вторник, 23 июля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Мигрант в период пандемии: без статуса, документов и прав

В Казахстане более 300 тысяч трудовых мигрантов. Пандемию ударила по каждому из нас, но гораздо острее ее почувствовали на себе люди без статуса, документов и прав. В то же время, эти люди вносят такой же вклад в экономику страны, как и граждане Казахстана. Ситуацию обсудили эксперты Центра исследования правовой политики.

Без права на жизнь

– Их (трудовых мигрантов) гораздо больше, чем мы думаем, - сказала и.о.директора Центра исследования правовой политики Татьяна Зинович. - Ежегодно иностранных гражданам выдается 30 тысяч рабочих квот на въезд в Казахстан. Эти легальные квоты составляют 3,3% от трудоспособного населения, но гораздо больше мигрантов приезжает самостоятельно и уже на месте оформляет разрешение на работу. Так, например, в прошлом году их число составило более 300 тысяч человек. С такими разрешениями трудовые мигранты могут работать только на частных лиц, поэтому они чаще всего работают без официального трудоустройства, а значит, у них нет никаких гарантий оплаты труда и доступа к социальным услугам. С начала пандемии эта уязвимая группа людей осталась без работы, без денег и возможности обратиться за медицинской помощью даже в экстренных случаях. За это время порядка трех тысяч иностранных граждан были привлечены к административной ответственности и более ста выдворены из Казахстана в то время, как у многих из них остались здесь семьи и дети. Но все мы люди и у всех у нас должны быть равные возможности. Не секрет, что большинство лиц без гражданства и незаконно пребывающих мигрантов не хотят на родину по разным причинам.

– Мы сталкивались с проблемой документирования гражданина Узбекистана, который 10 лет жил в Казахстане без документов, потому что боялся, что его депортируют. А у него в Казахстане был ребенок, – сообщила модератор круглого стола, программный координатор Центра исследования правовой политики Айжан Ойрат.

В Казахстане имеет место быть практика "коллективного выдворения", когда полиция задерживает несколько человек. Судьи объединяют дела этих людей в одно, что, по мнению экспертов, является недопустимым с точки зрения закона и этики.

Даже имея документы, мигранты не всегда могут получить медицинскую помощь. Был озвучен случай, когда у женщины отказались принять экстренные роды до тех пор, пока не вмешались юристы. Между тем, иностранцы, постоянно проживающие в Казахстане, имеют право на гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. Однако, при утере документов они уже «законно» лишаются этого права, даже если речь идет о жизни и смерти.

Чужие лучше, чем свои

Юридическая компания Sayat Zholsy & Partners занимается вопросами найма мигрантов. Ее партнер Дмитрий Чумаков рассказал о системе квотирования иностранной рабочей силы в Казахстане.

– Мы больше 20 лет оказываем помощь иностранцам в вопросах трудоустройства в Казахстане, поэтому приветствуем любые начинания, связанные с попыткой помочь этим людям в достижении своих бизнес-целей и комфортного пребывания в Казахстане, – сообщил он. – За эти годы в стране произошло много положительных изменений. Это, к примеру, попытка упрощения миграционных процессов. В частности, иностранцев перестали снимать с рейсов из-за проблем, связанных с регистрацией в стране пребывания. Подача документов на получение иностранной рабочей силы сегодня делается практически полностью в электронном виде, что исключает коррупцию.

Иностранцев в Казахстане делят на четыре основные категории. Первая – лица, имеющие трудовые разрешения. Вторая – те, кому не требуется получение рабочих разрешений. Таких сегодня становится все больше. Это в основном те, кто проживает в ЕврАзЭс и экспаты из других стран. В Таможенном Союзе, как сообщил Дмитрий Чумаков, в свое время была большая полемика – можно ли оставлять право работать без разрешения в стране пребывания директоров иностранных компаний? В итоге эту льготу отстояли.

Третья категория - трудовые иммигранты, жители ближнего зарубежья, когда рабочее разрешение можно не получать, так как есть возможность выполнять определенный объем работы для физических лиц по договоренности. Это, по мнению Дмитрия Чумакова, явный прогресс по сравнению с ситуацией, которая была еще 10 лет назад.

И четвертая категория - это лица, самостоятельно прибывающие в Казахстан для трудоустройства, так как существует перечень профессии, по которым иностранцы могут безусловно получать разрешения для работы. Работодатели делают на них заявки заранее. Но здесь есть проблема - вновь созданные работодатели не могут соблюсти указанный порядок, так как не все из них четко знают, сколько им понадобится иностранных работников в текущем году.

