понедельник, 27 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

Как сделать в стране революцию? Легко: пообещайте отменить кредиты

В Казахстане, по разным данным, закредитованность населения составляет от 60 до 80%. При этом 30% людей имеют от двух до пяти кредитов в разных финансовых организациях.

– За предыдущие годы у народа о микрокредитных организациях сложилось впечатление, как о финансовых бандитах, – говорит экономист Айдар Алибаев. – Для этого имелись все основания. До недавних пор МКО не подчинялись действующему законодательству. Это был какой-то дикий рынок с запредельными процентами – от 1 до 3 % в день и до трёх тысяч в год, но люди всё равно прибегали к их услугам. И, естественно, в таких условиях происходило очень много конфликтов и скандалов. Поэтому у людей при одном только упоминании МКО возникают исключительно негативные ассоциации. Хотя справедливости ради надо сказать, что коль в Казахстане их много, то это говорит о том, что их деятельность востребована.

Людей в их объятия толкают ухудшение качества жизни и безысходность, спровоцированные рецессиями, девальвациями, ростом цен, высоким уровнем инфляции. Если в Европе на продукты питания уходит от 8 до 10% доходов, то у нас – от 50 до 70%.

По своему нравственному содержанию МКО, также, как и ломбарды, которых тоже появилось великое множество, и где тоже имеют место быть разные виды мошенничества и обмана, – исключительно негативные организации, в буквальном смысле донага раздевающие людей. Но несколько лет назад государство всё-таки обратило внимание на эти МКО, обязав их лицензировать свою деятельность, а для этого нужно иметь уставный капитал в сумме не менее 100 млн тенге. Сейчас они находятся под контролем и Национального банка, и Агентства по регулированию финансовых рынков. Если раньше их проценты доходили от одной до трех тысяч в год, то сейчас максимальную годовую ставку ограничили до 56% от заёмной суммы. Если, допустим, человек взял 100 тысяч, то максимум, который он должен вернуть через год – 156 тысяч, дальше идут ограничения.

Но МКО в своих рекламных кампаниях стараются умалчивать про это, потому что 56% людей тоже пугают. Они говорят – 0,15% в день, но это одно и то же, если их помножить на 365 дней в году.

Есть ещё краткосрочные – до 45 дней – микрокредиты. Люди берут их, когда не хватает денег дотянуть до зарплаты. Так вот, это правило – потолок 56% годовых, не распространяется на сумму, которая меньше 50 расчётных показателей (145850 тенге). Если объяснять на пальцах, это означает, что если человек взял 100 тысяч сроком до 45 дней, то процентные ставки могут дойти до 100% и больше. То есть на маленькие суммы на короткие сроки ограничитель в 56% не распространяется. Но простой человек, не отягощённый излишними финансовыми познаниями, об этом и не подозревает.

И всё-таки, повторюсь, более или менее деятельность МКО, несмотря на их активное сопротивление, заходит в некое цивилизованное русло, они вынуждены подчиняться ограничениям, поставленным государством.

Если раньше независимо от того, поставил человек залог под кредит или нет, проценты были фактически неограниченными, то сейчас по беззалоговому кредиту общая переплата не может составлять больше 30%, а по залоговому – даже 20%.

– Тогда почему жалоб от граждан, с которыми они в том числе обращаются и в СМИ, не становится меньше? Вот выдержка из письма 61-летнего Бахтыбай С.: «…с трудом расплатился в апреле 2021 года с предыдущими кредитами в МКО «Займер» (за кредит примерно в 25 тысяч отдал около 200 тысяч), разблокировал счета в банках и стал, наконец, выездным к родственникам в Узбекистан. В июне того же года вновь взял в МКО «Робокэш», «дочке» этого «Займера», 70 тысяч тенге. У меня заболел близкий человек, а в этом МКО, чтобы получить кредит, не нужно ни пенсионных отчислении, ни постоянных источников дохода. Думал, устроившись на сезонную работу, расплачусь с кредитом. Однако заболел коронавирусом. За полгода заем вместе с процентами вырос до 177 тысяч...»

– Потому что очень многие МКО вышеназванные параметры, пользуясь опять же финансовой безграмотностью населения (люди не могут быть грамотными по всем вопросам), очень часто нарушают. Разобравшись позже, что их просто-напросто надули, прозревшие заёмщики идут с жалобами в Нацбанк, в агентство финансового надзора, депутатам и т.д. В Парламенте сейчас, насколько я знаю, находится на рассмотрении очередной пакет документов, предусматривающий изменения в законодательстве, которые ещё сильнее будут ограничивать деятельность МКО. Но когда их вынесут на открытое обсуждение, я не знаю. Самое главное, этот процесс – надзор государства над МКО – всё-таки подвергается какой-то регуляции, и у людей, наконец, появилась возможность быть услышанными.

– А кто сейчас больше выдает кредитов населению – банки или МКО?

– На фоне того, сколько кредитов получило наше население от всех видов финансовых институтов – банков, МКО, от каких-то других организаций – в сумме микрокредитные организации составляют всего 6-7%, основную часть кредитов всё-таки выдают банки. Точную сумму не назову, но если посмотреть в денежном выражении, то на эти 6-7% приходится примерно 700-800 млрд тенге, а всего кредитов в стране взято на сумму 8-9 трлн тенге. То есть относительно банковских кредитов кредиты от МКО составляют менее десятой части.

