и без волокиты.

В 55% случаях инициатором коррупции выступает представитель государства. Предприниматели же напротив реже прибегают к противоправным действиям.

В общественном совете констатировали, что для снижения коррупции в сфере государственных закупок нужно развивать добросовестную конкуренцию. Для этого необходимо исключить чиновника из процесса организации и проведения тендеров. Таким «местом» могут стать товарные биржи, где нет «руки» министерства, акимата либо нацкомпаний. Основной принцип: покупатель не видит продавца, а продавец – покупателя.

– Концепция антикоррупционной политики предусматривает расширение торговли через биржи, – отметил Ашитов. – Однако вместо кардинальных мер правительство в очередной раз одобряет косметические меры, не отвечающие на концептуальные вопросы.

Куда уходят деньги

Ежегодно на портале госзакупок заключается около двух миллионов сделок. Тем не менее предприниматели сталкиваются с нарушением договорных обязательств со стороны госорганов. По данным Счетного комитета РК, подобная кредиторская задолженность перед бизнесом составляет десятки миллиардов тенге. У судебных исполнителей каждый год находится тысячи исполнительных производств о взыскании долгов с государства. Каждый четвертый частник указал на возникновение коррупционной ситуации именно на этапе сдачи-приемки работ или услуг по договору.

– К сожалению, суды редко становятся за защиту бизнесменов, питая пиетет перед государственным органам, – говорит Ашитов. – Поэтому было бы разумно, чтобы споры между государством и бизнесом рассматривались в арбитраже, как это сложилось с иностранными инвесторами.

В Совете предпринимателей пришли к выводу – уход финансовых потоков в тень является прямым следствием несовершенства законодательства, административного регулирования бизнеса и бюрократических проволочек.

Не изменив эту ситуации, коррупцию не победить.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33