– На наш взгляд, в рамках администрирования квотирования было бы неплохо подумать над такими поправками, которые освобождали бы работодателей, созданных в текущем году, от контроля за тем, подавали ли они на текущий год, – говорит Дмитрий Чумаков. – Понятно, что они никак не могли подать их. Вторая проблема – не все работодатели четко знают, сколько им понадобится иностранной рабочей силы. Бизнес есть бизнес, но квота не утверждается в разрезе каждого работодателя. Законодательно регулирование аспектов квотирования требует дальнейшего усовершенствовании и попытки снятия хотя бы тех вопросов, о которых я сказал. Второй этап связан с получением рабочих разрешении – классических платных или же внутрикорпоративных переводов. Стоимость рабочего разрешения составляет от 130 до 250 МРП, в среднем - около 500 тысяч тенге. Это барьер для работодателей, они каждый раз будут думать, а стоит ли им связываться с мигрантами, если это добавляет нагрузки на их бизнес.

Еще одна проблема - рабочие разрешения в отличие от других видов лицензии отзываются вне судебного порядка. Орган, выдавший его, может отозвать его самостоятельно в любой момент.

Кроме того, пандемия внесла еще одну сложность: сейчас въезд в Казахстан регулируется погранслужбой, поэтому иностранец, имеющий визу на въезд и рабочее разрешение, должен проходить дополнительную процедуру для получения разрешения межведомственной комиссии при правительстве РК, хотя с точки зрения права этот вопрос не урегулирован. Система является достаточно сложной и требует глубоких знаний от работодателей для соблюдения всех принятых правил.

И, тем не менее, казахстанские работодатели продолжают привлекать иностранных рабочих, хотя в стране достаточно собственных безработных. Хотя общее число иностранной рабочей силы в Казахстане в последние три года снижается, доля сезонных рабочих неуклонно растет. В большинстве случаев это объясняется несоответствием казахстанских специалистов требованиям работодателей. Среди приглашенных специалистов преобладают инженеры, неквалифицированные рабочие, механики и техники. Очень востребованы специалисты по сварке. Здесь спрос явно превышает предложение: резюме на электронной бирже труда значительно меньше имеющихся вакансий – 17 и 126 соответственно.

Люди из прошлого

Юрист Правового центра женских инициатив «Сана Сезім» Элина Еникеева считает, что необходимо уделить особое внимание лицам без гражданства (ЛБГ), женщинам неопределенным статусом, которые, являясь уязвимой группой, оказались в сложной жизненной ситуации.

– Мы много раз сталкивались в своей работе с обращениями людей без документов, – говорит она. – Со дня распада СССР прошло 30 лет, но до сих пор встречаются люди, у которых есть паспорта советского образца. Это как казахстанцы, так и люди, приехавшие к нам из ближнего зарубежья в 90-е и в начале нулевых. Сегодня на территории РК у них неопределенный статус. Они оказались невидимы для государства, без доступа к основным правам и свободам, тем более, что сейчас государство приступило к электронной регистрации документов. У них закрыт доступ к бесплатному медицинскому обслуживанию, они не могут официально трудоустроиться, выехать за границу, оформить свидетельство о рождении ребенка, после окончания школы получить аттестат и т.д.

В "Сана Сезім" с 2016 по 2020 обратилось более двух тысяч человек по вопросам документирования. 826 получили удостоверения граждан РК или лиц без гражданства, или своей страны. С проблемами приходят люди почти всех возрастов - от 18 до 60 лет.

– Сегодня они могут рассчитывать лишь на гуманитарную помощь со стороны активистов НПО, – сообщила Элина Еникеева. – Если не документированы родители, то, соответственно, нет документов и у детей тоже. Следовательно, они могут выпасть из учебного процесса, так как нет возможности приобрести гаджеты для продолжения обучения дистанционно.

При объявлении пандемии COVID-19 профилактика и лечение имеют решающее значение для устранения рисков, с которыми сталкивается ЛБГ во время пандемии. Применение ограничительных мер карантина и введение режима ЧС приводят к ограничению основных прав. Таких, например, как право на свободу передвижения. ЛБГ самые уязвимые в таких случаях, так как не имеют доступа к критически важным медицинским услугам, не могут претендовать на пособия, официально трудоустроиться, мерам профилактики и лечения по причине их статуса в стране. Кроме того, ЛБГ также подвергаются риску задержания во время введения карантина, поскольку они не имеют документов, удостоверяющие их личность.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33