пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Что не предусмотрено в сценарии «конституционного» плебисцита?

Выборы в Казахстане, как обычно, наступают неожиданно, и по первой реакции общества можно примерно судить о всей предстоящей избирательной кампании. Однако, на этот раз может быть все по-другому и даже выйти из общего сценария, в котором уже сейчас предусмотрены финальные титры в виде итогов голосования.

Время пошло

Споры и домыслы последнего времени растворились во вчерашнем обращении президента – Акорда все же решила пойти на выборы по графику, но при этом максимально приблизив дату их проведения к беспокойному 2020 году, который, судя по всему, еще преподнесет сюрпризы. Это заявление Токаева стало несколько неожиданным и застало врасплох многих игроков на политическом поле – у нас даже внеочередные выборы более ожидаемы, чем те, кто проходят в конституционные сроки. Впрочем, в последнее время немало аналитиков сходились во мнении, что на этот раз плебисцит может случиться в срок.

Но почему власти отказались от «очередных внеочередных»? Во-первых, их уже несколько раз переносили и дооткладывались до тех пор, что уже не было особого смысла проводить их досрочно. Конечно, это не основной аргумент, тем более, в прошлый раз депутатам оставалось несколько месяцев досидеть свой срок, но Акорда (тогда еще с Назарбаевым) решила не менять привычку и отправить парламент в отставку. Поэтому, во-вторых, видимо, нынешний состав мажилиса еще не исчерпал своих возможностей и может еще кое на что сгодиться. В-третьих, там, на вершине политического олимпа, вне всяких сомнений, стали происходить непредусмотренные изначальным сценарием события, которые прямо повлияли на дальнейшую реализацию транзита власти и самой операции «Преемник». И, наконец, появилась возможность в лишний раз продемонстрировать предрасположенность нынешнего хозяина Акорды к порядку и демократии – в тексте его обращения словосочетание «конституционные сроки» было выделено жирным шрифтом, то есть, преподносилось, как некое достижение президента и его администрации.

Как мы уже отметили, хотя нынешние выборы пройдут «в срок», но сдвинуты они были максимально, а дату их проведения можно назвать «сакральной» - 21 год назад – именно в этот день, 10 января, прошли президентские, Назарбаевско-Абдильдинские, выборы. И находящийся на поверхности аргумент о том, что холода и крещенские морозы будут призваны остудить протестные настроения масс, имел не самое последнее значение в выборе «сакральной даты» – 10.01.2021.

Акорда расщедрилась

Примечательно, что у нас уже вошло в практику назначать выборы (парламентские или президентские – без разницы) за два месяца до дня голосования. На этот раз Акорда расщедрилась и подарила целых 81 день (точнее, 80, если считать от сегодняшнего). Прежде считалось, что власти специально ужимали сроки, чтобы не дать кандидатам хорошо подготовиться, хотя, на самом деле, все сводилось к формуле «Давайте побыстрее с этим закончим», а больше забот вызывала сама подготовка к выборам, агитационные мероприятия и прочий шум, сопровождающий даже контролируемую избирательную кампанию.

Сейчас же к обычному сроку добавили сразу три недели. Этот «бонус», как видится, был дан для демонстрации широты демократической души действующего главы государства и новой политики руководства страны. Но есть предположение, что за эти две декады могут появиться новые игроки. Хотя это из области политической фантастики, а Касым-Жомарт Кемелевич намекнул, что «ставок больше нет», но все возможно – особенно, если это касается заранее запланированного игрока. В любом случае, дан некий шанс для маневра, который трудно списать на щедрость АП.

Здесь стоит процитировать президента Токаева: «До начала новой избирательной кампании предприняты меры по политической модернизации, развитию многопартийности и расширению гражданского участия в общественно-политической жизни нашей страны». Из этого можно понять, что никаких больше послаблений больше не будет, да и то, что было проведено через парламент в мае этого года назвать «глубокими политическими реформами» никак нельзя. Кстати, Касым-Жомарт Кемелевич почему-то забыл сказать о сокращении «проходного балла», а точнее – регистрационной численности партии для ее регистрации. Значит ли это, что таким образом он не хотел будоражить тему регистрации Демпартии или какой-либо другой организации, которая не подходит по сценарию?

Что касается легитимных партийных образований, то, как мы уже говорили в предыдущих материалах на заданную тему, особой активности у них не видно. Можно понять их пассивность, как отклик «Всегда готов!», но, скорее всего, их реакция на объявление выборов проявится в ближайшее время. Пока же прошедшие сутки показали, что, несмотря на ожидания, партии Казахстана так и не были готовы к Дню «Икс».

