пятница, 19 апреля 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Предприниматели Казахстана требуют радикальных перемен в НПП «Атамекен»

Завтра, 18 февраля, должен состояться съезд НПП «Атамекен». За два дня до этого события бизнес-сообщество республики, собрав срочную онлайн-конференцию, заявило о своем несогласии с датой его проведения и сделало заявление о необходимости структурных перемен в Палате и оптимизации ее деятельности после проведения независимого аудита за четыре последних года.

Напомним: когда-то (в 2005 году) этот союз (тогда он назывался Общенациональный союз предпринимателей и работодателей Казахстана «Атамекен») консолидировал бизнес-сообщества Казахстана, чтобы представлять его интересы в разных ведомствах, а позже в Евразийской экономической комиссии.

И хотя формально сегодня в задачу Палаты входит защита интересов бизнеса, но по факту, считают предприниматели, это происходит либо для показухи, либо она занимается несвойственными ей функциями. Сейчас, например, замкнула на себе консалтинговые услуги. Конкурентам, частным консалтинговым компаниям, тяжело с ней тягаться, так как она делает это за счет членских взносов, то есть бесплатно.

– Получается, что за счет бизнеса она конкурирует с самим бизнесом. Отсюда – раздутый штат и все вытекающие отсюда последствия, – говорит председатель Союза промышленников и предпринимателей Казахстана Тимур Жаркенов. – В пятницу, 18 февраля, руководство Нацпалаты планирует провести съезд. Мы опасаемся, что под эгидой реформирования там будут приняты скоропалительные решения, которые, напротив, могут только ухудшить ситуацию. Основания для таких опасении у нас самые прямые: эти люди (аппарат Палаты) столько лет сидели в руководящих креслах и с чего это вдруг, да еще и второпях, они сделают что-то стоящее? Поэтому мы и собрали конференцию, чтобы заявить о том, что хотим перемен, но обдуманных, согласованных со всеми бизнес-сообществами. И это надо делать не завтра-послезавтра, а течение какого-то разумного времени.

Тимур Жаркенов напомнил, что бюджет Нацпалаты исчисляется миллиардами тенге за счет членских взносов и контрактов от государства. При этом многие ее действия непрозрачны. Кстати, на состоявшейся онлайн-конференции представитель одного из бизнес-сообщество Казахстана сообщил о таком вопиющем факте как попытка заключения Палатой заказа на сумму свыше миллиарда тенге с ассоциацией, которая была создана за месяц до этого. Он был аннулирован после того, как был задан вопрос, – чем продиктованы такие невиданные преференции этой никому еще неизвестной ассоциации?

– Палата начиналась в 2005 году как добровольное ассоциация, – рассказывает стоявший у ее истоков председатель Союза промышленников вторичной металлургии Казахстана Владимир Дворецкий. – Целью «Атамекена» было объединение на добровольной основе бизнес-сообществ Казахстана, чтобы вместе создавать условия для цивилизованного ведения бизнеса. Все понимали, что если объединимся, то, став юридически более защищенными, сможем влиять на законодательные процессы.

Предприниматели в те годы приходили к нам добровольно. Обязательных взносов не было, но, когда люди видели, что от деятельности Палаты есть польза, сами вносили их. Этих денег хватало, чтобы содержать небольшой аппарат. Кроме нас троих, председателя правления Серика Ахметова и двух его замов – меня и Жакипа Асанова, нынешнего председателя Верховного суда, и плюс технических работников, в тогдашнем «Атамекене» работали ещё несколько добровольцев-энтузиастов без зарплаты.

В общем, всё начиналось хорошо, а потом ассоциации стали плодиться как грибы после дождя. Когда Серик Ахметов осенью 2006 года уходил на госслужбу, то их было около 100. На его место пришел Азат Перуашев. При нем начались долгие споры, – нужно ли делать обязательное членство или нет. Он прекратился с приходом в 2010-м в руководство Палаты Тимура Кулибаева. В тот год решился вопрос о законодательной фиксации палаты – появилось юридическое лицо РПП «Атамекен» с обязательным членством и взносами. С тех пор аппарат Палаты гарантированно получает деньги, а насколько эффективно защищает интересы бизнеса – большой вопрос, так как его деятельность стала непрозрачной. Это стало началом расхождении между Палатой и отраслевыми союзами. Если раньше представители ассоциации, аккредитовавшись в любом государственном органе, напрямую шли представлять там интересы своей отрасли, то теперь появился посредник – НПП «Атамекен». Ей еще нужно было доказать, что должно быть вот так, а не иначе, и только после этого она бралась представлять интересы ассоциации в парламенте и правительстве. Все бы ничего, но Палата стала часто искажать позицию отраслевых ассоциации, что никак не способствовало эффективному решению возникающих проблем. Возьмем, к примеру, нашу отрасль, цветных и чёрных металлов. Такая смежная нам отрасль, как металлургия, желала потреблять нашу продукцию как можно дешевле, поэтому настаивала на ограничение экспорта, хотя это вредило развитию нашей отрасли.

Примерно такие же проблемы возникали и у других ассоциации. Недовольство накапливалось. А тут еще из-за того, что аппарат Палаты разрастался и у нее появилась куча разных комитетов и департаментов, процедурно всё стало усложняться и утяжеляться. От заявленной ассоциациями позиции до конкретного решения проходило слишком много времени. Когда порой надо было жестко требовать и от казахстанского правительства, и от Евразийской экономической комиссии оперативных решений, создавался какой-то негативный фон, Палата очень вяло отстаивала интересы отраслевых ассоциации.

Поэтому на состоявшейся вчера конференции и было заявлено, что в том формате, в котором Палата действует сегодня, реформы уже не помогут, ее структуру надо менять радикально. Но для изучения поступивших от ассоциации предложений нужно время. Основной их месседж заключается в том, что Палатой должен рулить не аппарат, он в конце концов просто исполнительный орган. Главное слово должно быть за отраслевыми ассоциациями. Их позиция не должна искажаться аппаратом Палаты, а в максимально первоначальном виде доводиться до правительства и парламента, когда есть необходимость в изменениях в законодательстве или еще в чем-то. Задача Палаты – помочь, если требуется, провести анализ высказанных ассоциациями предложений.

Что касается съезда, который должен пройти 18 февраля, он не может быть легитимным, так как в статье 20 закона об НПП четко сказано, что участники съезда должны быть извещены о предстоящем проведении съезда не позднее, чем за 45 дней. В нашем случае этот срок сократили до минимума. Поэтому отраслевые бизнес-сообщества Казахстана и задаются сейчас вопросом – к чему такая спешка? Проблемы в Палате накапливались годами, радикальные перемены невозможно провести за несколько дней. Поэтому у многих из нас ощущение, что идет попытка через колено продавить схему, удобную для руководства, пусть даже и нового. И мы, кажется, понимаем, для чего это делается. Сейчас в Палате сумасшедший штат. У председателя правления Аблая Мырзахметова около 10 замов, есть ещё президиум, председателем которого до недавних пор был Тимур Кулибаев, в его составе около 70 человек. Никто толком не знает, чем занимаются эти люди, так как многие вещи там непрозрачны, но ежегодные затраты на содержание аппарата Палаты составляют порядка 15 миллиардов. Поэтому сейчас мы настаиваем на тщательном аудите, чтобы выяснить, куда же всё-таки уходят наши деньги? Для сравнения: когда Палата создавалась, зарплата у аппарата, состоящего из трех человек, была меньше $1000.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33