вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Ермек Турсунов: «Торг не уместен»

Шал появляется с первого кадра. Подслеповато глядя сквозь залепленные изолентой очки, он азартно смотрит футбол, который любит настолько, что именами всех фаворитов назвал каждую из своих любимых овец. Вообще этот фильм о судьбе каждого поколения. Шал, сначала вызывающий жалость, с каждым кадром вырастает в эпическую фигуру. Он несет в себе этический код того поколения, которое счастливо соединило в себе веру в Вечное Синее Небо и право на счастье каждой твари, живущей на священной земле. Фильм о моем поколении, которое, построив мечеть, считает, что оно приватизировало право на отпущение грехов. Это поколение бесславно исчезнет, став жертвой собственного невежества. Бог не фраер, с ним торговаться нельзя. Это фильм о том, что сегодняшние подростки, играющие в PSP на разорванных сиденьях деревенских разбитых тракторов и втайне презирающие своих дедов, в час икс услышат их зов. Критики потом будут упрекать мальчика за то, что он какой-то слишком чистенький. Но нынешнее поколение мальцов — это уже не те сопливые подростки, которые носились по запыленным деревенским улицам с самодельными автоматами наперевес. Это поколение, органично вписывающееся как в сельский, так и в городской ландшафт, разве что чуть более подзагоревшее. Мальчик сам не понимает, как он любит и чувствует своего деда. Он твердо убежден, что тот уже выжил из ума, но этический код, заложенный в нем во время их бесконечных перепалок, заставляет его искать исчезнувшего деда даже тогда, когда оказались бессильны и взрослые, и спасательные службы. Лучше всех в этом фильме сыграл сам Шал. Когда я узнала, что в главной роли снялся дворник «Казахфильма» Ерболат Тогузаков, стало понятно, откуда эти руки — самые честные, натруженные, сильные руки, которые становятся такими только тогда, когда человек десятилетиями работает ими изо дня в день, руки, не знающие перчаток и теплой воды. Руки похожи на душу этого человека — она работает изо дня в день, не подозревая о том, какой незаметный и важный труд она делает. Не случайно оператор все время снимал их крупным планом. Не случайно лицо Шала часто идет крупным планом — этим морщинам веришь, за каждую из них дорого заплачено. Мы видим, безусловно, великого актера и великого человека, даже если это его единственная роль. Какие же глыбы живут рядом с нами! Их благородство настолько органично, что мы его просто не замечаем, как не замечаем многое прекрасное из того, что дарит нам жизнь. Возможно, в этом тоже есть великий смысл жизни — ценить только то, что безвозвратно потеряно. Впрочем, есть и другой сценарий. Ценить то, что создается, и тем самым сохранить его хотя бы из инстинкта самосохранения. Самый великолепный кадр — когда старик и волк смотрят друг другу в глаза. В этих несколько секундах — кульминация всего фильма. Человек и животное, отчаяние и благородство, мужество и прощение… А приз за лучшую роль второго плана нужно отдать мыши, которая ползает под истерзанным телом Шала. Бог явно помогал Ермеку Турсунову снимать этот фильм. Согласна с Гульнарой Абикеевой в том, что «сильный эпизод, когда старик понимает, что он кружит в степи по одним и тем же местам, он падает на колени и обращается к небу с молитвой: «За что? Что я такого сделал, что не могу выйти из этого круга?» И просит Всевышнего открыть ему верный путь, за что обещает, что будет в него верить. В следующее мгновение раздается звонок мобильного телефона — он бежит на этот звук, а это, оказывается, телефон одного из убитых охотников. Но ему этот телефон не нужен, он не может им пользоваться. Однако он хоронит охотника в снегу, а сверху кладет его телефон — тоже символ нашей цивилизации». Не совсем понятно, почему авторы фильма написали в титрах, что фильм поставлен по мотивам романа «Старик и море». Безусловно, какие-то аналогии увидеть можно, но у меня больше аналогий с айтматовским «Пегим псом, бегущим краем моря». Вообще фильм получился какой-то тенгрианский, щемящий. И глубоко — казахский. Наш регион — белое пятно на культурной карте мира. «Казахская волна», мелькнув солнечным пятном, растворилась в бездне новых имен. Но мы не можем, как трутни, пользоваться только чужим искусством — это непорядочно с нашей стороны. И «Шал» как раз — начало процесса возврата долгов перед миром. Пора и нам не только брать, но и отдавать что-то взамен. Когда мы говорили с Ермеком Турсуновым о фильме, он в числе прочих обронил фразу: «Я делаю уколы, человеку чуть-чуть больно, но они как комариный укус. Этого мало. Нужно, чтобы этих уколов было больше…» Возможно, шум, который сопровождает каждый фильм Ермека Турсунова, и в этот раз спровоцировал тот шквал голосов, которые были отданы за Турсунова в альтернативной номинации конкурса «Имя Родины». «Шал» уже начал делать свое дело, еще даже не выйдя в широкий прокат. Главное, чтобы, как сказал когда-то Стив Джобс, мы не позволили гулу чужих голосов заглушить свой внутренний голос.

Оставить комментарий

Общество

Завещание Ашина Завещание Ашина
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:41
АНКЛАВ АНКЛАВ
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:40
20 лет спустя 20 лет спустя
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:38
Трудности перевода Трудности перевода
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:38
Что имеем - не храним? Что имеем - не храним?
Карлыгаш Еженова
18.06.2016 - 05:38
Едил Ергожин Едил Ергожин
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:38
XXI век: «ОккупайАбай» XXI век: «ОккупайАбай»
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:37
Пограничное состояние Пограничное состояние
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:37
Базис без надстройки Базис без надстройки
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:37
Нурлан Смагулов Нурлан Смагулов
Редакция Exclusive
18.06.2016 - 05:36
Заложники офшорного рая Заложники офшорного рая
Дмитрий Слинько
09.06.2016 - 14:19
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33