Проснись и…

А что же электорат? На наш взгляд, это самая основная интрига фактически стартовавшей предвыборной гонке. Сейчас трудно сказать, что будет преобладать в обществе – призывы к бойкоту или активизация агитаторов, полное игнорирование или взлет рейтинга ОСДП, попрекание «косановщиной» или выход протеста на улицы. При этом, нужно учитывать возможные карантинные санкции, которые существенно осложнят и предвыборную агитацию, не говоря уже о пост-выборных митингах.

Очевидно, карантин с пандемией будут играть на руку властям, в том числе и в качестве аргумента для проведения онлайн-выборов и (или) чтобы растянуть голосование на неделю, но, в то же время, последствия вызванного пандемией социально-экономического кризиса легко могут спровоцировать усиление и без того взрывоопасных протестных настроений. А это, между прочим, может стать серьезным испытанием для еще несформировавшегося в полной мере гражданского общества.

Другими словами, массовые и в особенности стихийные митинги протеста не всегда являются хорошим, с точки зрения демократии, показателем. Протесты без четкой организации и конкретных целей могут легко стать управляемы «эффектом толпы», чем не замедлят воспользоваться совсем не демократические силы. Например, для того чтобы силой перехватить власть или расправиться с конкурентами – последние события в соседнем Кыргызстане тому доказательство, где сейчас уже по-другому понимаешь полузабытый тезис «Есть у революции начало, нет у революции конца». Коротко говоря, опыта правовой культуры у казахстанцев маловато. Впрочем, этому можно быстро научиться за те же 80 дней – главное, чтобы ученики были прилежные, а учителя настойчивые.

Ну, а повод для недовольства, безусловно, будет, так как в то, что выборы на этот раз будут честными, похоже, не верит и сам президент. Это он даже не стал обещать в своем обращении, хотя заметил, что Центризбирком и Генпрокуратура «будут вести постоянное наблюдение за соблюдением законности, прозрачности и справедливости выборов». Звучит, по меньше мере, наивно или же с намеком, что до сегодняшнего дня эти органы не следили за справедливостью. Хотя ЦИК «правильно считает», а ГП следит за таким подсчетом.

По старым лекалам

В общем, между строк текста обращения президента Токаева можно прочитать, что ничего нового с точки зрения демократизации выборного процесса власти нам не готовят. Более того, Касым-Жомарт Кемелевич поспешил заявить, что «обновленный состав парламента и местных представительных органов сосредоточит свое основное внимание на качественном законодательном обеспечении социально-экономических реформ в нашей стране». Вроде бы, хорошее заявление, но откуда президент знает, что мажилис обновится? Вдруг партии предоставят списки кандидатов с прошлых выборов, а избиратели дружно проголосуют за тех же самых?

Вообще, о том, что будет после выборов (даже на следующий день после них) пока говорить рано, учитывая, что власти уже не могут управлять по-старому, а электорату уже надоело жить по-прежнему. Опять обратимся к словам Касы-Жомарта Кемелевича. «Предстоящие выборы вновь продемонстрируют твердую приверженность Казахстана последовательной демократизации и модернизации политических институтов, которые обеспечат обновление политической системы страны», – сказал он. Если бы наречие «вновь» не было, то можно вообще не обращать внимание на эту цитату, но значит ли это, что все что было до сегодняшнего дня, все действия и бездействия Акорды – это «твердая приверженность демократии»?

И последнее. Почему обращение президента вышло рано утром? Потому что в тот же день у него было назначено другое важное мероприятие – первое заседание Высшего совета по реформам (ВСР). Как известно, это некое надструктурное образование с непонятными рычагами управления и неописанной нигде формой ответственности. То есть, оно может давать разные советы, координировать работу министерств и Агентства Келимбетова (АСПИР) и генерировать идеи, а вот если «что-то пойдет не так», то отвечать за провалы не станет. Тогда возникает сакраментальный вопрос – а зачем тогда нужны правительство и парламент, если их функции по улучшению жизни страны и ее населения будет выполнять этот ВСР? Могут ли даже очень мудрые советы новой структуры что-то исправить, если они будут осуществляться в рамках устаревшей в условиях падения сырьевых доходах политической и экономической модели, в составе той команды, которая, собственно, и привела к кризису?

Парадокс в том, что реальные изменения, если они будут предприняты, как раз и должны привести к смене элит.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33