– Каков уровень закредитованности казахстанского населения на сегодня?

– Один из самых высоких в мире. По разным оценкам – от 60 до 80%. При этом, примерно 30% заёмщиков имеют больше, чем один кредит. Я лично знаю людей, имеющих до 4-5 кредитов. Они годами засыпают и просыпаются с одной мыслью – как погасить кредит, где перезанять денег? Процент задолженности по разным финансовым институтам разный, но по МКО он невысокий – на уровне 5-6%, то есть основная масса, как бы трудно ни было, старается выплачивать кредиты. Этому есть две основные причины. Во-первых, существуют специальные организации, отслеживающие это. В случае задолженности заёмщику, что называются, перекрывают все каналы: блокируют счета, он становится невыездным и т.д. Во-вторых, отслеживается кредитная история. Если она плохая, заёмщик постоянно просит отсрочки и т.д., то вероятность получения следующего кредита уменьшается. В целом, та обстановка, которая сегодня у нас вырисовывается, исключительно негативная не столько для экономики, а сколько для самих граждан. Она не даёт людям возможности дышать полной грудью, тратить деньги на образование, следить за своим здоровьем, отдыхать. Основная масса населения Казахстана просто выживает.

– Разве это нормально, когда кредит человеку выдают по предъявлению удостоверения, но при отсутствии постоянных источников дохода, прописки и наличия хорошей кредитной истории?

– Конечно же, нет. Но владельцы МКО берут на себя эти риски, выдача кредитов – это их источник дохода, поэтому они и идут на нарушение ограничений, предусмотренных законом. Банки занимаются тем же самым: увлечённые жаждой наживы, они выкручивают руки заёмщикам, снижая стоимость залога. Когда предел терпения у последних исчерпывается, они, как это имело место быть в сентябре прошлого года, убивают судебных исполнителей. Но это уже издержки так называемой рыночной, а на самом деле – дикой, хаотической экономики. Кто-то в ней соблюдает все правила, а кто-то мчится со скоростью 150 км в час и давит людей.

– Это способствует росту протестных настроений в обществе?

– Однозначно. Это как сообщающиеся сосуды: массу людей, которая постоянно находится в подавленном состоянии из-за кредитов и долгов, очень легко зажечь идеями разрушительных протестов. В России и у нас в ходу такая фраза – пообещайте людям, что отмените кредиты, и вы легко сделаете революцию в своей стране. Когда на улице Сатпаева, на площади Независимости 5-6 января собралось огромное количество казахской молодёжи, мне довелось поговорить с одним молодым человеком, который на моих глазах участвовал в грабеже одного из магазинов. «Разве нельзя обойтись без погромов? – спросил я его. – Зачем обязательно ломать и грабить?» Он мне ответил с отчаянием: «Агай, как мне жить, если работы в ауле нет, а в городе я никому я нужен, на учебу денег нет?»

– А как в мире обстоят дела с уровнем закредитованности населения?

– В нормальных странах нет нужды в МКО. Зачем они, если там можно взять кредит в банке под 1-3%? Из постсоветских стран только в Прибалтике более или менее европейский подход к займам. В России, к примеру, ещё хуже, чем у нас. Так как законодательство относительно лояльно к МКО, то там царит ещё больший беспредел, чем у нас. Поэтому наши МКО, оглядываясь на соседей, очень недовольны тем, что государство их деятельность более или менее ограничило.

Добровольное рабство

Расскажу такую историю. Лет 8-10 назад ко мне (я в то время работал юристом филиала ОСДП в Астане) обратилась группа лиц, пострадавших от мошеннических действий директора одного из столичных МКО.

Люди, беря у него деньги в долг, думали, что закладывают свою недвижимость, а на самом деле подписывали договоры купли-продажи. Он, усыпляя их бдительность, говорил, что оформлять залоговые документы куда сложнее, а он человек солидный, в возрасте, бывший руководитель одного из областных департаментов по приватизации, на подрыв своей репутации не пойдёт. И люди верили ему. Вернуть им квартиры удалось только после создания общественного резонанса.

Обвинять тех, кто сейчас при своей юридической безграмотности обращается в МКО и другие финансовые институты, язык не поворачивается. Народ добровольно залезает к ним в кабалу, потому что он у нас, в основном своём большинстве, нищий. У большинства сейчас вся жизнь в кредитах – учёба, машины, дома, квартиры, телефоны, а теперь даже лекарства и продукты.

Банки хотя бы придерживаются каких-то регламентов при выдаче кредитов, а МКО выдаёт их всем подряд (лишь бы было удостоверение личности), потому что они уверены в том, что деньги им вернут. Государство хорошо о них (и МКО, и банках) позаботилось: делает человека невыездным, блокирует все карточные счета, а без карточки сейчас не купишь даже булку хлеба и не оплатишь проезд в автобусе. На крайний случай, посадят за неисполнение судебного решения о невыплате долга. Поэтому риски у наших финансовых институтов минимальные. Они всегда могут обратиться за помощью к государству. Случаи, когда государство выдавало займы нашим частным банкам, попавшим якобы в трудное положение, у нас не редкость.

Талгат Омаров, руководитель Центрального аппарата ОСДП

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33