понедельник, 27 мая 2024
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Подведены итоги рекламно-медийной конференции AdTribune-2022 Қаңтар оқиғасында қаза тапқан 4 жасар қызға арналған мурал пайда болды В Казахстане планируется ввести принудительный труд в качестве наказания за административные правонарушения Референдум - проверка общества на гражданскую зрелость - Токаев Екінші Республиканың негізін қалаймыз – Тоқаев Генпрокуратура обратилась к казахстанцам в преддверие референдума Бәрпібаевтың жеке ұшағына қатысты тексеріс басталды Маңғыстауда әкім орынбасары екінші рет қызметінен шеттетілді Тенге остается во власти эмоций Ресей өкілі Ердоғанның әскери операциясына қарсы екенін айтты Обновление парка сельхозтехники обсудили фермеры и машиностроители Казахстана Цены на сахар за год выросли на 61% Научно-производственный комплекс «Фитохимия» вернут в госсобственность Сколько налогов уплачено в бюджет с начала года? Новым гендиректором «Казахавтодора» стал экс-председатель комитета транспорта МИИР РК Американский генерал заявил об угрозе для США со стороны России Меркель впервые публично осудила Россию и поддержала Украину Байден призвал ужесточить контроль за оборотом оружия в США Супругу Мамая задержали после вывешивания баннера в поддержку политика в Алматы Казахстан и Южная Корея обсудили стратегическое партнерство Персональный охранник за 850 тыс тенге: Депутат прокомментировал скандальное объявление Россия и ОПЕК решили увеличить план добычи нефти Рау: Алдағы референдум – саяси ерік-жігердің айрықша белгісі Нью-Делиде Абай мүсіні орнатылды «Свобода 55»: иммерсивный аудиоспектакль про выбор, свободу и январские события

S&P: Недавние беспорядки в Казахстане не приведут к фундаментальным реформам

Международное рейтинговое агентство S&P опубликовало весьма нетипичный для себя документ, отражающий скепсис по отношению к ожидаемым изменениям в нашей стране. Весь вопрос в том, почему?

Во-первых, важно, что «недавние массовые протесты и социальные волнения в Казахстане отражают структурные недостатки и уязвимость институциональной системы, что уже учтено в наших суверенных рейтингах этой страны». Агентство считает, что «неожиданный и резкий всплеск массовых беспорядков свидетельствует о риске сохранения недовольства среди населения в том случае, если в государственной политике не будут учитываться социальные приоритеты... Кредитное качество казахстанских государственных компаний будет зависеть от фактических мер, таких как изменения системы налогообложения, механизмов государственной поддержки и тарифной системы. В настоящее время мы ожидаем, что эти меры будут значимыми, но сбалансированными».

И хотя нормальное функционирование банковского сектора было быстро восстановлено, эксперты отмечают «ограниченное влияние сложившейся ситуации на казахстанские страховые компании (как в секторе общего страхования, так и в секторе страхования жизни). В большинстве случаев действующие страховые полисы не покрывали риски, связанные с порчей имущества, приостановкой бизнес-процессов, а также с угрозой для жизни и здоровья граждан».

Президент Токаев укрепил свое положение и, согласно нашему базовому сценарию, останется в должности до конца срока полномочий, который заканчивается в 2024 г.

Тем не менее, несмотря на все изменения, «сохраняются риски, связанные с преемственностью, в процессе перехода политической и экономической власти от старой системы к новой. К тому же, по мнению многих независимых наблюдателей, выборы в стране не вызывают доверия населения, что снижает уверенность в плавном переходе власти и ограничивает способность избирателей доносить свои мнения до руководства страны.

Мы полагаем, что, помимо риска, связанного с преемственностью власти, негативное влияние на предсказуемость дальнейших государственных решений будет оказывать высокая централизация процесса принятия решений в институциональной системе Казахстана».

Эксперты скептически оценивают масштабы заявленных политических реформ, поскольку до сих пор они остаются довольно ограниченными в силу отсутствия системы сдержек и противовесов, в стране нет заслуживающей доверия оппозиционной политической партии, свобода СМИ очень условна, а уровень коррупции – высоким.

Политическая неопределенность по-прежнему будет оказывать негативное влияние на оценку институциональной системы страны и, как следствие, на суверенный кредитный рейтинг Казахстана.

Поскольку правительство пока не готово к политическим реформам, оно попытается снизить недовольство населения за счет роста занятости и доходов, развитие инфраструктуры, снижение участия государства в экономике и диверсификацию. «По нашему мнению, реформы помогут предотвратить возобновление социальных потрясений, однако вряд ли решат все проблемы протестующих».

При этом, аналитики считают, что социальные волнения не окажут негативное влияние на экономический рост в Казахстане в 2022 г.

А вот обеспокоенность иностранных инвесторов относительно делового климата и неопределенности политической системы может повыситься. Ситуацию спасает только то, что прямые иностранные инвестиции сосредоточены главным образом в добывающих отраслях, где инвесторы ведут деятельность на протяжении многих лет и где уровень устойчивости к высокому страновому риску оценивается как высокий.

S&P ожидает, что экономический рост в реальном выражении составит 3,6% в 2022 г. (предварительная оценка правительства — 4% в 2021 г.), но рост цен на нефть и перспективы увеличения объема государственных расходов в 2022 г. могут улучшить этот прогноз.

По первоначальным оценкам правительства, прямые расходы, связанные с социальными волнениями, составляют 2–3 млрд долл. (около 1% ВВП). Однако это повлечет рост госрасходов при том, что теперь правительству будет сложнее реализовывать такие структурные изменения, как повышение тарифов, приведение цен на товары и услуги в соответствие с рыночным уровнем, дальнейшее проведение налоговой реформы и т. п. Правительство, всегда выручит нефть, цены на которую значительно выросли, а более трети государственных доходов обеспечивает нефтяной сектор. При этом объем нефтедобычи увеличивается на фоне ослабления ограничений, связанных с соглашением ОПЕК+ и начала в 2023 году роста добычи на Тенгизском месторождении. Кроме того, правительство остается нетто-кредитором, а значительные средства, аккумулированные в Национальном фонде Республики Казахстан (НФРК), инвестированы главным образом за рубежом.

Агентство не прогнозирует мер, которые оказали бы значительное влияние на корпоративный сектор, обусловив слияния и ликвидацию компаний или смену контроля.

«В контексте недостаточно высокой эффективности было особо отмечено АО «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”», которое отреагировало на это, представив подробные предложения по оптимизации затрат и численности персонала, меры по повышению прозрачности процедур закупок и обновленную стратегию повышения эффективности финансовой деятельности. Эти предложения могут означать в том числе увеличение дивидендных выплат компаниями, входящими в состав фонда, — АО НК «КазМунайГаз» (КМГ), АО «КазТрансОйл», АО «QazaqGas», АО «Казахстанская компания по управлению электрическими сетями» (KEGOC), АО «Казатомпром» и другими. Насколько мы понимаем, предложения являются отправной точкой для обсуждения с правительством, и пока неясно, в каком виде они в итоге будут приняты. Мы отмечаем, что предлагаемые реформы нацелены на финансовую деятельность».

Возможен рост прозрачности механизмов принятия решений, а также инструментов и своевременности государственной поддержки, но государство останется основным акционером.

«Вероятнее всего, существенно повысится как минимум прозрачность отбора, мониторинга, выполнения и поддержки этих проектов. Правительство, скорее всего, установит более четкие стратегические приоритеты для ОСГ, чтобы улучшить координацию и добиться взаимовыгодных результатов. Запланированные IPO и SPO основных государственных компаний (КМГ и АО «Эйр Астана» в 2022 г., KEGOC и АО «QazaqGas» в 2023 г. и АО «Самрук Энерджи» впоследствии) могут создать возможность для повышения качества корпоративного управления, однако мы ожидаем, что государство останется основным акционером этих компаний и основным лицом, принимающим решения».

Качество инфраструктуры энергетического сектора может улучшиться.

«Недавний сбой в работе высоковольтных сетей KEGOC повлек за собой отключение электроэнергии в двух соседних странах — Узбекистане и Кыргызстане. Эта авария сделала очевидными существующие недостатки энергосистемы Казахстана, которая потребует не только капиталовложений, но и согласованного планирования со стороны энергогенерирующих компаний, поставщиков топлива, сетей и пользователей электроэнергии при значительном участии регулирующих органов. На наш взгляд, Казахстану крайне необходимо расширить масштаб стратегического планирования и координации между многими секторами, такими как сырьевой сектор, энергетика, инфраструктура, сектор возобновляемых ресурсов, поставщики оборудования»

Финансовый сектор: влияние контролируемо, но долгосрочные перспективы – неопределенные

Эксперты прогнозируют негативное влияние на способность многих предприятий МСБ и розничных заемщиков обслуживать и погашать долг, особенно в Алматы, где произошли самые массовые волнения. А вот что касается корпоративных заемщиков, то на их способность и готовности погашать долг может оказать влияние высокая политическая неопределенность и событийные риски. Тем не менее, базовый сценарий предполагает, что нарушения графиков платежей (если они произойдут) будут носить лишь временный характер. Существенного длительного увеличения объема проблемных кредитов в банковском секторе не прогнозируется.

Изменения конкурентной среды в банковском секторе.

Зависимость от деловых и политических связей собственников многих банков сохранится, а значит отзыв лицензий в будущем маловероятен. Тем не менее, риски негативного развития событий повышаются, поскольку многие частные банки зависимы от политических связей своих собственников, которые в настоящее время могут быть неустойчивыми.

Потенциальная нестабильность депозитов

«Мы не отмечали существенной нестабильности депозитов ни в корпоративном, ни в розничном сегменте в январе 2022 г., но все же полагаем, что средства клиентов могут быть чувствительными к фактору доверия. Эти риски частично компенсируются тем фактом, что банки традиционно имеют крупные запасы ликвидности на балансе (приблизительно 30%). Однако изменения объемов корпоративных депозитов или депозитов ОСГ могут обусловить сокращение ликвидности отдельных банков».

Воздействие на страховой сектор будет ограниченным

«В большинстве случаев в действующих страховых полисах, покрывавших риски, связанные с порчей имущества, приостановкой бизнес-процессов, а также риски для жизни и здоровья граждан, исключались риски массовых протестов и социальных волнений. В добровольном порядке казахстанские страховые компании урегулировали связанные с беспорядками страховые требования, анализируя каждый конкретный случай, однако мы не ожидаем, что соответствующие убытки окажут существенное влияние на итоговые результаты этих компаний. Аналогичным образом мы не ожидаем какого-либо давления на результаты инвестиционной деятельности страховых компаний. Значительная доля инвестиций представлена локальными государственными облигациями, стоимость которых восстановилась к началу февраля 2022 г. Инвестиции в казахстанские банки в основном представлены депозитами. Поскольку функционирование банковского сектора было восстановлено, мы не ожидаем каких-либо убытков, связанных с этими инвестициями. И наконец, потенциальные колебания обменного курса могут обусловить некоторое повышение волатильности результатов инвестиционной деятельности страховых компаний, но значительного негативного влияния не окажут».

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33